Научтруд
Войти

Символизм и власть во время правления султана Абдул-Хамида II (1876-1909 гг.)

Научный труд разместил:
Drelann
30 мая 2020
Автор: указан в статье

Алим АБИДУЛИН

СИМВОЛИЗМ И ВЛАСТЬ ВО ВРЕМЯ ПРАВЛЕНИЯ СУЛТАНА АБДУЛ-ХАМИДА II (1876-1909 гг.).

Влияние традиционной монархической власти на общество сильно отличалось от влияния современных властей. В наши дни с помощью средств массовой информации мы можем наблюдать за политической деятельностью и даже за личной жизнью государственных деятелей. В прошлом же монархическая власть не была связана постоянными взаимоотношениями с подданными, часто бывая просто скрытой от них.

И сам властитель на всем протяжении своего правления зачастую очень мало знал о своих подданных, лишь понаслышке от своих приближенных. Властители и подданные могли встретиться друг с другом лишь во время официальных церемоний.

Шестое столетие существования османского государства сильно отличалось от предшествующих, как и XIX в. вообще, для всех монархий, был не похожим на прежние времена. Государи, наделенные «божественной властью», начали терять свое влияние на подданных, а монархии - разрушаться одна за другой под напором революций.

Т7~ началу XIX столетия Османская империя стояла перед угро-1^ зами, исходящими как изнутри, так и из-за пределов импе-АЖ-рии. Поскольку реальная сила государства снижалась, символика и ритуал приобретали новые значения. И если европейские империи делали акцент на великолепии, то Османская империя, чьи материальные ресурсы значительно отстали от других европейских держав, делала упор на сохранение прежних традиций власти, которые, в свою очередь, опирались на древние традиции и исламские ценности1.

Основными церемониями османских султанов были: вступление на престол и присяга на верность, подпоясывание саблей, церемония следования султана в мечеть по пятницам, поздравление с праздниками и официальные приемы. Остановимся на первых двух поподробнее.

Церемония вступления на престол и присяги на верность (Cülus ve Beyat). Она проходила во время восшествия султана на престол для знакомства с придворными и представления нового правителя государства, а иногда и новой государственной доктрины. Эта церемония носила исключительно политический характер. По своей сути она похожа на церемонии феодальной Европы, также изначально не имевшие религиозного характера. Истоки церемонии присяги на верность султану мы можем найти в исламской истории. Пророк Мухаммед, произнося перед принявшими ислам молитву, создавал новое по своей сути мусульманское общество. Эти церемонии были признанием лидерства и превосходства Пророка над мусульманским обществом. Именно они позднее трансформировались в церемонию знакомства с новым правителем, формой легитимизации власти и неким соглашением между государем и подданными.

Церемония присяги на верность имела несколько этапов, вероятно для предупреждения нежелательной встречи разных слоев общества. В начале проходила церемония присяги для высших слоев общества и государственных чиновников высокого ранга,

1 Deringil S. Legitimacy Structures in the Ottoman State: The Reign of Abdulhamid II (1876-1909) // International Journal of Middle East Studies, Vol. 23, No. 3, 1991, p. 345.

АБИДУЛИН Алим Маратович, аспирант кафедры истории нового и новейшего времени и международных отношений Саратовского государственного университета им. Н.Г.Чернъшевского.

а затем для вождей племен, городской знати и народа. Участники церемонии для аристократии лишь оглашали имя нового повелителя и присягали ему на верность, после чего он представлялся более широкому кругу подданных1. Во время церемонии все присягающие пожимали руки новому повелителю: этот ритуал был одним из обязательных условий. Во времена Аббасидов эта церемония стала носить форму письменного договора правителя с подданными.

По исламским законам церемония присяги была обязательной для султана, без нее он не имел законной власти на престол. Обычно султану в зале священных реликвий Пророка Мухаммеда «Нігка-і Бааёе1» дворца Топкапы в первую очередь прис ягали высшие лица государства: Шейх-уль-ислам, представлявший высшую духовную власть (шариат) и главный визирь, представлявший высшую политическую власть (везират). Первоначально в этой церемонии участвовали и служители гарема, но со временем их количество стало уменьшаться, и они были исключены из числа участников церемонии. Могли также присутствовать и участники заговора, сместившие прежнего султана, а также фавориты нового султана, либо представители групп, чьи интересы и чье влияние представлял султан, например лидеры исламских религиозных орденов.

Если султан умирал своей смертью, то его наследнику сначала показывали тело его предшественника. В это время церемониймейстер отправлял приглашения предполагаемым участникам церемонии присяги на верность, одно приглашение отправлялось и новому султану. После окончания церемонии в зале священных реликвий Пророка Мухаммеда «Нігка-і БааёеЪ» орудийный салют возвещал подданным восшествие на престол нового султана, являясь первым официальным заявлением нового правителя. Продолжение церемонии проходило перед Вратами счастья «БаЪйвваёе» дворца, где султан, сидя на троне, принимал присягу придворных. В последнее время для этой церемонии обычно использовался так называемый трон Шаха Исмаила, привезенный во дворец во время прав-

1 Калеке Н. РаШ^аЬіт £ок Уа?а! ОэтапЪ Беу1е1:тт 8оп Yйz УіІіМа Merasim1er. МапЪи1, 2004. 8. 29.

