Научтруд
Войти

История становления и развития системы воспитания детейсирот в России в XVIII-XXI веках (на материале Пензенского края)

Научный труд разместил:
Iangrinn
30 мая 2020
Автор: указан в статье

ИЗВЕСТИЯ

ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 11 (15)2009

IZVESTIA

PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES № 11 (15) 2009

УДК 370.1:663.8

история СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ ВОСПИТАНИЯ ДЕТЕй-СИРОТ В РОССИИ В XVIII-XXI ВЕКАХ (НА МАТЕРИАЛЕ ПЕНЗЕНСКОГО КРАЯ)

© А. Г. ИВАНЧИНА

Пензенский государственный педагогический университет имени В. Г. Белинского

кафедра Отечественной истории e-mail:vlasov@spu-penza.ru

Иванчина А. Г. - История становления и развития системы воспитания детей-сирот в России в XVIII-XXI веке (на материале Пензенского края)// Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2009. № 11(15). С. 105-110. -

В статье анализируются этапы становления системы общественного воспитания детей-сирот в России начиная с XVIII века и заканчивая современным периодом. Представлен материал о борьбе с беспризорностью в Среднем По -волжье. Прослеживается процесс реформирования учреждений для детей, оставшихся без попечения родителей. Ключевые слова: дети-сироты, беспризорник, система воспитания, Детский дом, школа-интернат, приемная семья.

Ivanchina A. - History of becoming and development of an educational system of children-orphans in Russia in XVIII-XXI a century (on a material of the Penza edge) // Izv. Penz. Gos. Pedagog. Univ. im. V. G. Belinskogo. 2009.

№ 11 (15). P. 105-110. - In clause are analyzed stages of becoming of system of public education of children-orphans in Russia since XVIII century and finishing the modern period. The material about struggle against homelessness on the average the Volga region is presented. Process of reforming of establishments for children who have remained without care of parents is traced.

На протяжении практически всей российской истории одной из острых проблем, которая сохранила свою актуальность до настоящего времени, является воспитание детей-сирот. Особую значимость она приобрела на рубеже ХХ-ХХ1 веков в связи с ростом беспризорности в стране. По данным правительства на начало 2002 года насчитывалось около 1 миллиона 100-130 тысяч беспризорных детей. По оценкам Министерства внутренних дел и Генпрокуратуры их число достигает 2-2,5 миллиона, а по оценкам независимых экспертов - 3-4 миллионов детей [1]. Число беспризорников приближается к уровню 1920-1930 годов, причём значительная часть детей имеет родителей. Поэтому демографическая проблема является одним из важнейших направлений национального проекта, осуществляемого в настоящее время в нашей стране. не случайно по условиям жизни детей и стариков судят об уровне цивилизованности общества.

В России до XVIII века заботу о сиротах и брошенных детях традиционно брала на себя церковь. Призрение детей чаще всего осуществлялось при монастырях, а также при отдельных церковных приходах. определённой системы воспитания в стране не существовало. Духовные учреждения в основном заботились о выживании, а не воспитании сирот.

Первые шаги в направлении создания общественной системы воспитания сделал Пётр I. В 1712 году он издает указ, согласно которому создание небольших детских приютов входит в обязанность монастырей и церковных приходов, таким образом приютам придаётся официальный статус. ослабление позиций и авторитета Русской Православной церкви в связи с выполнением некоторых полицейских функций в петровский период, европеизация обычаев и традиций в России, в том числе начало эмансипации женщин, привели к падению нравов, к увеличению числа незаконно рождённых детей и убийству младенцев. В этом плане ситуация усугубляется во второй половине XVIII века, в царствование Екатерины II. Убийство незаконнорождённых младенцев стало бичом «Золотого века» Екатерины. По свидетельству современников «...беспрестанно на огородах, в лесах, реках, прудах и болотах находили мёртвые тела» [2]. Преступления такого рода чаще всего совершались в Москве и Петербурге, в провинции же ещё сохранялись патриархальные традиции и обычаи.

