Научтруд
Войти

КАЗАХСТАНСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ: ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ И ТЕНДЕНЦИИ

Научный труд разместил:
Gholbindis
27 августа 2020
Автор: Чеботарёв А.Е.

УДК: 327.5

ЧЕБОТАРЕВ А.Е.,

кандидат политических наук, директор центра актуальных исследований «Альтернатива» (Республика Казахстан)

e-mail: aech2004@mail.ru

CHEBOTAREV A.,

Candidate of Political Sciences, Director of Centre for Contemporary Studies «Alternativa» (Republic of Kazakhstan)

интеграция, Казахстан, Россия, Белоруссия, Таможенный союз

integration, Kazakhstan, Russia, Belorussia, Customs Union

КАЗАХСТАНСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ: ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ И ТЕНДЕНЦИИ

В статье рассматриваются основные этапы участия Республики Казахстан в процессе интеграции на евразийском пространстве и обусловливающие их политические тенденции.

KAZAKHSTAN&S DIMENSION OF EUROASIAN INTEGRATION: MAIN IS STEPS AND TRENDS

The article examines main milestones of participation of the Republic of Kazakhstan in integration process within the Eurasian space and taking into account the affecting political trends.

Практически с самого момента обретения своей государственной независимости Казахстан последовательно выступает в качестве инициатора и активного участника различных интеграционных проектов на постсоветском пространстве.

При этом в силу своего географического положения на стыке Востока и Запада и историко-культурных особенностей развития, включая синтез ценностей различных народов и цивилизаций, он отдает приоритет проектам, имеющим евразийское цивилизационное измерение. В связи с этим евразийская интеграция уже давно является не только одним из ключевых направлений внешнеполитического курса Казахстана, но и долгосрочных стратегических трендов его развития в целом.

Рождение идеи

Бесспорное первенство в формировании концептуальных основ евразийской интеграции принадлежит Казахстану в лице его президента Н. Назарбаева. 29 марта 1994 г. в ходе официального визита в Российскую Федерацию он посетил МГУ им. М.В. Ломоносова и в своем выступлении перед профессорско-преподавательским составом и студентами впервые озвучил идею создания Евразийского союза (ЕАС).

Данная идея явно была выдвинута в связи с пониманием того, что СНГ оказалось неспособным быть эффективной формой интеграции постсоветских республик. Основными же отличиями ЕАС должны стать, во-первых, наличие наднациональных органов, призванных решать две ключевые задачи: формирование единого экономического пространства и обеспечение совместной оборонной политики [10].

Во-вторых, создание данного союза предполагалось не в многостороннем, а в двустороннем формате при участии Казахстана и России. В принципе, такой подход был правильным, поскольку оба государства в географическом и цивилизационном отношениях наиболее подходят под определение евразийских. Вместе с тем принципиального недопущения других государств в состав ЕАС рассматриваемая идея не предусматривала. Они могли присоединиться к Казахстану и России спустя определенное время с момента образования союза.

Более детально свою идею Н. Назарбаев раскрыл 3 июня того же года перед депутатами Верховного Совета Республики Казахстан. Согласно представленному им проекту, ЕАС будет представлять собой союз равноправных независимых государств, направленный на реализацию национально-государственных интересов каждой страны-участницы и имеющегося совокупного интеграционного потенциала, а также форму интеграции суверенных государств с целью укрепления стабильности и безопасности, социально-экономической модернизации на постсоветском пространстве [10].

Примечательно, что вхождение заинтересованных государств в ЕАС предлагалось осуществлять на основании результатов национальных референдумов или решений парламентов. Правда, впоследствии ни Казахстан, ни какое-либо другое государство из стран СНГ до сих пор не прибегали к народному голосованию при решении вопросов относительно их участия или неучастия в различных межгосударственных образованиях. В связи с этим решения по интеграционным инициативам принимаются в основном с учетом интересов государства в интерпретации его руководства и в меньшей степени — мнений и оценок в обществе.

Для функционирования ЕАС Назарбаев предложил сформировать группу наднациональных органов, включая Совет глав государств и

глав правительств как высший орган политического руководства Союза, Парламент ЕАС как высший консультативно-совещательный орган, Межгосударственный исполнительный комитет как постоянно действующий исполнительно-контролирующий орган, Совет министров иностранных дел, Межгосударственный арбитраж по экономическим вопросам и т.д. Принятие же решений в рамках Союза планировалось осуществлять на основе принципа квалифицированного большинства в 4/5 от общего количества стран-участниц. Примечательно также, что столицей ЕАС предлагалось сделать либо Казань, либо Самару, либо другой город, расположенный на стыке Европы и Азии.