ления султана Явуза. Золотой трон был украшен изумрудами и рубинами.

Во время церемонии султан садился на трон под аплодисменты подданных и первым ему присягал представитель рода Пророка Мухаммеда (пак1Ъи1е$га1:) или Шейх-уль-ислам. Между аплодисментами подданные произносили султану хвалебные речи, к примеру, «с божьей помощью живи тысячу лет для государства». В начале и в конце церемонии оркестр трижды играл праздничный марш. Все участники во время церемонии выкрикивали «Долгие лета падишаху!». Шейх-уль-ислам или представитель рода Пророка Мухаммеда стоял напротив султанского трона и громким голосом читал молитвы. Султан слушал молитву стоя, раскрыв ладони. Во время церемонии сидеть мог только султан, все остальные подданные стояли. Во время церемонии присяги Абдул-Хамиду II количество участников церемонии сильно увеличилось по сравнению с количеством участников прежних церемоний. Поэтому продолжение церемонии проходило во дворце Долмабахче. Султан Абдул-Хамид II, по свидетельствам современников, во время церемонии во дворце Топкапы, а затем в Долмабахче, «не вставая с трона», принимал присягу шейхов религиозных орденов, военных и гражданских чиновников. И если на прежних церемониях лидеры немусульманских обществ отправляли лишь письменные поздравления султану, то на церемонии присяги Абдул-Хамиду II они уже присутствовали как непосредственные участники церемонии. Таким образом, церемония присяги султану Абдул-Хамиду II, была первой, где присутствовало столько подданных, представителей разных групп османского общества. Не присутствовали на этой церемонии послы иностранных государств, поскольку они не являлись подданными султана, и поэтому они направляли поздравительные письма в министерство иностранных дел Османской империи.

В вилайеты и уезды отправлялись известия о вступлении на престол нового султана, и впредь этот день праздновался ежегодно. На протяжении трех дней, пять раз в день давался праздничный салют, учреждения закрывались на выходные, а город украшался. Вечером в мечетях, магазинах и ялах на Босфоре зажигались

светильники, для этого бралось специальное разрешение у стамбульского судьи, устраивались фейерверки и иллюминация, а также играли оркестры. В вилайетах и уездах в общественных местах зачитывался фирман о восшествии на престол нового султана, в мечетях после намаза произносились молитвы во здравие нового султана. Приходили поздравления и из-за границы, которые направлялись во дворец.

Во время правления султана Абдул-Хамида II день восшествия на престол праздновался особенно пышно, в городах проходили торжества. В церемонии празднования принимали участие наследные принцы, губернаторы, религиозные лидеры (как исламские, так и других религий империи), руководители коммерческих сообществ, владельцы газет, выражавшие свои поздравления султану, а иногда даже поздравления от имени своих жен. Переводчики зачитывали поздравления иностранных послов. Газеты печатали поздравления эмира Мекки и египетского Хедива.

Другой церемонией османских султанов было «подпоясывание саблей» или «получение права на ношение сабли» (Kiliç kuçanma). После церемонии присяги на верность, на которой присутствовало лишь ограниченное количество подданных, была необходима еще одна церемония, на которой подданные должны были увидеть своего нового повелителя. Именно поэтому появилась такая церемония — «подпоясывание саблей». В источниках она имеет разные названия — «taklid-i seyf» (подпоясывание саблей) и «talik-i seyf» (подвешивание сабли). Истоки появления этой церемонии идут из существующего издавна понимания меча как символа власти, и поэтому во время церемонии «подпоясывания саблей» правитель получал символическую власть над подданными. Кроме того, меч всегда являлся символом правосудия и законности. Эту церемонию можно рассматривать как аналог коронования европейских монархов, только в данном случае корону заменял меч. Впервые эта церемония появляется во время становления и распространения ислама. Ее использовали и некоторые халифы мамелюкского султаната1. В Османской

1 Karateke H. Op. cit. S. 46. D’Ohsson. Tableau general de l’Empire othoman. Paris, 1787-1824, т. 2. р. 519.

империи эта церемония получила окончательное оформление и впитала в себя традиции разных культур. Возможно, эта церемония была одним из ритуалов традиционных военных сообществ, и султан как главнокомандующий получал таким образом власть над янычарским войском.

Церемония «подпоясывания саблей» не является сугубо восточной исламской церемонией, так же как и церемония коронации не является сугубо европейской. Церемония коронации впервые появилась на Востоке, в Персии, позднее она была перенята византийцами, а из Византии уже попала в Европу. Но в исламском мире нигде, кроме Персии, коронование правителей больше не существовало. В Османской империи использовалось лишь само понятие коронованной особы, или владельца короны. Исключение составляет лишь султан Сулейман I Великолепный (Кануни), для которого в Венеции был изготовлен шлем с четырьмя коронами и сургучные печати на письмах султанов, которые, начиная с XIX века, в подражание европейским традициям стали иметь изображение короны. В молитвах, произносимых во здравие султана, говорилось не о «владельце меча», а о «владельце короны» (1ае-ёаг), а именовался султан как «правитель владелец короны» (1ае-ёаг-1 тиГаЬЪат). Хотя как один из возможных вариантов замены «подпоясывания саблей» мог утвердиться ритуал «надевания чалмы».