Идея учреждения в России Воспитательных домов на пожертвования частных лиц принадлежала российскому просветителю, действительному тайному советнику Ивану Ивановичу Бецкому. Он считал,

что создание данных учреждений не только спасёт жизнь брошенным детям, но и поможет воспитать их гражданами, полезными для государства. Им была разработана новая система воспитания детей, в основу которой были положены некоторые идеи западноевропейских философов и просветителей: К. А. Гельвеция, Ж. Ж. Руссо, Д. Локка и Д. Дидро. Суть её заключалась в создании сети закрытых воспитательных учреждений, воспитании детей только положительным примером, в ограждении детей от влияния общества. Система включала соревновательный принцип и игровые методы воспитания; особое внимание уделялось воспитанию трудом, подчеркивалась связь физического состояния ребёнка с его нравственным развитием, осуждались телесные наказания. Основные цели новой системы воспитания И. И. Бецкого изложены в «Генеральном учреждении о воспитании обоего пола юношества» (март 1764 года). Они сводились к тому, чтобы «.произвести сперва способом Воспитания, так сказать, новую породу или новых отцов и матерей, которые могли бы детям те же прямые и основательные воспитания правила в сердце вселить, какие получили они сами, и от них дети предали бы паки своим детям, и так следуя из родов в роды в будущие века» [3]. Речь идёт о формировании в России новой породы людей, создании третьего сословия - свободных людей, живущих своим трудом, в том числе интеллектуальным, которые в будущем должны стать опорой власти.

Практическая реализация данной программы начинается с издания 1 сентября 1763 года Манифеста об учреждении Императорского Воспитательного дома в Москве на основе общего подаяния. В Воспитательный дом принимали как «незаконных», так и «законных» сирот, а также детей, чьи родители бедны и больны. Приносящий ребёнка не обязан себя называть, он только должен был сообщить имя младенца и крещён ли он. Вскоре Екатерина II и И. И. Бецкой убедились в правильности своего решения: реже стали находить убитых детей. В Воспитательный дом стали подбрасывать новорождённых из мест, иногда удалённых от Москвы на 200-300 вёрст. Только в 1767 году дом принял более 1000 малышей [4 с. 160]. По образцу Московского в 1770 году были открыты воспитательные дома в Петербурге и в некоторых других городах. Подросших детей обучали грамоте, математике, натуральной истории, иностранным языкам и различным ремёслам; создавалась сеть ремесленных мастерских и лавок, где воспитанники могли продавать плоды своего труда. Система Воспитательных домов в России включала не только сами приюты, но и целую сеть сопутствующих институтов: родильные дома, госпитали и ссудные кассы. При Московском доме было сформировано училище повивального искусства и родильный госпиталь. Воспитательным домам давались те же привилегии, что и другим учебным заведениям. Всем государственным учреждениям предписано оказывать им всяческое содействие. И. И. Бецкой настаивал на том, чтобы все выпускники Воспитательных домов и их потомки оставались вольными. Большие средства Иван Иванович тратил на содержание этих учрежде-

ний: в Петербургском Воспитательном доме за счёт его собственных пожертвований были образованы вдовья и сохранная казна.

За вклад в развитие образования и широкую благотворительную деятельность в 1772 году Сенат на торжественном заседании наградил И. И. Бецкого большой золотой именной медалью с выбитой в его честь надписью «За любовь к Отечеству» [4, с. 161]. На оборотной стороне медали изображены фасады трёх зданий - Академии художеств, Смольного института и Воспитательного дома, которые он курировал. Однако разработанная Бецким система воспитания детей-сирот не прошла проверку жизнью. Дома не получали государственного финансирования и существовали на пожертвования, которых зачастую не хватало на содержание, не справлялись с большим потоком поступающих детей, велика была смертность, дети не получали в полном объёме воспитания и образования. Новая система воспитания во многом носила утопический характер, не соответствовала реальной ситуации в России того времени, делавшей этот проект нежизнеспособным.

На рубеже XVIII и XIX веков начинается реформа Воспитательных домов. Корректировке подверглись как воспитательные, так и образовательные методы. Особое внимание уделялось обучению воспитанников наукам, увеличивалось количество изучаемых предметов, акцент делался на хирургических, медицинских и аптекарских науках. Курировала Воспитательные дома императрица Мария Федоровна. Она занимала более практичную позицию по вопросу воспитания детей-сирот и считала, что в первую очередь следует заботиться о нуждах конкретных воспитанников, об их профессиональной подготовке. Обучение стало более специализированным. Открывались классы для изучения медицины, музыки, для подготовки к гражданской службе и преподавательской деятельности. В 20-е годы XIX века образование, полученное в Воспитательном доме, приравнивалось к курсу гимназии, и воспитанники получили возможность поступать в университет и на гражданскую службу.

