Научтруд
Войти

Роль Донского археологического института в развитии науки и культуры Донского края (1918-1922 гг.)

Научный труд разместил:
Agamarn
30 мая 2020
Автор: указан в статье

© 2008 г. В.В. Карайчева

РОЛЬ ДОНСКОГО АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА В РАЗВИТИИ НАУКИ И КУЛЬТУРЫ ДОНСКОГО КРАЯ (1918-1922 гг.)

Развитие науки и культуры на Дону в начале XX в. является предметом многих исследований, однако место и роль в этом процессе отдельных научных и культурных учреждений еще недостаточно изучены, в частности Донского археологического института. Поэтому цель данной статьи - рассмотрение процессов становления и развития Донского археологического института, а также определение его места и роли в научной и культурной жизни г. Ростова-на-Дону.

Предыстория вуза начинается с 1909 г., когда представителями местной интеллигенции было создано Ростовское общество истории, древностей и природы. Оно занималось устройством общедоступного музея, организацией лекций и издательской работой. Под руководством А.М. Ильина проводились археологические раскопки, хотя работа значительно затруднялась из-за нехватки средств и квалифицированных специалистов.

Ростовское общество истории, древностей и природы активно действовало вплоть до 1915 г., когда в Ростов-на-Дону был переведен Варшавский университет. Высококвалифицированные ученые-профессионалы, приехавшие из Варшавы, рассматривали пребывание университета на Дону как временное явление. Отношения между ними и местными краеведами складывались сложно. Ростовчане считали, что «обстоятельства военного времени и равнодушие университета к Обществу были причиной его гибели» [1, с. 4].

За первые годы его работы (1909-1914 гг.) состоялось в общей сложности 70 заседаний, а за последние годы (1915-1917 гг.) - всего два. Это привело к ликвидации в январе - начале февраля 1917 г. общества как самостоятельной организации. Ситуация резко изменилась 5 мая 1917 г., когда временное правительство приняло решение об упразднении Варшавского и создании Донского университета. В этих условиях многим представителям университетской науки пришлось перестраивать свое отношение к изучению региональной истории и археологии. Новой формой работы в годы гражданской войны стала организация научно-исследовательских институтов, в том числе с обучением на коммерческой основе. Это давало возможность профессорско-преподавательскому составу физически выжить, а студентам - избежать призыва в армию. На Северном Кавказе таким научно-исследовательским институтом с отделением истории искусств стал Ростовский археологический институт. Кроме него в России существовал такой же институт Зубова в Петрограде, но к 1917 г. он закрылся. Ни в каком другом институте, кроме Ростовского, не было археологического отделения, которое бы занималось археологией юга России, в особенности Донского края. Следовательно, Ростовский археологический институт в этом отношении был единственным в России.

В дореволюционном Ростове не было не только археологического, но и историко-филологического учеб-

ного заведения. Подготовка специалистов за пределами края не удовлетворяла ни местные власти, ни общественность Дона. Отсутствие в регионе своего высшего учебного заведения или какого-либо другого учреждения, способного возглавить научно-практическую и педагогическую деятельность в крае, приводило к тому, что не все выпускники возвращались для работы домой. Учеба (дорога, проживание и т.д.) в Москве, Петрограде, Харькове, других «университетских центрах» - дело дорогостоящее. Обучение в родном городе или в своем крае намного дешевле. Это позволило бы значительно расширить масштабы подготовки так необходимых региону специалистов [2, с. 113-114].

Ростовский (впоследствии Донской) археологический институт был учрежден 1 мая 1918 г. как частное высшее учебное заведение группой профессоров Донского университета. Основной предпосылкой открытия вуза была потребность в подготовке квалифицированных специалистов для работы в музеях, архивах и библиотеках. Институт имел два отделения: истории искусств и археологии. Позже были открыты еще два новых отделения - этнографии (март 1920 г.) и археографии (сентябрь 1920 г.).

Одним из основателей и несколько лет ректором Донского археологического института был Александр Иванович Яцемирский (1873-1925) - доктор славянской философии, ординарный профессор императорского Донского университета по кафедре славянской филологии.