В целом основное предназначение ЕАС заключалось в переходе стран — членов СНГ к новому формату межгосударственных отношений, основанных прежде всего на экономическом интересе, в том числе и на согласовании странами-участницами своей социально-экономической политики и принятия ими обязательных для исполнения совместных программ проведения экономических реформ. Другой не менее важной задачей ЕАС признавалось обеспечение безопасности пространства СНГ,

находящегося под давлением горячих конфликтных зон.

Выдвинутая Президентом Казахстана идея формирования ЕАС не получила в то время поддержки у руководителей других постсоветских государств. Прежде всего, у них встретило неприятие предложение о создании наднациональных структур из-за опасений потери недавно приобретенного данными странами суверенитета. В свою очередь, такое отношение, скорее всего, было продиктовано наблюдаемой в то время общей нестабильностью на постсоветском пространстве, а также вероятными опасениями ряда государств относительно главенствующей роли России в предлагаемом союзе. Кроме того, сказалась разнона-правленность и несовместимость экономических и политических интересов постсоветских республик.

В конечном итоге в течение второй половины 1990-х годов проект создания ЕАС фактически потерял свою актуальность в связи с появлением ряда новых межгосударственных объединений (Центрально-Азиатский союз, Союзное государство Россия и Белоруссия, ГУУАМ и т.д.). К тому же руководство Казахстана не проявило должной настойчивости в реализации выдвинутой им идеи.

Таможенный союз: попытка № 1

На постсоветском пространстве первыми по пути создания Таможенного союза (ТС) пошли Белоруссия и Россия, подписавшие соответствующее соглашение 6 января 1995 г.

А уже 20 января было заключено трехстороннее Соглашение о Таможенном союзе с участием России, Белоруссии и Казахстана. Новым шагом на пути развития экономического

сотрудничества постсоветских государств стало подписание 29 марта 1996 г. в Москве Договора о всестороннем сближении и углублении интеграции, в рамках которого к трем указанным выше странам присоединилась Киргизия. При этом Н. Назарбаев во время общения с журналистами отметил, что в данном документе нашли свое выражение более половины пунктов, заявленных им в проекте ЕАС [3].

Для достижения целей указанного выше договора были учреждены совместные органы управления интеграцией: Межгосударственный совет (высший орган), Интеграционный комитет (постоянно действующий исполнительный орган), Межпарламентский комитет (орган межпарламентского сотрудничества). Рассматриваемое межгосударственное объединение, известное также как «4 + №>, было открыто для присоединения к нему других государств, разделяющих его цели и принципы. А 26 февраля 1999 г. в Москве на базе предыдущих договоренностей был подписан Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве, к которому присоединился Таджикистан.

В соответствии с совместно принятыми данными странами решениями формирование Таможенного союза должно было проводиться в два этапа. На первом этапе предусматривалась полная отмена тарифных и нетарифных ограничений во взаимной торговле, установление единого торгового режима, общих таможенных тарифов и принятие мер нетарифного регулирования в отношении третьих стран.

На втором этапе предполагалось осуществить объединение таможенных территорий стран — участниц Союза в единую таможенную территорию с перенесением таможенного контроля с внутренних границ объединения на внешние. В течение 1995 г. первый этап формирования Таможенного союза был в целом завершен. Уже к середине 1996 г. была подготовлена программа мер по завершению формирования Таможенного союза и предполагалось подписание соответствующих документов [19].

В октябре 1997 г. Н. Назарбаев возглавил Межгосударственный совет «4 + №>. Одним из главных достижений его председательства стало принятие в апреле 1998 г. программы «Десять простых шагов навстречу простым людям», предусматривающей введение упрощенного порядка принятия гражданства стран-участниц, обеспечение гражданам свободного и равного права пересечения границ данных государств, взаимное признание документов об образовании, ученых званиях и степенях и т.д. [5]. Таким образом, по инициативе Астаны в рамках межгосударственных отношений интеграционного характера были приняты важные меры с учетом человеческого фактора.

Вместе с тем, несмотря на заметные продвижения, прежде всего организационно-правового характера, в создании Таможенного союза, довести этот процесс до его логического завершения в период второй половины 1990-х годов не удалось. Очевидно, что этому обстоятельству способствовали такие факторы, тормозящие интеграционные процессы постсоветских государств, как разные темпы проведения политических и экономических реформ в странах —участницах ТС; отсутствие между ними скоординированной политики по ряду вопросов, включая обеспечение полноценного взаимодействия на мировых рынках; непоследовательная позиция отдельных стран — участниц при выполнении подписанных ими соглашений в рамках ТС; разновек-торность внешнеполитического курса стран — участниц ТС и, как следствие, несогласованность общих позиций по решению тех или иных вопросов, представляющих общий интерес, в отношениях с третьими странами и другими международными организациями и т.д.