В 30-40 годы XIX века воспитательная система претерпела дальнейшие изменения. В 1837 году Николай I издал указ о превращении всех учебных классов Воспитательных домов в институт для образования сирот военных и гражданских обер-офицеров. Остальные питомцы направлялись в деревни и, по достижении совершеннолетия, становились «вольными хлебопашцами». Хотя на практике многие из них попадали в крепостную зависимость. В 1839 году принято положение о детских приютах, имеющих целью «.призревать бедных обоего пола детей без различия звания» [5]. Согласно этому положению предлагалось осуществлять в приютах религиозно-нравственное воспитание, первоначальное профессиональное образование, а также подготовить сирот к самостоятельному и производительному труду. Приюты получили статус воспитательных учреждений. На практике воспитанники обучались в основном профессии. Вопрос о получении первоначального образования вновь был

поставлен в 70-х годах XIX века в период проведения буржуазных реформ. В это время расширяется сеть воспитательных учреждений. Приюты создавались практически во всех губернских и многих уездных городах. контроль над деятельностью за ними осуществляли попечительства.

Подобные процессы в области воспитания и образования детей-сирот были характерны и для Пензенского края. В 1845 году в Пензе было создано губернское попечительство детских приютов, открыт Алек-сандринский приют. к началу ХХ века при церквях и монастырях края функционировало уже 11 приютов: в городах Пензе, керенске, наровчате, кузнецке, Саранске, Рузаевке, Мокшане, Рамзае, Нижнем Шкафте [6].

С приходом к власти большевиков заботу о содержании и воспитании осиротевших детей взяло на себя государство. Декретом Совета Народных Комиссаров (СНК) от 9 января 1918 года «О комиссиях для несовершеннолетних» были образованы специальные органы (комиссии для несовершеннолетних), на которые возлагались функции социальной охраны детства и устройства беспризорных детей [7]. Детские приюты преобразовывались в детские дома и передавались первоначально в ведение органов социального обеспечения, а в 1919 году - Наркомата просвещения (Наркомпрос).

В начале 20-х годов в стране начинается борьба по ликвидации детской беспризорности, в это время в стране насчитывается около 2 миллионов детей, оставшихся без попечения родителей, а на территории Средне-Волжского края - более 100 тысяч. Детская комиссия, созданная в 1921 году под руководством Ф. Э. Дзержинского, возглавила эту работу. На местах подобные комиссии функционировали при областных исполнительных комитетах и городских советах. Наряду с детскими домами возникли новые типы учреждений для воспитания беспризорных детей - трудовые коммуны и колонии, где осуществлялось трудовое, общественно-политическое воспитание и общеобразовательная подготовка детей. Были открыты колония имени М. Горького, коммуна имени Ф. Э. Дзержинского, детская коммуна В. С. Ершова и школа имени Ф. М. Достоевского.

После окончания гражданской войны и в период восстановления народного хозяйства в стране не хватало средств на содержание воспитательных учреждений. Нередко администрация небольших городов, где находились детские дома, оказывалась не в состоянии разместить беспризорных детей и подростков и обеспечить их всем необходимым: питанием, одеждой и обувью. В частности в Среднем Поволжье в каждом детском доме, рассчитанном на 50-70 человек, приходилось размещать от 100 до 200 детей [8]. Для оказания помощи беспризорникам, и особенно жертвам гражданской войны и голода, по решению Второго съезда Советов СССР в 1924 году был организован фонд имени В. И. ленина. Аналогичные организации создавались при Центральных Комитетах (ЦК) союзных республик, областных исполнительных комитетах и советах крупных городов. В июле 1924 года Президи-

ум Центрального Исполнительного Комитета (ЦИК) СССР определил размер фонда в 100 миллионов рублей, из которых 50 миллионов вносились правительством СССР, а остальные 50 миллионов составляли добровольные отчисления, пожертвования и сборы. Проблемы укрепления материальной базы детских домов, улучшения их обеспечения рассматривались на ИП съездах по охране детства (1918, 1924, 1930 годы).

В начале 30-х годов в связи с голодом, охватившим ряд регионов страны, происходит увеличение количества беспризорных детей. Действующие воспитательные учреждения были не в состоянии принять всех детей-сирот. Поэтому руководством страны был взят курс на расширение сети детских домов. Это можно проследить на примере Среднего Поволжья: в 1932 году в Самаре насчитывалось 4 детских дома для 485 детей и подростков, в Пензе 6 учреждений для 387 человек. В 1933 году в Самаре было уже 7 детских домов с контингентом 630 человек, и 7 детских домов в Пензе с контингентом - 359 человек[9].