Переехав с университетом в г. Ростов-на-Дону, Яце-мирский успешно вел свою учебную и научную деятельность. Он организовывал экскурсии и раскопки, проявил активную деятельность в создании и открытии Донского археологического института, в котором преподавал славяно-русскую палеографию. Он умело организовал работу в клубе Всероссийского союза административных, советских, общественных и торговых работников (ВСАСОТР), преподавал на рабочем факультете, работал в правлении университета и в комиссиях по организации педагогического факультета [3, с. 4-5]. Он опубликовал свыше 200 печатных работ, посвященных румыноведению, археологии, палеографии, этнографии, фольклору и библиотечному делу [4, л. 2-8].

Александр Михайлович Придик также стоял у основ нового вуза, был его ректором, принимал активное участие в его открытии и вел ряд курсов по истории Греции и античному искусству.

Иван Иванович Козловский сначала работал в Киевском коммерческом училище, в Варшавском, потом в Донском университете. В археологическом институте читал методологию археологических дисциплин, центральные и местные учреждения Московской Руси, историю архивов, русской культуры, вел практические занятия по архивоведению.

Александр Михайлович Ладыженский в 1920 г. преподавал в Донском государственном университете, Донском археологическом институте и техникуме водного транспорта, участвовал в ряде научных экспедиций в Адыгее, Кабарде, Осетии, собрал ценный научный этнографический материал по обычному праву народов этих республик. В Донском археологическом институте А.М. Ладыженский работал заместителем ректора. Заведовал кабинетом истории научной мысли в Донском университете. Там же организовал философское общество, секретарем которого состоял со дня его открытия - с 15 марта 1921 г.

Александр Михайлович Евлахов преподавал в Донском археологическом институте и читал курс истории искусств. Им написано около 30 научных работ. Он являлся организатором романо-германского отделения при историко-филологическом факультете Донского университета.

Александр Петрович Малявко-Высоцкий - преподаватель графического искусства, геральдики и сфрагистики. С конца 1918 г. преподавал в Донском археологическом институте, придумал эмблему института [5, л. 20]. Одновременно работал в Донском университете и преподавал графическую грамоту. Состоял членом Президиума общества истории и археологии в Ростове. Не один раз выступал с докладами в обществе истории и древностей.

Степан Федорович Кечекьян читал общую теорию права, социологию, историю политической мысли в России. Издал ряд научных работ: «Этническое миросозерцание», «Что такое свобода», «Факт и право», состоял членом Философского общества при Донском университете.

Евгений Александрович Черноусов вел занятия по всеобщей истории, истории искусств и истории юридических древностей.

Иван Иванович Замотин читал в Донском археологическом институте новейшую русскую литературу конца Х1Х-ХХ вв. и методику преподавания русской литературы. Он опубликовал свыше 40 статей по истории литературы.

Семен Алексеевич Каменев преподавал на рабочем факультете Донского университета и в Донском археологическом институте. В последнем читал курсы: народный театр, история русской этнографии, вел и практические занятия по русской этнографии.

Николай Николаевич Сретенский - профессор Донского университета, Донского археологического института и педагогического техникума. В Донском археологическом институте вел занятия по истории христианских учений и истории древнерусской живописи. Являлся почетным членом общества искусства и древностей при археологическом институте, состоял в обществе философии при Донском университете и в Литературном обществе при Казанском университете.

Александр Михайлович Ильин с 1918 г. вел практические занятия по древностям Юга, занимался изучением Танаисских эпиграфических памятников.

Павел Сахаров в Донском археологическом институте занимал должность преподавателя истории куль-

туры. Здесь он читал курс этнологии, сравнительной этнографии, вел практикум по истории Донского края.

Михаил Фабианович Гнесин - активный пропагандист музыкального искусства, который был директором Донской консерватории и в новом вузе преподавал историю музыки.

Это далеко не полный список преподавателей Донского археологического института. Но, судя по личным делам, которые сохранились, здесь работали 11 профессоров, преподаватели художественных высших школ, гимназий и т.д. Многие из них являлись штатными сотрудниками других высших учебных заведений г. Ростова-на-Дону. Поэтому в данном вузе была целесообразна почасовая оплата их труда. За 30 ч лекций в неделю профессор (с момента открытия института в 1918 г.) получал - 2100 р. в мес., за 40 недельных лекций - 2575 р. в мес. Когда же приглашали некоторых специалистов из других центров, то оплачивали в соответствии с часами работы [6, л. 28-30].

