Научтруд
Войти

Политический сыск в России в конце XIX-начале XX веков. Историография проблемы

Автор: указан в статье

ровский А. Н. Пьесы. М., 1982; Успенский Г. И. Нравы Растеряевой улицы. М., 1986 и др.

4. Памятные книжки Пензенской губернии на 1864, 1868, 1869, 1870, 1888, 1900, 1902, 1904, 1911-1912 годы. Пенза, 1865, 1869, 1870, 1871, 1889, 1901, 1903, 1905, 1913.
5. Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. СПб., 1903. Вып. ХХХ. Пензенская губерния; Сталь К. Ф. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами генерального штаба. Пензенская губерния. СПб., 1867. Ч. 1, 2.
6. Попов А. Е. Церкви, причты и приходы Пензенской епархии. Пензенская губерния и епархия. (Краткие исторические сведения). Пенза, 1896.
7. Свод законов Российской империи. СПб., 1853. Т. IX. Раздел III. О городских обывателях.
8. Сталь К. Ф. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами генерального штаба. Пензенская губерния. СПб., 1867. Ч. 1, 2.
9. Сухова О. А. Особенности становления провинциального предпринимательства (по материалам Среднего Поволжья) // Исторические записки: Межвуз. сб. науч. трудов. Пенза, 1998. Вып. 2. С. 134-142; Она же. Бытовая культура пензенских предпринимателей второй половины XIX - начала ХХ в. // Краеведение. Пенза, 1997. № 2. С. 34-42; Она же. Предпринимательство и предприниматели в Российской империи. Пенза, 2000.
10. Тюстин А. В. Пензенские губернские предводители дворянства. Пенза, 2001.
11. Тюстин А. В. Пензенское купечество: Вопросы истории формирования // Земство. Пенза, 1994. № 3. С. 47-62; Он же. Пензенское торгово-промышленное предпринимательство в системе межрегиональных и внешнеэкономических сношений (вторая половина XVШ-начало ХХ вв.) // Земство. Пенза, 1995. № 4. С. 32-52; Он же. Во благо Отечества: из истории предпринимательства Пензенской губернии. М., 2004.

УДК 351.73(09)

ПОЛИТИЧЕСКИЙ сыск в России в КОНЦЕ Х1Х-НАЧАЛЕ XX ВЕКОВ. ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ

О. Ю. ПРОНЬКИНА

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра отечественной истории и методики преподавания истории

В последнее время вопрос о государственной безопасности стоит очень остро. В связи с этим усиливается интерес к изучению исторического опыта деятельности силовых структур. Предпринимаются попытки исследовать органы политического сыска, их функции, основные направления деятельности и методы работы. Но прежде чем исследовать, необходимо определить степень научной разработанности проблемы. В представленной статье дается обзор работ, посвященных истории политического сыска в России в конце Х1Х-начале XX вв. Автор выделяет основные этапы развития историографии данной проблемы, выявляя особенности каждого периода.

Система полицейских органов всегда занимала особое место в аппарате государственного управления. Поэтому в период становления и существования российского абсолютизма происходило формирование и укрепление политической полиции. Самодержавие всеми возможными способами стремилось подавить освободительное движение и не допустить развитие в стране революции. Весь государственный аппарат царизма, и в первую очередь его карательные органы (армия, суд, полиция, жандармерия), был направлен на выполнении этой задачи.

В последнее время в историографии заметно усиливается интерес к изучению исторического опыта государственного устройства дореволюционной России, в т. ч. развития и взаимодействия силовых структур самодержавия на протяжении длительного периода обеспечивавших внутриполитическую безопасность государства. Исследование органов политического сыска как силы, противодействовавшей революционному движению, происходило в основном в контексте изучения общественно-политической жизни. Между тем политическая полиция Российской империи в ХК-начале XX вв. занимала одно из важнейших мест в системе органов государственной власти.

Историография проблемы характеризуется незначительным числом работ, посвященных истории тайной полиции в России в XIX-начала XX в., и в то же

время достаточно частым упоминанием о данной проблеме в исследованиях о внутриполитическом состоянии России данного периода. Есть также работы, которые уделяют внимание какому-то одному из направлений деятельности тайной полиции. Характеризуя историографию данной проблемы, можно выделить три основных периода: дореволюционный, советский и современный (постсоветский).