Помимо детских домов в стране создавались другие учреждения для беспризорников - детские приёмники для подкидышей, в которых осуществлялась первичная санитарная обработка детей, что было крайне необходимо в условиях высокой заболеваемости населения опасными инфекционными болезнями. Размещались приёмники в основном на железнодорожных станциях. По решению Пензенского городского совета на станции Пенза-! в 1933 году был оборудован вагон-приёмник, рассчитанный на 60 человек [10]. С проблемой детской беспризорности городские советы не могли справиться самостоятельно, помощь в решении этой задачи оказывали милиция, отделы народного образования и здравоохранения. Они проводили учёт детей, устанавливали их личности, размещали в детских учреждениях. Детские дома находились в ведении нескольких наркоматов: Наркомпроса, Наркомздрава, Наркомсобеса и Комиссии советского контроля при СНК СССР, которые зачастую дублировали работу друг друга и детских комиссий при городских советах, что создавало определённые трудности в управлении воспитательными учреждениями [11].

Во второй половине 30-х годов, в период нарастания репрессий, в стране происходит рост контингента детских домов, так как дети, оба родителя которых были репрессированы, определялись в детские дома. В системе государственной охраны детства произошли изменения. Постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 31 мая 1935 года определялись типы детдомов и указывалась ответственность за них каждого наркомата, ликвидировались комиссии для несовершеннолетних, трудовые коммуны и колонии передавались в ведение Народного Комиссариата внутренних дел (НКВД). Согласно данному постановлению в стране открывались воспитательные учреждения различных типов с учётом возрастных особенностей детей, а также состояния их здоровья. Они подразделялись на дошкольные и школьные детдома для здоровых детей и детей с различными физическими отклонениями. Несмотря на важность проблемы борьбы с беспризорностью, фи-

нансирование детских домов, как и в целом народного образования, осуществлялось по остаточному принципу. учебно-материальная база воспитательных учреждений была недостаточно развита. Положение детей и подростков в данных заведениях оставляло желать лучшего. В ходе проверки деятельности городских советов Средне-Волжского края в 1935 году выяснилось, что они практически не интересовались состоянием детдомов и условиями проживания в них воспитанников. Из-за бездействия горсоветов края помещения, предоставленные сиротам, нуждались в капитальном ремонте, значительной части детей требовалась медицинская помощь, отпуск средств на содержание детских домов задерживался, воспитанники лишь на 50 % были обеспечены одеждой и обувью, не хватало продуктов питания, многие заведующие детдомами нерационально использовали отпущенные средства. Для исправления ситуации органы народного образования и городские советы осуществили ряд мер, улучшивших положение детей [12].

Детским домам выделялись земельные участки, создавались подсобные хозяйства, возросло финансирование, что позволило к концу 30-х годов решить продовольственную проблему и наладить снабжение воспитанников промышленными товарами. К началу третьей пятилетки по стране насчитывалось около 3 тысяч детских домов, в которых воспитывалось более 340 тысяч человек [13]. В предвоенный период времени в стране сложилась советская система воспитания детей-сирот, для которой характерны унификация, преобладание общественно-политических форм над другими. Кроме того, примерно в 6 раз сократилось количество детей, оставшихся без попечения родителей.

С особой остротой вопрос о судьбах детей-сирот вновь встал в годы Великой Отечественной войны. Каждый день войны оставлял без крова и родителей всё новые тысячи детей. В связи с оккупацией ряда западных территорий страны или угрозы оккупации из прифронтовых районов в тыл было эвакуировано 1365 детских домов, также вывезены десятки тысяч детей, осиротевших или утративших связь с семьей. Многие из них размещались в республиках Средней Азии, на урале, в Сибири. Важную роль в системе мер по мобилизации государственных органов и сил общественности на борьбу с беспризорностью и безнадзорностью сыграло постановление СНК СССР от 23 января 1942 года «Об устройстве детей, оставшихся без родителей» [14]. При СНК союзных и автономных республик, исполкомах местных советов создавались комиссии по устройству детей-сирот. Они занимались размещением детей, была расширена сеть детских приёмников-распределителей. Постановление привело к расширению сети и росту контингента детских домов. Дети до трёх лет направлялись в дошкольные учреждения или передавались в семьи трудящихся на патронирование. Это потребовало от государства новых значительных усилий и затрат. В целом по стране число воспитанников в детских домах к 1944 году возросло до 534 тысяч человек [15]. Советское правительство, правительства и наркомпросы союзных республик оказывали детским