Так, одной из серьезных проблем для интеграции под эгидой Таможенного союза стало вступление Киргизии в октябре 1998 г. во Всемирную торговую организацию (ВТО).

В ее рамках Бишкек, в частности, уменьшил по отношению к третьим странам ставку таможенного тарифа до 7%. Тогда как в других странах — участницах ТС она составляла

14% [17]. В результате поступок Киргизии поставил данные страны перед необходимостью сделать то же самое, что было с экономической точки зрения для них неприемлемо.

В этих условиях перед странами — участницами ТС вырисовывались два возможных пути для выхода из сложившейся ситуации.

Первый — поддерживать развитие данного интеграционного объединения в вялотекущем режиме при его номинальном существовании.

Второй — упразднить его путем преобразования в другую межгосударственную структуру, действующую в качественно новом формате. В результате был выбран второй вариант, ознаменовавшийся в образовании 10 октября 2000 г. на базе так и не созданного Таможенного союза Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС). Таким образом, с одной стороны, данными странами был осуществлен выход на более высокий, чем прежде, уровень интеграции. С другой стороны, произошло не столько движение вперед в процессе поступательного развития, сколько уход от неработоспособной структуры.

Фактор ЕврАзЭС

Создавая ЕврАзЭС, его учредители заявили о перспективах значительного расширения параметров сотрудничества между собой, включая вопросы макроэкономики, валютно-финансо-вой, торгово-тарифной и социальной политики. В качестве конкретных мер было запланировано унифицировать

налоговое законодательство, размеры таможенных пошлин, обеспечить режим безвизового передвижения и т.д.

Претерпела изменения и организационная структура сообщества. Его высшим органом по-прежнему остается Межгоссовет, куда помимо президентов стран-участниц вошли

и главы правительств. Межпарламентский комитет был преобразован в Межпарламентскую ассамблею. Созданы Интеграционный комитет как постоянно действующий орган, а также Комиссия постоянных представителей, назначаемых президентами стран — участниц. Введена должность Генерального секретаря, избираемого в порядке ротации на три года. В рамках ЕврАзЭС также изменилась процедура принятия решений. Межгоссовет все решения принимает с помощью консенсуса, а в Интеграционном комитете это делается большинством в 2/3 голосов. При этом количество голосов каждой страны распределено на основании размеров их взносов в бюджет сообщества: Россия — 40%, Беларусь и Казахстан — 15%, Киргизия и Таджикистан — 7,5%.

В рамках деятельности ЕврАзЭС наиболее заметным событием стало слияние с ним в октябре 2005 г. организации «Центрально-Азиатское сотрудничество» (ЦАС). Тем самым с политической карты постсоветского пространства ушло еще одно фактически неработающее межгосударственное образование. Затем в январе 2006 г. к Сообществу присоединился Узбекистан. Однако с позиции текущего момента можно сказать, что все это практически ничего не дало для дальнейшего развития ЕврАзЭС.

Так, выступая на проходившем 20 февраля 2003 г. в Москве экономическом форуме ЕврАзЭС, Президент РК Н. Назарбаев отметил следующие проблемы функционирования Сообщества: 1) отсутствие взаимодействия стран-участниц на мировых рынках, в частности, продовольствия и энергетики; 2) отсутствие скоординированной политики в транзитно-транспорт-ной сфере; 3) снижение удельного веса взаимной торговли; 4) взаиморасчеты между странами-участницами в иностранной валюте; 5) недостаточное понимание остроты указанных проблем со стороны управленческих и бизнес-элит и отсутствие с их стороны необходимой инициативы [14].

Практически страны — участницы столкнулись с теми же проблемами, от которых пытались уйти после неудачной первой попытки образования Таможенного союза.

Следует также отметить принятие 16 августа 2006 г. на неформальном саммите ЕврАзЭС в Сочи решения о разработке и последующем рассмотрении проекта Концепции эффективного использования водно-энергетических ресурсов Центрально-Азиатского региона.

Однако, учитывая, как остро стоит данный вопрос между Центрально-Азиатскими республиками, дальнейшие шаги в этом направлении не последовали. Наконец, в октябре 2008 г. приостановил свое участие в ЕврА-зЭС Узбекистан.

Несмотря на все неоднозначные моменты в процессе функционирования ЕврАзЭС и взаимоотношений между его участниками, Сообщество заложило серьезные основы для дальнейшего развития интеграционных процессов.

Таможенный союз: попытка № 2

Естественное развитие интеграционных процессов в рамках ЕврАзЭС привело к возобновлению попыток стран-участниц создать Таможенный союз. Принципиальное решение по этому вопросу было принято в 2006 г. на сочинском неформальном саммите Сообщества.