В Османской империи одна из первых церемоний «подпоясывания саблей» прошла во время вступления на престол султана Мурада II в 1421 г. неподалеку от Бурсы. Покоритель Константинополя, султан Мехмед II Фатих в 1453 г. в обращении к жителям Галаты именует себя «подпоясавшимся саблей по праву». С конца XVI столетия церемония стала проходить в Стамбуле в районе Эйюп, где находилась могила сподвижника пророка Мухаммеда Эйюпа эль Ансари. В 1574 г. там прошла церемония «подпоясыва-ния саблей» султана Мурада III. После того, как султаны перестали участвовать в военных походах, этот ритуал превратился в церемонию. Какими саблями подпоясывались султаны в первое время, неизвестно, возможно это мог быть меч «Осман Гази», поскольку использовавшиеся позднее в церемониях сабли Пророка Мухаммеда и другие мечи были при-

везены в Стамбул султаном Селимом I Явузом лишь в 1517 году вместе с другими мусульманскими реликвиями. Очевидно лишь то, что на всем протяжении существования этого ритуала какого-то определенного меча для церемонии не существовало и султаны использовали для этой церемонии различные мечи. Несмотря на то, что меч Пророка Мухаммеда должен был стать наиболее подходящим для этой церемонии, он не использовался постоянно. Сейчас во дворце Топкапы хранятся два меча, принадлежавших Пророку Мухаммеду. Очевидно, меч Пророка был очень ценной исламской реликвией и поэтому использовался нечасто, либо причиной редкого использования столь ценного меча был его большой размер и вес.

Некоторые султаны подпоясывались двумя мечами, это происходило, в частности, на церемониях Мурада IV (1623), Махмуда II (1808) и Абдул-Хамида II (1876). Махмуд II использовал в этой церемонии меч Пророка Мухаммеда и меч «Осман Гази», поскольку один из мечей был символом духовной власти, а другой был символом династии. Так же и султан Абдул-Хамид II сначала подпоясался мечом Омара, а затем подпоясался «мечом султаната», которым являлся меч «Осман Гази».

Во время церемонии султана обычно «подпоясывал саблей» либо представитель рода Пророка, либо Шейх-уль-ислам, а в некоторых церемониях эту функцию исполняли известные религиозные деятели.

Обычно непосредственными участниками церемонии были представители различных властных группировок и религиозные деятели. До 1826 года, вплоть до упразднения янычарского войска, в церемонии участвовали и янычары. Обязательными участниками церемонии были первые лица государства: главный визирь, представлявший верховную политическую власть, Шейх-уль-ислам, представлявший верховную религиозную власть, а также военный министр, государственные чиновники.

Место проведения церемонии Эйюп (мечеть и гробница) было и остается одним из самых почитаемых святых мест в Стамбуле. Здесь находится гробница сподвижника Пророка Мухаммеда Эйюпа

эль Aнсари, обнаруженная до или сразу после взятия турками Константинополя шейхом Aкшемседдином.

Как пишет очевидец событий, османский интеллектуал Aхмет Митхат Эфенди, днем проведения церемонии «подпоясывания саблей» Aбдyл-Хамида II был объявлен четверг 7 сентября 1876 г., шестой день после вступления султана на престол. Поскольку день проведения церемонии был объявлен заранее, в Стамбул смогли приехать тысячи жителей ближайших городов: Эдирне (Aдрианополь), Филипполя, Измита, Кале Султание (Чанаккале), Варны и Синопа, а также с окраин: Босфора, Сан-Стефано и Принцевых островов. За церемонией наблюдали 600—700 тыс. человек.

Церемония «подпоясывания саблей» султана Aбдyл-Хамида II началась с отплытия султанской процессии из дворца Долмабахче, о чем возвестил залп из семи пушек. По мере приближения султана к Эйюпу начали салютовать османские и иностранные корабли в заливе Золотой Рог. После этого броненосец «Махмудие» дал 120 залпов из своих орудий. Матросы императорского флота, произнося «Долгие лета падишаху!», отдавали честь новому султану.

В Эйюпе султан был встречен на пристани Чемлекчилар, по двум сторонам дороги стояли османские солдаты, одетые в форму времен султана Aбдyл-Меджида. Тысячи подданных, находясь на берегу, восторженно выкрикивали «Долгие лета падишаху!». К мечети султан направился на белом арабском скакуне.

Церемонии, основанные на традиционном исламе, на протяжении долгого времени активно использовались властью Османской империи. Османское государство на то время было единственным исламским государством Европы, которое встало в XIX в. на путь модернизации при сохранении традиционных ценностей османского общества. Традиционные ритуалы удачно вписались в современную действительность, поскольку при дворах европейских монархов существовали похожие церемонии. Османский султан, таким образом, становился членом большой семьи европейских коронованных особ, сохраняя при этом древние традиции ислама и Османской империи.

Научтруд |