Для штатных сотрудников Донского археологического института были приняты следующие тарифы оплаты труда. Так, ректор получал жалованье за месяц в размере 8 тыс. 400 р. при условии работы на ставку. Проректор - 7 тыс. 610 р., технический персонал - от 6 тыс. до 2 тыс. р.

Преподаватели не могли полностью посвятить себя работе в одном университете, например в Донском, ведь получаемое содержание далеко не обеспечивало их в материальном отношении. Поэтому многие работали в нескольких учебных заведениях. А так как Донской археологический институт был в начале своей деятельности учреждением коммерческим, то преподаватели из других вузов находили здесь дополнительный заработок.

С установлением Советской власти на Дону, в январе 1920 г. Донской археологический институт был национализирован, и с 1 апреля считался государственным вузом.

Сравнивая заработную плату профессорско-преподавательского состава в начале открытия института и в последние годы его существования, мы видим, что жалованье у сотрудников и преподавателей значительно увеличилось. Это связано с экономической ситуацией в стране в данный период времени. В целях постепенной реорганизации денежного обращения, а также для упрощения и облегчения счета и счетоводства декретами от 3 ноября 1921 г. и от 24 октября 1922 г. проводятся две деноминации денежных знаков, по которым различие в денежных суммах связано не с повышением жалования, а лишь с реформами советского правительства.

Произошли изменения в программе преподавания: такие предметы, как древние языки, изъяли из программы, но ввели новые: советское строительство и Конституция РСФСР, политический строй РСФСР, задачи пролетарского искусства и др. С выходом же 4 марта 1921 г. постановления СНК «О введении общего научного минимума, обязательного для преподавания во всех вузах», предметы этого «общего научного минимума» потеснили многие специальные дисциплины [7, с. 74].

Донской археологический институт воспитал и выпустил известных историков, краеведов, музейных работников. Среди них Г.А. Иноземцев, М.Б. Крас-нянский, Б.В. Лунин [8, с. 23].

Борис Владимирович Лунин родился 18 июля 1906 г. в Женеве, в семье политических эмигрантов. Избрание его деда В.И. Лунина членом I Государственной Думы позволило всей семье вернуться в Россию.

С гимназической скамьи в Пятигорске Б.В. Лунин приобщился к работе кружка юных археологов. После переезда семьи в Ростов-на-Дону он стал вольнослушателем Донского археологического института (отделение археологии), а затем по рекомендации проф. А.И. Яцемирского и других ученых его приняли в состав членов Донского общества археологии и истории при Ростовском госуниверситете.

Уже в 20-30-е гг. Б. В. Лунин стал вести большую научно-организационную и исследовательскую работу в качестве члена правления и ученого секретаря Северо-Кавказского краевого общества археологии, истории и этнографии, бюро краеведения и других организаций. Видный археолог-краевед тех лет, он опубликовал цикл статей, в которых обобщил результаты археологических исследований, проводившихся на Северном Кавказе [9, с. 12-15].

Другом и коллегой Б.В. Лунина был Георгий Александрович Иноземцев, который также окончил Донской археологический институт и стал известным историком, археологом и краеведом. Юношу заметили крупные ученые и профессора: А.И. Яцемирский, Н.Н. Любович, И.П. Козловский. В их лице Г.А. Иноземцев обрел доброжелательных учителей и мудрых наставников. Одновременно с учебой он являлся руководителем музейного кружка и вел раскопки Аксай-ского кургана. После Великой Отечественной войны Иноземцев продолжает свое любимое дело. Он получает открытый лист № 66, дающий право на проведение археологических раскопок, работает заведующим научной библиотекой, а с 1949 г. в Ростовском государственном университете. Г.А. Иноземцев с экспедициями обошел все придонские городища. Он вел археологические разведки, собирал подъемный, керамический и другой материал, серьезно занимался научной работой. Он - автор нескольких брошюр, посвященных рабочему движению на Дону [10, с. 7]. В 1955 г. защищает кандидатскую диссертацию по археологии на тему «Бронзовый век Нижнего Дона».

