Научтруд
Войти

Томас Гоббс глазами исследователей его творческого наследия XX-XXI веков

Научный труд разместил:
Perirdred
30 мая 2020
Автор: указан в статье

ЗАРУБЕЖНАЯ ИСТОРИЯ

44

УДК 940.2

М. В. Авдащенкова

ТОМАС ГОББС ГЛАЗАМИ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ

ЕГО ТВОРЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ XX—XXI ВЕКОВ

Представлен обзор точек зрения известных историков XX—

XXIвв., исследовавших работы Томаса Гоббса.

This article presents a short survey of the standpoints of some famous historians of the XX-XXI centuries, studying the works of Thomas Hobbes.

Социологическое учение Томаса Гоббса с момента своего появления было встречено с большим вниманием широкими кругами общественности как в Англии, так и во всей Европе, и стало предметом самой оживленной полемики. В XX — начале XXI в. теория Гоббса не утратила своей актуальности и привлекает все новых и новых зарубежных и отечественных исследователей его творчества. Это во многом объясняется схожестью политической обстановки в Европе XVII в. и на современном этапе исторического развития, которая характеризуется коренной ломкой ценностей традиционной цивилизации, присущей переходному периоду.

Дж. Лэрд одним из первых английских исследователей заинтересовался истоками политического учения Гоббса. Однако он видел в нем философа средневекового толка с устаревшими композиционными построениями, единственной заслугой которого посчитал обновление методологической базы политической философии [15, p. 57—58]. С ним солидарен М. М. Голдсмит, заметивший, что Гоббс опирался на методы научных знаний времен Галилея [13, p. 242].

Особый вклад в изучение идей мыслителя сделал Л. Строе, высоко оценив новизну его умозаключений, логических конструкций, методов (главным образом, синтетическо-аналитического метода) и полный разрыв со средневековыми философскими традициями [21, p. XII—XV, 3—5, 168—170, 177—178]. Последнее утверждение, по нашему мнению, несколько преждевременно, поскольку более глубокий анализ произведений Гоббса все же свидетельствует о дуализме его философских воззрений, хотя близость к рационализму очевидна. Главным достижением политической концепции философа Л. Строе считает выведение естественного закона из начал естественного права и признание его мерой обязанностей подданных [22, p. 181]. Источник философских воззрений Гоббса ученый видит в жизненном опыте мыслителя, признавая эмпирический характер его суждений.

Сторонником идеи признания непосредственного жизненного опыта Гоббса как первопричины, повлиявшей на становление его полити-

ческого мышления, является исследователь К. Макферсон, пытавшийся доказать, что за отвлеченными сентенциями, которыми оперировал философ в своих произведениях, скрываются реальные события и проблемы современной ему Англии, ее общественных и политических кругов [16, р. 48—51].

Однако некоторые ученые отказывали Гоббсу в наличии связи между его изысканиями и реальными событиями в Англии середины XVII в. Так, К. П. Миноуг отмечает, что Гоббс написал свои произведения в такой абстрактной манере, что невозможно установить связь между положениями его теории и событиями реальной жизни, и добавляет, что труды Гоббса не «испорчены» «историческими категориями» [17, р. XXII—XXIV]. Ему вторят А. Г. Уорендер в том, что «коллекция исторических примеров» [26, р. 240] не имеет особого значения для Гоббса, и Дж. П. Пламенанц [18, р. IX]. Поэтому отдельно отметим точку зрения П. А. Загорина, который первым попытался связать идеи Гоббса с Английской буржуазной революцией [27, р. 186].

Еще одним спорным моментом в историографии является вопрос об исключительном феномене учения Гоббса. Так, например, историк Дж. Боул, приведя в своем труде обширную критику идей Гоббса, пришел к мнению, что мыслитель был своего рода белой вороной среди современников [12]. X. Р. Тревор-Ропер подкрепил эту мысль замечанием: «Это изолированный феномен в английской мысли...» [24; 25, р. 236].

По мнению исследователя творчества Гоббса И. В. Немченко, заслуга опровержения взгляда на Гоббса как на «одинокого оригинала» принадлежит Квентину Скиннеру, «который. доказал существование позитивных связей между политическим учением Гоббса и убеждениями его современников» и совершил «переворот в представлениях о политических взглядах Гоббса» [8, с. 21—22; 9, с. 45; 19]. Однако мы возьмем на себя смелость утверждать, что эта мысль была известна и до К. Скиннера. Еще ряд современников мыслителя и более поздних поклонников его учения называли философа своим предшественником. Среди последних трудов по рассматриваемому вопросу отметим работы Дж. Стейнберга, С. А. Ллойда, В. Б. Салливан, посвященные глубокому анализу утверждений самого Гоббса и точек зрения других его исследователей [20; 15; 23].

Отечественная историография тоже не обошла вниманием учение Гоббса. Из дореволюционных исследований стоит упомянуть труд юриста В. Е. Вальденберга «Закон и право в философии Гоббса», посвященный подробному анализу состояния чистой природы, соотношения понятий права и закона в естественном состоянии и в рамках государства [3]. Политическая теория Гоббса рассмотрена в трудах В. Г. Камбурова [5], а его этическая система нашла отражение в исследовании А. О. Маковельского [7].

В советской историографии анализу теоретических установок мыслителя посвящено немного работ. Первая советская работа, исследующая систему Гоббса, принадлежала перу Л. А. Ческиса, который высоко оценил заслуги философа в разработке и изложении этико-политической концепции государства, заметив, что «Гоббс первый положил основу положительной науке о морали или науке о нравах» [11, с. 125, 130].