Вместе с тем, Договор о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза 6 октября 2007 г. в Душанбе на заседании Межгоссовета ЕврАзЭС подписали только Белоруссия, Казахстан и Россия, тогда как остальные страны выразили намерение присоединиться к ним «по мере готовности». Это обстоятельство лишний раз подтверждает заметное отличие стран — участниц ЕврАзЭС друг от друга по методам, темпам, направлениям и показателям экономического развития, а также внешнеполитическим интересам.

На основе указанного договора, в частности, были учреждены Межгосударственный совет на уровне президентов стран-участниц как высший орган и Комиссия Таможенного союза как единый постоянно действующий орган данного интеграционного объединения. Доминирующую позицию в комиссии занимает Россия (57% голосов), Белоруссия и Казахстан имеют по 21,5%. Все решения принимаются 2/3 голосов. Официально Таможенный союз стал функционировать с 1 января 2010 г. с введением единого таможенного тарифа. Затем с 1 июля того же года вступил в силу общий

Таможенный кодекс. Ровно через год внутри ТС был отменен таможенный контроль на границах между странами — участницами.

При этом страны — участницы ТС решили на этом не останавливаться, а создать к 1 января 2012 г. еще и Единое экономическое пространство (ЕЭП). Впервые такое решение Президенты Белоруссии, Казахстана и России приняли на неформальном саммите, прошедшем 19 декабря 2009 г. на горнолыжном курорте «Ак-Булак» вблизи Алма-Аты. При этом президент РК отметил, что создание Таможенного союза — это второй этап интеграционного процесса. Первым, по его мнению, было создание зоны свободной торговли. А на третьем этапе будут созданы общий рынок, ЕЭП и, наконец, Экономический союз по типу Европейского союза [18].

Нужно отметить, что данному событию предшествовала статья Н. Назарбаева «Евразийский экономический союз: теория или реальность» («Известия», 19 марта 2009 г.). Основными ее посланиями следует считать, что «долгосрочной перспективе евразийской интеграции альтернативы не существует» и «созданные структуры, осуществление совместных проектов и намеченные перспективы совместного сотрудничества приближают нас к созданию Евразийского экономического союза» [12]. Тем самым Президент РК фактически вернулся к своей идее 1994 г., придав ей несколько другие очертания.

9 декабря 2010 г. президенты трех стран — участниц ТС подписали в Москве Декларацию о формировании ЕЭП. При этом уже официально здесь зафиксировано их стремление «к созданию Евразийского экономического союза в целях обеспечения гармоничного, взаимодополняющего и взаимовыгодного сотрудничества с другими странами, международными экономическими объединениями и Европейским союзом». Всего было подписано 17 документов по созданию ЕЭП.

На этом фоне статья в то время Председателя Правительства РФ В.Путина «Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня» («Известия», 3 октября 2011 г.) серьезного резонанса в Казахстане практически не вызвала. В контексте происходящих в России в тот момент времени общественно-политических процессов обращение Путина к евразийской тематике можно расценить как пиар-технологию с учетом его готовящегося возвращения в 2012 г. на пост Президента РФ.

Вышедшую позже новую статью Н. Назарбаева «Евразийский Союз: от идеи к истории будущего» («Известия», 25 октября 2011 г.) можно рассматривать с точки зрения завершения своеобразной дискуссии о том, каким должен быть ЕАС.

Каких-либо серьезных расхождений с мыслями В. Путина здесь не наблюдается. Вместе с тем Президент Казахстана сделал в своей статье акцент на следующие моменты, отвечающие интересам как своей страны, так

и своего личного позиционирования: а) развитие евразийской интеграции исключительно на эволюционной и добровольной основе без какого-либо искусственного ускорения; б) многовекторность интеграционного процесса, предполагающая участие постсоветских стран в различных региональных организациях, а также возможность создания наряду с ЕАС других межгосударственных объединений и прежде всего Центрально-Азиатского союза; в) учреждение евразийской наднациональной расчетной единицы — ЕНРЕ; г) широкая общественная поддержка как неотъемлемое условие создания ЕАС; д) необходимость размещения исполнительных органов ЕЭП в Астане, что «стало бы справедливой данью признательности Казахстану как инициатору идеи евразийской интеграции» [11].

Очередным шагом в развитии евразийской интеграции стала проведенная 18 ноября 2011 г. в Москве встреча президентов Белоруссии, Казахстана и России, по итогам которой были приняты Декларация о евразийской экономической интеграции, Договор о Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) и Решение о Регламенте работы Евразийской экономической комиссии.