Слушателем Донского археологического института был и Михаил Борисович Краснянский. Искренне любя донское казачество и донское краеведение, он считался старейшим и известным краеведом. Его энергии донская общественность обязана в Ростове городским музеем, обществом истории древностей и природы. Ему принадлежит ряд археологических, архивных и исторических открытий, многочисленные публикации об историческом прошлом Ростова и Дона («Остатки древнегреческого поселения на территории г. Ростова-на-Дону», «Историческая литература о Ростове», «Записки Донского археолога», «Монеты древнего Ростова» и др.). Им была собрана выдающая

по полноте библиография архивных и картографических источников. Кроме того, он одним из первых осуществил попытку создания предварительной археологической карты низовья Дона [11, л. 2]. Большая заслуга М.Б. Краснянского в том, что, ведя совершенно бескорыстную краеведческую работу, он всегда открывал свою библиотеку и архив для всех интересующихся ими, и многие научные работники и краеведы неоднократно находили у него те или иные данные и справки, часто облегчавшие им их научную работу [12, л. 26].

В Донском археологическом институте получил образование и Александр Семенович Шендеров, известный художник. Его живопись была показана на выставке в музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме в 1997 г. Он родился в 1897 г. в Ростове-на-Дону. Учился на отделении истории искусств Донского археологического института (у Н.Е. Лансере), в студии А.Ф. Гауша у М.В. Добужинского, изучал историю искусства под руководством А.Н. Бенуа [13, с. 16].

Слушатели вели активную научно-культурную жизнь: организовывали экскурсии, показательные раскопки, ученые экспедиции.

В Донском археологическом институте работала студия для самостоятельных занятий слушателей, «в связи с преподаваемыми дисциплинами», существовали «Касса взаимопомощи студентов» и Согласительная комиссия. В студию допускались лишь те слушатели, которых рекомендовали профессора и преподаватели. Занятия проходили с 6 до 9 ч. Студия была оснащена лабораторией.

21 декабря 1918 г. на совете был принят устав «Кассы взаимопомощи студентов при Ростовском-на-Дону археологическом институте». Основная цель этой организации была в оказании материальной помощи институту и слушателям [14, л. 37]. Касса взаимопомощи играла большую роль для Донского археологического института. Нередко на деньги этой организации приобретались книги, журналы, атласы, карты, таблицы, оказывалась материальная помощь слушателям, печатались лекции преподавателей [15, л. 3].

Каждое воскресенье проходили занятия в музее, где слушатели института знакомились с музейными предметами, методами их классификации, техникой хранения, или же организовывалось посещение выставок живописи, скульптуры. Слушатели в Публичной библиотеке постигали тонкости библиотечной работы, изучали архив бывшей Ростовской таможни, участвовали в раскопках курганов и городищ.

В кружках археологии и истории искусств, созданных слушателями и преподавателями института, разрабатывались материалы по археологии, истории искусств, археографии, геологии и другим наукам. Они существовали благодаря членским взносам, субсидиям от обществ и учреждений, пожертвованиям членов кружка и частных лиц и сборам с публичных лекций и литературных вечеров [16, л. 16].

В целом преподаватели и слушатели археологического института играли роль организаторов научно-просветительской работы: музейно-архивные кур-

сы, выставки, конференции, публичные лекции, вечера, дискуссии стали неотъемлемой частью культурной жизни города [17, с. 15].

Донской археологический институт просуществовал совсем недолго, в 1922 г. он был закрыт, но все же оставил свой след не только в науке, но и культурной жизни Ростова.

Литература

1. Археология в Ростовском университете (19152005). Ростов н/Д, 2005.
2. Данилов А.Г. Интеллигенция Юга России в конце XIX - начале XX века. Ростов н/Д, 2000.
3. Козловский И. Профессор А.И. Яцемирский // Изв. Донского государственного университета. 1925. Т. 6.
4. ГАРО, Р-49, оп. 1, д. 39.
5. Там же, д. 6.
6. Там же, д. 2.
7. Римская З.Н. Донской археологический институт // Донская археология. 1999. № 2.
8. Римская З.Н. Донской археологический институт // Донской временник. 1998. № 5.
9. Коневская Т.И. Памяти Б.В. Лунина. Донские археологические чтения «Нижний Дон - этнические контакты». Ростов н/Д, 2002.
10. РОМК - КП 2417/28.
11. ГАРО, ф. 2613, оп. 1, д. 13.
12. Там же, д. 32.
13. Там же, Р-49, оп. 1. д. 50.
14. Там же, д. 12.
15. Там же, д. 15.
16. Там же, д. 10.
17. Назаренко Я. Донской археологический институт

// Наука и ее работники. 1922. № 5.

Педагогический институт Южного федерального университета

16 января 2008 г
Научтруд |