учреждениям всестороннее внимание. Об этом свидетельствует ряд постановлений, принятых правительством СССР: «Об улучшении работы детских домов» (сентябрь, 1943 г.), «О мероприятиях по расширению сети детских учреждений и улучшению медицинского и бытового обслуживания женщин и детей» (ноябрь, 1944 г.), «О детских домах при промышленных предприятиях» (сентябрь, 1945 г). В них Совнарком СССР обязал органы власти обеспечить регулярную работу комиссий по трудоустройству детей, оставшихся без родителей, установить контроль над своевременностью их устройства, а также за воспитанием и условиями жизни ребят [16].

Средств, выделяемых государством на содержание детей-сирот, было недостаточно. За годы войны ассигнования на детские дома и мероприятия по охране детства составляли в Российской Федерации всего лишь 16 % от всех расходов на народное образование [17]. К решению указанной проблемы подключилась общественность страны. В течение 1942 и 1943 годов возникла сеть инициативных детских домов. К середине 1944 года их насчитывалось около 400, и все они содержались исключительно на средства колхозов и совхозов. При региональных отделах народного образования создавались общественные фонды, осуществлялся сбор вещей и продуктов в пользу нуждающихся детей. Для детей воинов Советской армии и партизан с 1943 года стали создаваться специальные детские дома. К концу войны их насчитывалось 120, контингент воспитанников составлял 17200 человек [18].

Наиболее действенными формами устройства осиротевших детей и предупреждения беспризорности были усыновления, патронат и опека. Всего по стране в конце войны в семьях трудящихся воспитывалось около 350 тысяч детей. Чтобы не разлучать детей одной семьи, хотя и принадлежащих к различным возрастным группам, государство из гуманных соображений пошло на создание детских домов смешанного типа. Воспитанники детских домов наряду с обучением в общеобразовательной школе имели необходимые условия для развития творческих способностей, военно-физической и профессиональной подготовки. Дети, достигшие четырнадцатилетнего возраста, обучались профессии главным образом в системе Трудовых резервов и через производственное ученичество. Для улучшения материального обеспечения детдомовцев и укрепления учебно-материальной базы воспитательных учреждений, совершенствования трудовой подготовки детей создавались подсобные хозяйства, оборудовались слесарные, столярные, швейные мастерские. И хотя Советское правительство, органы народного образования, общественность проявляли особую заботу о детях-сиротах, состояние многих детских домов было неудовлетворительным. Зачастую местные органы власти не проявляли должного внимания о воспитанниках, самоустранялись от контроля над работой данных учреждений, которые испытывали нужду в самом необходимом: продовольствии, топливе, мебели. Например, в 50 домах Пензенской области, в которых содержалось около 4 тысяч детей, не хватало спальных

мест - дети спали по 2-3 человека на кровати, кухонной и столовой посуды, жилые и учебные помещения не ремонтировались в течение длительного времени, фонды, выделяемые на продукты питания, отоваривались несвоевременно и продуктами низкого качества. Часть детей не была охвачена профессионально-трудовым обучением [19]. Подобная ситуация характерна для большинства детских домов страны. Тяжёлое положение детских учреждений было вызвано недостаточным финансированием со стороны государства. Во время войны основное внимание и финансовые средства центральных и местных органов управления в первую очередь направлялись в военную отрасль -на победоносное завершение войны, а также на восстановление разрушенного народного хозяйства в районах, освобождённых от немецкой оккупации. Однако, несмотря на все трудности, в результате принятых государством мер в стране не было допущено массовой детской беспризорности.

В конце 50-х - середине 60-х годов в СССР была проведена большая реорганизация детских домов. В 1956 году принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров «Об организации школ-интернатов». В ходе реализации этого постановления возникла развёрнутая сеть общеобразовательных школ-интернатов, которая охватывала более чем миллион воспитанников [20]. Школы-интернаты призваны были объединить воспитательный и учебный процесс; создавались на объединённой базе детских домов, восьмилетних школ и вспомогательных школ-интернатов средних школ. Детские дома, имевшие неудовлетворительную материальную базу, были закрыты. Количество детских домов по стране сократилось. В Пензенской области - с 50 (1945 г.) до 9 (1969 г.). В интернатные учреждения реорганизованы 13 детских домов [21]. Школы-интернаты рассматривались как учебно-воспитательные учреждения нового типа, призванные объединить обучение с производительным трудом.