В результате с 1 июля 2012 г. ЕЭК сменила комиссию Таможенного союза. Фактически этот наднациональный орган стал действовать как своего рода союзное правительство. При этом решения в ЕЭК принимаются на основе консенсуса.

Путь к ЕАЭС: ргосоп^э

Очевидно, что вторая попытка создания Таможенного союза оказалась не просто успешной, а получила свое развитие по нарастающей. Вместе с тем некоторое форсирование под воздействием России процесса евразийской интеграции, естественно, привело к разногласиям среди партнеров. Так, 19 марта 2012 г. в ходе заседания Межгосударственного совета ЕврАзЭС и Высшего Евразийского экономического совета Россия и Белоруссия выступили за преобразование ЕврАзЭС в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), а Казахстан — против. В результате стороны пришли к соглашению относительно подготовки и подписания договора о новом союзе к 1 января 2015 г. Тем не менее казахстанская позиция встретила резкую оценку со стороны Президента Белоруссии А. Лукашенко, фактически обвинившего Казахстан в срыве подписания Договора о создании ЕАЭС [7].

Казахстанская позиция в данном случае была вполне понятной, учитывая не только выгоды, но и проблемы, с которыми республика столкнулась в рамках ТС-ЕЭП. С учетом анализа многочисленных оценок представителей государственных органов, бизнес-сообщества, НПО и независимых экспертов среди выгод можно, в частности, отметить рост товарооборота между Казахстаном и двумя другими странами-участницами, определенное увеличение поступлений в бюджет республики за счет таможенных платежей и налогов, расширение

рынков сбыта казахских товаров за счет России и Белоруссии, в том числе благодаря снятию таможенных барьеров, предоставление казахским бизнесменам возможности участвовать в государственных закупках в России, повышение уровня инвестиционной привлекательности казахской экономики для российского бизнеса.

В то же время участие Казахстана в ТС и ЕЭП ознаменовалось для него и различными проблемами, в том числе ростом цен на продукты питания и товары народного потребления, негативным влиянием на отечественный малый и средний бизнес, к примеру, из-за повышения ввозных пошлин на ряд товаров из третьих стран, усложнением таможенного администрирования, на что часто обращает внимание Казахстанская ассоциация таможенных брокеров, односторонние действия России по защите своего внутреннего рынка и ограничение здесь возможностей для казахских предпринимателей, несоответствие количественных и качественных показателей увеличения товарооборота между странами-участницами, отсутствие единой системы технического регулирования и т.д.

В политическом отношении ситуация выглядит тоже неоднозначно. Хотя генератором ряда интеграционных идей и активным участником процессов по их воплощению в жизнь был и остается Казахстан, но в настоящее время реальным двигателем этих процессов является Россия. Поэтому среди широкой общественности сегодня преобладает точка зрения о том, что речь в данном случае идет об исключительно политических проектах, осуществляемых Россией в соответствии с ее геостратегическими интересами на постсоветском пространстве. Тем более что сама она явно не против, чтобы был создан именно Евразийский союз как межгосударственное объединение конфедеративного плана со своим парламентом и другими наднациональными органами, тогда как Казахстану больше импонирует Евразийский экономический союз. Таким образом, фактически здесь идет соперничество двух моделей интеграции — политической и экономической.

В этих условиях оппоненты руководства Казахстана довольно жестко настроены против сближения с Россией в формате интеграции. Так, еще в марте и июне 2010 г. имели место выступления группы представителей оппозиционных партий, молодежных организаций, интеллигенции и СМИ в количестве более ста человек под эгидой создаваемого народно-демократического движения «Защита независимости» во главе с М. Шахановым с заявлением и обращением против участия Казахстана в Таможенном союзе и создания Единого экономического пространства. Среди аргументов в пользу своей позиции подписанты тогда назвали:

а) присоединение Казахстана к российской таможенной территории и, как следствие, ожидаемое поступление ему всего лишь 7% от всех таможенных пошлин и потеря в связи

с этим государственным бюджетом страны до 500 млн. долларов США ежегодно;

б) фактическая отдача полномочий на установление таможенных пошлин на границах ТС России, которой в рамках действующей тогда Комиссии Таможенного союза принадлежало 57% голосов;

в) повышение Казахстаном таможенных пошлин более чем в два раза и на более 5 тыс. наименований товаров народного потребления, что сильно «ударило по карманам» граждан республики [6];

г) перспективы передачи Казахстаном наднациональным органам полномочий внутриэкономического характера, что приведет к согласованию с ними макроэкономической политики, параметров дефицита бюджета, государственного долга, инфляции, курсов валют, сценарных вариантов цен на нефть, единых подходов к проведению государственных закупок, субсидирования сельского хозяйства и единого технического регулирования;

д) расширение зоны российского отраслевого монополизма при высоких внешних пошлинах и, как следствие, увеличение Россией сферы сбыта своей продукции за счет Казахстана и его граждан [1].