В дореволюционный период история политического сыска конца XIX-начала XX вв. не рассматривалась в качестве предмета научного исследования. Существующий пробел частично восполняют официальные издания - сборники юбилейных очерков истории МВД и Петербургской городской полиции [1], однако они недостаточно анализируют деятельность провинциальных полицейских органов и в целом имеют описательный характер, т. к. их авторами выступали не историки, а полицейские чиновники, не ставившие перед собой целей научного исследования. Исключение составляет лишь небольшая историко-публицистическая статья П. Е. Щеголева «К истории полицейской агентуры в России» [2], раскрывающая отдельные формы и методы работы полицейских органов. Для изучаемой темы представляет определенный интерес брошюра бывшего директора Департамента полиции

А. А.Лопухина «Из итогов служебного опыта. Настоящее и будущее русской полиции» [3], в которой да-

ется характеристика общей и политической полиции в период революции 1905-1907гг. и делается попытка экскурса в историю, предлагаются меры, направленные на совершенствование форм и методов борьбы с революционным движением в интересах укрепления режима. Если история полиции освещалась в дореволюционной литературе недостаточно, то структура и деятельность Отдельного корпуса жандармов как органа политического сыска и вовсе не нашла своего отражения. Это объясняется недоступностью источников, обусловленной их секретным характером, а также цензурными ограничениями.

Комиссией сенатора Макарова по реформе полиции был подготовлен «Исторический очерк образования и развития полицейских учреждений в России» [4]. Работа эта, как и брошюра Лопухина, касается больше вопросов самого полицейского аппарата в целом и в очень малой степени Департамента полиции. Методы деятельности органов политического сыска, становления и развития провокаторских приемов рассматривались в работе историка Б. Б. Глинского «Отдельные эпизоды агентурной деятельности Департамента полиции в 80-е годы», вышедшей в 1912 г. [5]. В ней была предпринята попытка критики жандармско-полицейской системы России.

После Февральской революции 1917 г., когда был создан ряд комиссий по разбору документов Департамента полиции, охранных отделений, губернских жандармских управлений и появилась возможность знакомиться с материалами этих учреждений, выходят очерки и книги, раскрывающие тайны жандармерии и полиции. В качестве их авторов часто являются члены этих комиссий: В. К. Агафонов, С. Г. Сватиков, С. Б. Членов, А. Волков и др. [6]. Эти работы посвящены заграничной агентуре, деятельности охранных отделений, секретной агентуре, анализу методов и приемов охранки, уделяется внимание провокаторской деятельности самих учреждений политического сыска.

Только в советское время, когда началась широкая публикация документов и материалов по истории общественного и революционного движения в России, внутренней и внешней политики царизма, были подняты обширные пласты архивных материалов, ранее совершенно недоступные для исследователей.

Особенно усилился поток работ, связанных с деятельностью политической полиции, в 20-30-е годы, когда материалы полицейских фондов стали изучать специалисты-историки: Р. К. Кантор «К истории черных кабинетов», М. К. Лемке «Наш заграничный сыск (1881-1883)», П. Е.Щеголев «Жандармские откровения (заведующего Особым отделом о провокации)», П. Е. Щеголев «Охранники и авантюристы» [7]. В этих работах делаются первые попытки анализа деятельности учреждений политического сыска, методов их работы. Но авторы, как правило, касались только определенных моментов деятельности данных учреждений, не пытаясь дать общей картины претерпеваемой ими эволюции. Таким образом, историография 20-х годов включает в себя отдельные исследования о деятельности охранных отделений, «черных кабинетов», некоторых секретных сотрудников.

Литература довоенного времени концентрировала внимание на методах борьбы царизма с революционным движением, на разоблачении реакционной сущности царской полиции и, в первую очередь, секретной агентуры. Позднее к проблеме политического сыска советские историки специально не обращались, т. к. в 40-50 годы, в условиях тоталитарной системы она считалась «неактуальной».

Изменение политической системы в стране и ослабление архивной и издательской цензуры во второй половине 50-х-начале 60-х гг. XX века привели к возобновлению исследований по истории госучреждений Российской империи. Именно в это время появляются работы Н. П. Ерошкина «История государственных учреждений дореволюционной России», его же «Самодержавие накануне краха» [8]. В работе

Н. П. Ерошкина «Самодержавие накануне краха» на большом фактическом материале раскрывается сущность государственного строя помещичье-буржуазной России, историческая обреченность политического режима, возглавляемого Николаем II.