В мае 1959 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «О мерах по развитию школ-интернатов в 1959-1965 годах». В нём поставлен вопрос о завершении к 1965 году реорганизации детских домов в школы интернаты и увеличении контингента воспитанников в 14 раз. Особое внимание обращалось на укрепление учебно-материальной базы этих учреждений: предусматривалось строительство учебных, жилых и подсобных зданий, а также квартир для педагогов и воспитателей [22, с. 254]. В стране вводились новые государственные нормы питания детей, снабжения топливом детских учреждений, устанавливались правила постоянного медицинского обслуживания. Воспитатели и педагогический персонал по нормам снабжения приравнивались к рабочим промышленности, транспорта и связи. В постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах дальнейшего улучшения работы средней общеобразовательной школы» (1966 г.) чётко определены функции и назначение интернатных учреждений: «оказание государственной помощи детям, оставшихся без

попечения родителей, и детям из многодетных семей» [22, с. 256]. Школы-интернаты получили педагогический статус как учреждения народного образования.

В системе детских домов и школ-интернатов в 70-е - 80-е годы стали проявляться негативные моменты: несоответствующий тому времени уровень учебноматериальной базы, проникновение в организацию жизни детей формализма, казёнщины. В рассматриваемый период времени в стране возросло количество детей, оставшихся без попечения родителей. Среди них настоящих сирот было 10-12 %, свыше 70 % детей, воспитывавшихся в детских домах и интернатах, имели близких родственников или родителей, лишённых родительских прав, либо были оставлены матерями после рождения. Для исправления сложившейся ситуации правительство принимает ряд постановлений (1977 г., 1984 г., 1985 г., 1987 г.), в которых предусматривается значительное увеличение расходов на содержание детдомовцев, снижение наполняемости классов и воспитательных групп до 25 человек. Воспитанники детских домов, оставшиеся без родителей, после окончания восьми классов общеобразовательной школы принимались в средние учебные заведения вне конкурса. При этом учебное заведение обязано было предоставить воспитанникам общежитие, содержать их на полном государственном обеспечении по нормам, установленным для детских домов. При направлении детей-сирот в учебные заведения и на работу им выдавалась одежда, обувь, постельные принадлежности. В школах-интернатах почти на 30 % были увеличены средства на питание детей [23.] Доходы, полученные от работы воспитанников в мастерских и подсобных хозяйствах интернатных учреждений, оставались в их распоряжении и направлялись на улучшение питания, бытового и культурного обслуживания детей, на расширение производственной базы помимо государственных ассигнований.

В детских домах и школах-интернатах проводилась большая работа по совершенствованию учебновоспитательного процесса. Сложились определённые формы и методы педагогической работы с воспитанниками при подготовке домашних заданий, проведении воспитательных мероприятий и организации досуга, в процессе лечебно-оздоровительной деятельности. К воспитательной работе в учреждениях интернатного типа привлекались комсомольские и профсоюзные организации близлежащих фабрик и заводов, студенты, шефы, члены попечительских советов. В ряде педагогических вузов страны вводится специализация по подготовке кадров для работы в детских домах и интернатах.

В конце 80-х - начале 90-х годов наблюдается ухудшение материального положения интернатных учреждений, сокращаются размеры государственного финансирования, что было вызвано системным кризисом, который поразил нашу страну. Именно в это сложное время по инициативе Детского фонда начинается переход к новой модели детских домов - семейных. К началу реформирования семейные дома име-

лись в 90 странах мира. Основная задача этих домов состояла в приближении условий воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, к домашним, которые позволяют более успешно осуществлять гармоничное развитие ребёнка и подготовить его по мере взросления к самостоятельной жизни. Воспитание ребёнка, особенно младшего возраста, вне семьи накладывает отпечаток на его психологическое, физическое и социальное развитие. Воспитанникам детских домов бывает очень трудно адаптироваться в реальной обстановке, создать свою собственную полноценную семью.