Ключевым же моментом в данных воззваниях стало выражение опасения утраты Казахстаном в результате участия в ТС и ЕЭП своего государственного суверенитета и угрозы возврата «колониального прошлого». В связи с этим подписанты потребовали от руководства страны денонсировать

соглашения о Таможенном союзе и не допустить вхождения Казахстана в ЕЭП.

Следующим этапом оппонирования официальной политики относительно евразийской интеграции стала кампания по инициированию проведения республиканского референдума с вынесением на его рассмотрение вопроса о выходе Казахстана из Таможенного союза и ЕЭП. С данной идеей в сентябре 2012 г. выступили представители незарегистрированных общенациональной социал-демократической партии «Азат» и народной партии «Алга!», общественных объединений «Ар.Рух.Хак», «Амансаулык», газеты «Жас Алаш» и т.д. Позднее к ним присоединились активисты национал-патриотических объединений и различные общественные деятели.

По словам сопредседателя ОСДП «Азат» Б. Абилова, он и его соратники категорически против политических союзов Казахстана с авторитарными правителями России и Белоруссии. Позднее он также обратил внимание на то, что, имея отсталую структуру экономики, беззащитные в конкурентном отношении малый и средний бизнес и сельское хозяйство, Казахстан в составе ТС получил еще больше проблем. В частности, политик отметил снижение Казахстаном в первом полугодии 2012 г. своего экспорта в другие страны Союза почти на 30%, а также то, что на долю республики приходится всего лишь 9% взаимной торговли [4].

16 марта 2013 г. в Алма-Ате было проведено собрание общественности, необходимое в соответствии с законодательством для начала процесса по инициированию референдума. В нем приняли участие более 500 человек из всех регионов страны. Однако это не обеспечило нужного кворума, в связи с чем оргкомитет не был правомочен подать необходимые документы в Центризбирком. Поэтому было принято решение организовать сбор до 1 млн. подписей граждан в поддержку проведения референдума. Но и эта инициатива оппозиционных сил не получила своего дальнейшего развития.

Примечательно, что в какой-то момент сами казахстанские власти фактически взяли на себя роль выразителя критических оценок в адрес различных аспектов функционирования ТС и ЕЭП и дальнейшего развития интеграции. Особенно показательным в этом отношении стало выступление против предложения России, озвученного в феврале 2012 г. спикером Государственной Думы РФ С. Нарышкиным, о создании Евразийского парламента. Официальную точку зрения казахстанской стороны на этот счет в основном выразил председатель Комитета по международным делам, обороне и безопасности Мажилиса Парламента М. Ашимбаев. Согласно его заявлению, Казахстан рассматривает будущий ЕАЭС исключительно как экономическую организацию и поэтому против его политизации. Максимум, что было предложено им в данной ситуации, это дальнейшее развитие межпарламентского сотрудничества [8].

Кроме того, со стороны представителей различных государственных

органов Казахстана были высказаны различные претензии к партнерам по ТС-ЕЭП. В частности, в марте 2013 г. членом Коллегии (министром) по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Т. Сулейменовым было заявлено о дискриминации Казахстана в сфере государственных закупок, на рынке алкогольной продукции и кондитерских изделий РФ и в вопросах НДС на импорт. Например, по детскому соку на российские товары действовала ставка на уровне 10%, тогда как на казахские — 18% [16]. В сентябре того же года председатель Агентства по защите конкуренции Б. Куандыков сообщил о выявлении более 30 примеров различных ограничений доступа казахских предпринимателей на рынки других стран Таможенного союза [9].

Но еще более существенным стало выступление Президента РК Н. Назарбаева на заседании Высшего Евразийского экономического совета (ВЕЭС), прошедшего 24 октября 2013 г. в Минске, где он высказал ряд претензий относительно развития интеграции и ущемления экономических интересов Казахстана в ТС-ЕЭП. В частности, он отметил ограничения для доступа казахской продукции на рынки России и Белоруссии (нетарифные и технические барьеры, завышенные санитарные и фитосанитарные нормы и т.д.), рост внешнеторговых диспропорций, громоздкость Таможенного кодекса ТС, политизацию работы ЕЭК, влияние на членов Коллегии ЕЭК из числа россиян со стороны Правительства РФ и т.д. [13].

Таким образом, если раньше соответствующую критику преимущественно транслировали казахские предприниматели, эксперты и оппозиция, то в этот раз на их стороне открыто выступил сам президент. Очевидно, что, с одной стороны, казахстанские власти выразили недовольство реальными проблемами в работе рассматриваемых интеграционных образований. С другой же стороны, они фактически перехватили инициативу у оппозиции, которая на некоторое время ослабила уровень своих антиинтеграционных выступлений.