Интересные сведения об организации и деятельности политической полиции и оценки ее агентов во второй половине XIX в. содержатся в книгах и статьях С. С. Волка «Народная война 1879-1882 гг.», М. Н. Гернета «История царской тюрьмы», Н. Я. Эй-дельмана «Герцен против самодержавия», Ш. М. Левина «Общественное движение в России в 60-70-е гг. XIX в.» и др. [9]. Но в этих работах интерес к политической полиции проявлялся лишь в контексте ее борьбы с революционным движением.

Темой истории тайной полиции интересуются не только историки, но и юристы: С. В. Юшков «История государства и права СССР», Р. С. Мулукаев «Полиция и тюремные учреждения дореволюционной России», Д. И. Шинджикашвили «Сыскная полиция в царской России в эпоху империализма» [10]. Все эти работы дают адекватное представление о системе политических институтов царизма и тем самым помогают более глубокому пониманию роли и места Департамента полиции и подведомственных ему учреждений в данной системе. Необходимо отметить, что именно юристы в своих работах затрагивают вопросы развития правовой базы в части политического сыска.

Необходимо отметить работы Д. И. Шинджикашвили, которые представляют собой исторический обзор становления и деятельности Департамента полиции в целом, включая борьбу карательных органов не только с политическими, но и с уголовными преступлениями. Автор выделяет различные виды секретных агентов и перечисляет их функциональные обязанности. К числу несомненных достоинств указанных исследований необходимо отнести освещение в них механизма взаимодействия между МВД и другими министерствами.

В рамках изучения приемов и методов борьбы Департамента полиции с революционным движением усиливается внимание к провокаторской деятельности секретных сотрудников и борьбе с ними в революционных организациях. Этим вопросам посвящены работы Б. К. Эренфельда «Дело Малиновского»; его

же «Из истории борьбы большевистской партии с подрывной деятельностью царской тайной полиции» [11]. Более широко эта тема раскрывается в работах М. Е. Соловьева «Царские провокаторы и дело социал-демократической фракции 2-ой Государственной Думы» [12], А. П. Кознова «Борьба большевиков с подрывной агентурой царизма в период реакции (1907-1910 гг.)» и «Борьба большевиков с подрывными акциями царской охранки в 1910-1914 гг.» [13]. В работах Б. К. Эренфельда и статьях А. П. Кознова подробно раскрываются методы, использовавшиеся большевиками для выявления провокаторов. Борьба других партий с политической полицией в данных исследованиях не нашла своего отражения.

В настоящее время усиливается интерес к теме политического сыска. На рубеже XX-XXI веков наблюдается активизация как внутреннего, так и международного терроризма, серьезное обострение межнациональных противоречий, поэтому накопленный опыт в XIX-начале XX в. в сфере обеспечения безопасности государства и общества представляет определенную ценность. Вышла монография, в которой исследуется политический сыск России начиная с XVI в. и заканчивая 1917 г. Это - книга Ф. Лурье «Полицейские и провокаторы» [14]. Предназначенная для широкого круга читателей, она в то же время снабжена профессионально составленным научно-справочным аппаратом. Для массового читателя предназначена работа В. М. жухрая «Тайны царской охранки: авантюристы и провокаторы» [15] о закулисной борьбе и интригах в правящих кругах царской России, о высших чинах жандармерии, полиции и охранки - Судейкине, Рач-ковском, Плеве, Зубатове и др., о провокаторах в российском политическом движении - Азефе, Дегаеве, Малиновском. Взяв за основу архивные документы и мемуары, автор сделал попытку проникновения в историю политического сыска России, дал собственное видение тех людей и событий, о которых пишет.

В качестве учебного пособия вышла работа

B. В. Романова «На страже Российской монархии. Политическая полиция Поволжья в 1905-1907», посвященная учреждениям, действовавшим в Поволжском регионе [16].