45
46

Отметим «Предисловие редактора» А. Деборина к Избранным сочинениям Томаса Гоббса, в котором автор признает за социологической теорией мыслителя «известное революционное звучание» [1, с. XXVII]. Впрочем, позднее без каких-либо мотивировок он назвал философа ярым врагом революции, что было не удивительным, учитывая дух времени [4, с. 180—184].

Противоположную точку зрения высказывает М. Петросова, утверждавшая, что защита Гоббсом идеалов абсолютной монархии была единственной возможностью «обеспечить могущество государства и граждан» [10, с. 52]. Это мнение разделяет и Д. Бихдрикер [2]. Мы, в свою очередь, также согласимся с данной оценкой. К сожалению, приходится констатировать, что современная отечественная историография не уделяет должного внимания анализу работ Томаса Гоббса. За последнее десятилетие не появилось ни одного серьезного труда, посвященного изучению данного вопроса.

В заключение еще раз подчеркнем, что творческое наследие Томаса Гоббса вызывало и вызывает неподдельный интерес уже у не одного поколения историков, философов и социологов, что свидетельствует о высокой значимости, актуальности и оригинальности учения мыслителя.

Список источников и литературы

1. Гоббс Т. Избр. соч. М.; Л., 1926.
2. Бихдрикер Д. Учение Гоббса о государстве и праве // Под знаменем марксизма. 1938. № 6.
3. Валъденберг В. Е. Закон и право в философии Гоббса. СПб., 1900.
4. ДеборинА. Социально-политические учения нового времени. М., 1958. Т. 1.
5. Камбуров В.Г. Томас Гоббс и его политическое учение. Киев, 1900.
6. Кучкин В.М. Социологическая концепция Томаса Гоббса и ее историческое значение. Л., 1969.
7. Маковелъский А. О. Этико-политическая система Гоббса. Казань, 1912.
8. Немченко И. В. Томас Гоббс и Английская буржуазная революция середины XVII века. М., 1981.
9. Немченко И. В. «Традиция порядка» в английской политической мысли» первой половины XVII века и Томас Гоббс // Европа: XVII век. М., 1997.
10. Петросова М. Томас Гоббс // Фронт науки и техники. 1938. № 4—5.
11. Ческис Л. А. Томас Гоббс, родоначальник современного материализма. М., 1924.
12. Bowle J. Hobbes and his Critics. A Study of Seventeenth Century Constitutionalism. L., 1951
13. GoldsmithM.M. Hobbes’s Science of Politics. N.Y., 1966.
14. Ideas as Interests in Hobbes’s Leviathan: The Power of Mind over Matter / S.A. Lloyd. Cambridge, 2002.
15. Laird J. Hobbes. L., 1934.
16. Macpherson C.B. The Political Theory of Possessive Individualism. Hobbes to Locke. Oxford, 1962.
17. MinogueK.P. Introduction to Leviathan by Thomas Hobbes. L., 1973.
18. PlamenantzJ.P. Man and Society. N.Y., 1963. Vol. 1.
19. Skinner Q. Hobbes’s Leviathan // Historical Journal. 1964. Vol. 7.
20. Steinberg J. The Obsession of Th. Hobbes. N.Y., 1988.
21. Strauss L. The Political Philosophy of Hobbes. Its Basis and Genesis. Oxford, 1936.
22. Strauss L. Natural Right and History. Chicago, 1953.
23. Sullivan V.B. Machiavelli, Hobbes, and the Formation of a Liberal Republicanism in England. Cambridge, 2004.
24. Trevor-Roper H.R. The General Crisis of the Seventeenth Century // Past and Present. 1959. Vol. 16.
25. Trevor-Roper H.R. Men and Events. N.Y., 1957.
26. Warrender H. The Political Philosophy of Hobbes. His Theory and Obligation. Oxford, 1957.
27. Zagorin P. A History of Political Thought in the English Revolution. L., 1954.

Об авторе

М. В. Авдащенкова — асп., Смоленский государственный университет.

УДК 940.2 (438)

М. А. Булахтин

РУСОФИЛЫ И КРАКОВСКИЕ КОНСЕРВАТОРЫ В УСЛОВИЯХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ В ГАЛИЦИИ НА РУБЕЖЕ XIX—XX ВЕКОВ

Рассматривается политика краковских консерваторов, которые представляли собой правящую элиту в Польше при Габсбургах, по отношению к существовавшему в среде восточнославянского населения Галиции «русофильскому» течению в конце XIX — начале XX в. Главной тенденцией этой политики в указанный период, по мнению автора, было стремление ослабить «русофильское» влияние в регионе.

The article focuses on the policy of the Krakov conservatives, who represented the ruling elite in Poland under the Habsburgs.

The Russophile trend in the Eastern Slavic population of Galicia at the end of the XIX and the beginning of the XX centuries is analyzed in the light of this policy. The main tendency, from the author’s point of view, was the weakening of the Russophile influence in the region.

В последние годы в отечественной историографии возрос интерес к истории Галиции [1—4]. Внимание исследователей к региону обусловлено важным историко-культурным и геополитическим значением этих земель не только для Польши и Украины, но и для России. В XIX — начале XX в. заметным влиянием среди восточнославянского населения Галиции пользовалось так называемое «русофильское» («москво-фильское») течение. В российской историографии рассматривались некоторые аспекты истории этого направления [5—8]. Тем не менее остаются вопросы, пока еще мало освещенные в научной литературе. К числу таковых относится политика правящих кругов Галиции в отношении «русофилов» на рубеже XIX—XX вв.

Научтруд |