При всем этом Казахстан нисколько не изменил свой внешнеполитический вектор в сторону дальнейшего развития евразийской интеграции. Так, участвуя 5 марта 2014 г. в Москве на очередном заседании ВЕЭС, Назарбаев в целом выразил удовлетворение работой над проектом Договора о ЕАЭС и пожелания относительно урегулирования аспектов, оставшихся несогласованными, соблюдения намеченного графика и увеличения уровня активности по разъяснению населению трех стран важности проводимой работы по развитию интеграции. А 18 апреля в своем выступлении на XXI сессии Ассамблеи народа Казахстана глава государства подчеркнул, что указанный документ будет подписан в Астане и что в XXI в. другой стратегически выгодной альтернативы евразийской интеграции нет [2].

В то же время в 2014 г. тональность дискуссии по поводу развития евразийской интеграции серьезно изменилась в контексте известных событий на Украине, и особенно с

присоединением к России Крыма. Еще в январе группой общественных деятелей, преимущественно из числа выразителей национально-патриотических взглядов и идей (координатор движения «Народный альянс» М. Тайжан, руководитель клуба «Рух пен тiл» Ж. Мамай, политолог А. Са-рым и др.), было заявлено о создании Антиевразийского союза. Тогда еще «антиевразийцы» говорили просто об угрозе утраты Казахстаном своего суверенитета в связи с предстоящим созданием ЕАЭС. Но уже в марте они обосновали свою позицию недопустимостью того, чтобы Казахстан как миролюбивое государство подписывал с Россией договор о ЕАЭС из-за ее агрессивных действий в отношении Украины.

Затем 12 апреля 2014 г. в Алма-Ате был проведен Антиевразийский форум, который собрал около 500 человек. Ключевым в принятой по его итогам резолюции является следующий тезис: «Мы категорически против любой интеграции с Россией, которая, нарушив международное право, вторглась на территорию Украины, и посредством незаконного референдума захватила Крым! Мы категорически против интеграции с Кремлем, который осужден мировым сообществом и подвергся изоляции! Вопрос о необходимости создания Евразийского экономического союза должен быть пересмотрен! Мы требуем отказаться от подписания договора!» [15].

В целом форум прошел в эмоциональном духе под влиянием антироссийских, или, точнее сказать, антипутинских настроений. При этом

анонсированной его организаторами серьезной дискуссии с озвучиванием взвешенных и объективных оценок, аргументов как против, так и за участие Казахстана в процессе евразийской интеграции проведено не было. Не в пользу форума сказался низкий уровень его представительности из-за отсутствия лидеров оппозиционных партий и движений и других видных общественно-политических деятелей, которые значились среди подписантов отмеченных выше воззваний 2010 г. (лидер движения «Защита независимости» М. Шаханов, председатель Общенациональной социал-демократической партии Ж. Туякбай, первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Г. Алдамжаров и др.).

В результате Антиевразийский форум не получил серьезного политического эффекта, на который, возможно, рассчитывали его инициаторы. Хотя, с другой стороны, не исключено, что он был проведен в качестве пробного шага с целью выявления реакции как среди населения, так и властей. Форум также лишний раз продемонстрировал высокий уровень разобщенности казахстанской оппозиции, включая национал-патриотов. Эта разобщенность обусловлена главным образом лидерскими амбициями наиболее видных ее представителей и их личностным неприятием друг друга. Кроме того, оппозицию отличает низкий уровень работы с населением, особенно в регионах, и способности мобилизовать потенциальных сторонников.

Поэтому вряд ли следует ожидать, что «антиевразийцы» без широкой массовой поддержки и влиятельных

среди политической элиты лидеров как-то смогут повлиять на изменение интеграционной политики руководства республики. В любом случае, волеизъявление руководства страны в сторону создания ЕАЭС было неоднократно озвучено, а затем реализовано с подписанием 29 мая 2014 г. в Астане главами Белоруссии, Казахстана и России Договора о Евразийском экономическом союзе, и каких-либо факторов, способных кардинально изменить его, не наблюдается.

В целом в данных условиях наблюдаются довольно неоднозначные тенденции в развитии евразийской интеграции. С одной стороны, этот процесс, во-первых, последовательно шел к созданию ЕАЭС. Во-вторых, имеются основания для расширения самого процесса и увеличения его участников, поскольку официальные заявления о намерении присоединиться к нему еще на стадии деятельности Таможенного союза были озвучены Арменией и Киргизией.