К современным историкам, исследовавшим проблему истории политической полиции, относятся Г. Головков «Канцелярия непроницаемой тьмы», Б. Николаевский «История одного предателя», З. И. Пере-гудова «Политический сыск России (1880-1917)»,

C. А. Воронцов «Правоохранительные органы. Спецслужбы. История и современность» [17].

В 2006 году вышла работа И. Симбирцева «На страже трона. Политический сыск при последних Романовых. 1880-1917». В книге подробно и разносторонне рассказывается о российских спецслужбах конца XIX - начала XX столетия, рассматривается их структура, развитие и методы работы, а также такие щекотливые моменты как террор на службе тайного сыска, провокаторы и провокация. Дается анализ причин крупных провалов сотрудников политического сыска, сделавших возможным убийства Александра II и Столыпина [18].

Заслуживает внимание исследование Л. Г. Прай-смана «Террористы и революционеры, охранники и провокаторы» [19], посвященное боевой организации партии социалистов-революционеров (эсеров) - одной из самых страшных террористических организаций XX века. Автор исследует феномен российского террора, реакцию на него широких слоев общества и правительственного лагеря. В книге подробно описаны противостояние правительства и террористов, сложные отношения между ними. Широко используются новые архивные источники.

В 2002 году была опубликована книга «жандармы России» - коллективная работа профессиональных историков и бывших работников спецслужб. В нее вошли публикации В. С. Измозика «Политический розыск ведет III Отделение», З. И. Перегудовой «Департамент полиции и местные учреждения политического розыска», А. Фомушкина «Страницы истории филерской службы политической полиции (1880-1917)». Это - научно-популярное издание, охватывающее всю историю политического сыска России до 1917 г.

В предисловии к изданию, составленном

В. С. Измозиком, дано определение политического сыска: «Политический сыск (розыск) - система, включающая выявление специальными структурами с помощью негласных методов лиц, чей образ мысли и деятельность согласно существующему законодательству и традициям представляют реальную или мнимую опасность для данного государственного строя и его официальных представителей, пресечение такого поведения, а также предотвращение подобных явлений в будущем. Это означает, что политический сыск в значительной мере является реакцией на уже происшедшее или то, что может произойти» [20].

На уровне Пензенской губернии специально проблемой исследования истории полиции никто не занимался, и поэтому труды по истории местной полиции составляют в основном публикации в периодической печати губернии, области. В начале XX в. статьи в периодической печати публиковал Н. Езерский [21]. А в конце XX в. вышла статья-интервью В. Карнишина «жандармерия», освещающая работу и организацию тайной агентуры [22].

Таким образом, характеризуя историографию политического сыска России в конце XIX-начале XX вв., мы выделили 3 основных периода: дореволюционный, советский и современный. Дореволюционный период не отличается разнообразием литературы, по объективным причинам история политической полиции не была объектом специального рассмотрения в это время.

В историографии советского периода делаются первые попытки анализа деятельности учреждений политического сыска. Но, несмотря на это, исследования, специально посвященного истории политического сыска, в советское время так и не появилось. Работы того времени уделяют внимание лишь отдельным аспектам деятельности органов тайной полиции, не пытаясь дать общей картины претерпеваемой ими эволюции.

За последнее десятилетие интерес к проблемам политического сыска царской России значительно

возрос. Особое внимание стало уделяться местным органам политической полиции. Работы, которые выходят в последнее время, кроме научно-исторических публикаций содержат биографические очерки, не публиковавшиеся ранее воспоминания, разнообразные документы.

Проведенный нами историографический обзор позволяет сделать вывод о значительном вкладе исследователей в изучение различных проблем становления и развития полиции в России, но при этом ряд вопросов, и в том числе не второстепенных, остаются малоизученными, а целый ряд важных и интересных источников - не введенными в научный оборот.

Пожалуй, главный пробел состоит во все еще недостаточной изученности организации, структуры, функций, практической деятельности и общественнополитической роли учреждений политического сыска. Проблемы исторического развития России пореформенного периода на современном историографическом этапе нуждаются в изучении в рамках новых методологических подходов. В сложное и переломное для России время многие проблемы отечественной истории требуют к себе особого внимания со стороны исследователей, для которых открываются новые возможности.