Семейные дома в нашей стране начинают функционировать с 1988 года, в 1989 году они стали именоваться «приёмными семьями». В создании этих домов принимают активное участие общественные организации и органы народного образования, которые осуществляют подбор родителей-воспитателей. Время, которое приёмные родители уделяют воспитанию детей, засчитывается в их общий и непрерывный стаж при назначении пенсий, пособий и в стаж работы по специальности. Каждой семье, взявшей на воспитание детей, оказывается медико-консультативная, психолого-диагностическая и материальная помощь. На содержание ребёнка, находящегося в приёмной семье или под опекой, по данным за 2008 год, государством ежемесячно выплачивалось 4 тысячи рублей, кроме того опекунам и приемным родителям дополнительно выделяется 4 тысячи рублей на организацию летнего отдыха детей [24]. Первая приёмная семья в Пензенской области была создана в 1989 году в с. Кур-гановка Каменского района. Затем появились приёмные семьи в Тамале, Сурске, с. Любятине Пензенского района и в г. Заречном. В настоящее время в крае в 476 приёмных семьях воспитываются 719 приёмных детей [25]. Результатом политики, проводимой в стране за последние годы, стало сокращение числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и количества детских домов. По данным Министерства образования Пензенской области за период с 2004 по 2008 годы в области перестали функционировать три детских дома, а контингент детдомовских детей сократился с 766 до 221 человека [25]. Тенденции к сокращению интернатных учреждений стали проявляться в масштабах всей страны.

Становление и развитие системы воспитания детей-сирот в России прошли длительный и сложный путь, который сопровождался рядом трудностей и завершился созданием общественной системы воспитания детей. Но эта проблема в стране до конца не решена.

список ЛИТЕРАТУРЫ

1. Арефьев А. Л. Беспризорные дети России // Социологические исследования. 2003. № 9. С. 61.
2. Веселова А. Воспитательный дом в России и концепция воспитания И. И. Бецкого //Отечественные записки. 2004. № 3. С. 169.
3. Генеральное учреждение о воспитании обоего пола юношества, конфирмованное Ея Императорского Величества 1764 года марта 12 дня // Отечественные записки. 2004. № 3. С.181.
4. Русева Л. Луч милости // Смена. 2007. № 8. С. 160-161.
5. Ефремов В. Ф. Детские дома начинались с приютов // Просвещение.1998. № 2. С. 55.
6. Чернецова Т. А. Детские дома / Пензенская энциклопедия.- М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2001. С. 153.
7. Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа. Сборник документов, 1917 - 1973. М.: Педагогика. 1974. С. 342.
8. Разгрузить детдома // Волжская Коммуна. 1933. № 81.
9. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 1562. Оп. 14.Д.75.Л.66 об.
10. Государственный архив Пензенской области (ГАПО). Ф. Р. 453. Оп. 1.Д.1313.Л.4 об.
11. ГАРФ. Ф.7523. Оп. 4. Д. 5.Л.181-183.
12. Государственный архив Самарской области (ГАСО). Ф. Р. 779. Оп. 2. Д. 199. Л. 226.
13. ГАРФ. Ф. 7523. Оп. 4. Д. 5.Л. 186.
14. Собрание постановлений и распоряжений правительства СССР. М. Учпедгиз,1942. Вып. 2. С. 26.
15. История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945 годы: В 6-ти томах. Т. 4. М.: 1962. С. 616.
16. Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа. Сборник документов, 1917 - 1973. М.: Педагогика. 1974. С. 354-356.
17. Великая Отечественная война, 1941-1945. М.: «Советская энциклопедия». 1985. С. 241.
18. Там же. С. 241.
19. Культурное строительство в Пензенском крае, 1939-1977. Документы и материалы. Саратов. Приволжское книжное издательство. Пензенское отделение. 1989. С. 66.
20. Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа. Сборник документов, 1917 - 1973. М.: Педагогика. 1974. С. 354.
21. ГАПО. Ф. Р. 1381. Оп. 1. Д. 1352. Л. 68.
22. Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа. Сборник документов, 1917 - 1973. М.: Педагогика. 1974. С. 254,256.
23. Народное образование в СССР. Сборник нормативных актов. М.: «Юридическая литература». 1987. С. 157-159.
24. Без права на ошибку // Аргументы и факты. 2008. № 33.
25. Чужих детей не бывает // Аргументы и факты. 2008. № 52.
Научтруд |