С другой стороны, имеющие место факты невыполнения участниками ТС-ЕЭП различных соглашений и договоренностей по отношению к своим партнерам и неспособность урегулировать это на уровне Евразийской экономической комиссии способствуют появлению всевозможных разногласий в отношениях между данными странами, а также снижению эффективности в деятельности рассматриваемых интеграционных образований и их органов.

При всем этом стороны смогли договориться о взаимоприемлемом формате дальнейшего развития интеграции, который должен способствовать разрешению различных спорных вопросов. Фактическая поддержка Казахстаном действий России в ходе крымского кризиса дает основание предположить, что Казахстан добился от России определенных выгод для себя в рамках как двустороннего взаимодействия, так и вновь созданного Союза. В целом создание Евразийского экономического союза, который начнет действовать с 1 января 2015 г., знаменует собой качественно новый этап в развитии евразийской интеграции. От Казахстана же в этой связи ожидается извлечение правильных для себя уроков из участия в Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве и отстаивание своих интересов теперь уже в рамках ЕАЭС в сочетании с расширением конструктивного взаимодействия со странами-партнерами.

Список литературы

1. Вступление Казахстана в Таможенный союз и Единое экономическое пространство ведет к потере политического суверенитета страны! [Электронный ресурс]. URL: http://www.zonakz.net/articles/29733
2. Выступление Президента Казахстана Н.А. Назарбаева на XXI сессии Ассамблеи народа Казахстана. [Электронный ресурс]. URL: http://www.akorda.kz/ru/page/page_ 216501_vystuplenie-glavy-gosudarstva-predsedatelya-assamblei-naroda-kazakhstana-n-a-nazarbaeva-na-xxi-sessii
3. Глава государства принял участие в церемонии подписания Договора об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях между Кыргызской Республикой, Республикой Беларусь, Республикой Казахстан и Российской Федерацией («4 + N»). [Электронный ресурс]. URL: http://www.akorda.kz/files/hronika_swf/1996-1997/index.html
4. Евразийский союз: угроза или шанс? [Электронный ресурс]. URL: www.respublika-kaz.biz/news/polit_process/9266
5. Заявление «О десяти простых шагах навстречу простым людям». [Электронный ресурс]. URL: http://www.mfa.kg/zasedanie-evrazas/zayavlenie-o-desyati-prostih-shagah-navstrechu-prostim-ludyam-3_kg.html
6. Заявление по поводу вступления Казахстана в Таможенный союз. [Электронный ресурс]. URL: http://www.zonakz.net/articles/28700
7. Казахстан не допустил подписания договора о Евразийском экономическом союзе. [Электронный ресурс]. URL: http://tengrinews.kz/sng/210641
8. Казахстан против создания Евразийского парламента. [Электронный ресурс]. URL: http://www.zakon.kz/4577055-kazakhstan-protiv-sozdanija.html
9. Казахстанский бизнес не пускают на рынки Таможенного союза. [Электронный ресурс]. URL: http://news.nur.kz/281707.html
10. Назарбаев НА. Евразийский Союз: идеи, практика, перспективы. 1994 — 1997. М.: Фонд содействия развитию социальных и политических наук, 1997.
11. Назарбаев Н. Евразийский Союз: от идеи к истории будущего // Известия. 2011. 25 окт.
12. Назарбаев Н. Евразийский экономический союз: теория или реальность // Известия. 2009. 19 марта.
13. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев принял участие в заседании Высшего Евразийского экономического совета в Минске. [Электронный ресурс]. URL: http://www.akorda.kz/ru/page/page_215075_prezident-kazakhstana-nursultan-nazarbaev-prinyal-uchastie-v-zasedanii-vysshego-evraziiskogo-ekonomich
14. Президент РК Нурсултан Назарбаев обозначил пять ключевых проблем интеграции в рамках ЕврАзЭС. [Электронный ресурс]. URL: http://news.gazeta.kz/art. asp?aid=166216
15. Резолюция Антиевразийского форума // Ашы-Ала. 2014. 16 апр.
16. Синяева Ю. Казахстан жалуется, что его выжимают из Таможенного союза // РБК daily. 2013. 14 марта.
17. Салимбаева Р.О. Казахстан и Всемирная торговая организация // Вестник КазНУ. Серия «Экономическая». 2000. № 3-4. С. 57-62.
18. Сихимбаев Д. От Таможенного союза к Единому экономическому пространству — итоги встречи без галстуков. [Электронный ресурс]. URL: http://www.inform. kz/rus/article/2221166
19. Хан Г.Б., Суворов Л.С., Рахманова Г.Б. Внешняя политика Республики Казахстан. Алма-Аты: КазГЮА, 2001.
integration kazakhstan russia belorussia customs union