список ЛИТЕРАТУРЫ

1. Министерство внутренних дел. 1802-1902. Исторический очерк. СПб., 1902. 68с.; Санкт-Петербургская столичная полиция и градоначальство. 1703-1903. СПб., 1903. 56 с.
2. Щеголев П. Е. К истории полицейской агентуры в России // Былое. 1906. №3. С. 10-22.
3. Лопухин А. А. Отрывки из воспоминаний. М.-Пг.: Госиздат, 1923. 99 с.
4. Исторический очерк образования и развития полицейских учреждений в России. СПб., 1913.
5. Глинский Б. Б. Отдельные эпизоды агентурной деятельности Департамента полиции в 80-е годы // Исторический вестник. 1912. Т. 127. № 2. С. 667-690.
6. Волков А. Петроградское охранное отделение. Пг., 1917. 87 с.; Красный А. Тайны охранки. М., 1917. 56 с.; Агафонов В. К. Заграничная охранка. Пг., 1918. 312 с.; Сватиков С. Г. Русский политический сыск за границей (по документам Парижского архива заграничной агентуры Департамента полиции). Ростов-на-Дону, 1918. 201 с.; Жилинский В. Б. Организация и жизнь охранного отделения во времена царской власти // Голос минувшего. 1917. № 9-10. С. 110-120; Членов С. Б. Московская охранка и ее секретные сотрудники. М., 1919. 92 с.
7. Кантор Р. К. К истории черных кабинетов // Каторга и ссылка. 1927. № 8. С. 90-99; Лемке М. К. Наш заграничный сыск (1881-1883) // Красная летопись. 1923. № 5. С. 67-84; Щеголев П. Е. Жандармские откровения (заведующего Особым отделом о провокации) // Каторга и ссылка. 1929. № 54. С. 90-105; Щеголев П. Е. Охранники и авантюристы. М.: Государственная публичная библиотека России, 2004. 459 с.
8. Ерошкин Н. П. История государственных учреждений дореволюционной России. М.: Высшая школа, 1968.
368 с.; его же. Самодержавие накануне краха. М.: Просвещение, 1975. 160 с.
9. Волк С. С. Народная война 1879-1882. М.-Л.: Наука, 1966. 491 с.; Гернет М. Н. История царской тюрьмы. 1870-1900. Т. III. М.: Юридическое издательство министерства юстиции СССР, 1948. 361 с.; Ильинский Л. К. Герцен и III отделение // Голос минувшего. 1918. № 7-9. С. 79-98;Левин Ш. М. Общественное движение в России в 60-70 гг. XIX в. М.: Соцэкгиз, 1958. 512 с.; Порох И. В. Процесс Чернышевского и общественность России. Сборник документов. Дело Чернышевского. Саратов: Книжное издательство, 1968. 200 с.; Эйдельман Н. Я. Герцен против самодержавия. Секретная политическая история России 18-19 вв. и Вольная печать. М.: Мысль, 1973. 367 с.
10. Юшков С. В. История государства и права СССР. М.: Юриздат, 1950. 671 с.; Мулукаев Р. С. Полиция и тюремные учреждения дореволюционной России. М.: Высшая школа, 1964. 403 с.; его же. Организационноправовые основы становления Советской милиции (1917-1920). Гл. 1. М.: Академия МВД СССР, 1975. 105 с.; Мулукаев Р. С, Полубинский В. И. Сказ о сыске // Советская милиция. 1990. № 1-12. С. 56-68; Шинд-жикашвили Д. И. Сыскная полиция в царской России в эпоху империализма. Омск: Западносибирское книжное издательство, 1973. 67 с.; его же. Министерство внутренних дел царской России в период империализма. Омск: Западносибирское книжное издательство, 1974. 111 с.
11. Эренфельд Б. К. Дело Малиновского // Вопросы истории. 1965. № 7. С. 106-116; его же. Из истории борьбы большевистской партии с подрывной деятельностью царской тайной полиции // Вопросы истории КПСС. 1979. № 12. С. 84-94.
12. Соловьева М. Е. Царские провокаторы и дело социал-демократической фракции 2-ой Государственной Думы // Вопросы истории. 1966. № 8. С. 124-129;
13. Кознова А. П. Борьба большевиков с подрывной агентурой царизма в период реакции (1907-1910 гг.) // Вопросы истории КПСС. 1986. № 12. С. 66-70; его же. Борьба большевиков с подрывными акциями царской охранки в 1910-1914 гг. // Вопросы истории КПСС. 1983. № 9. С. 59-74;
14. Лурье Ф. М. Полицейские и провокаторы. Политический сыск в России. 1649-1917гг. М.: Терра, 1998. 347 с.
15. Жухрай В. М. Тайны царской охранки: авантюристы и провокаторы. М.: Политиздат, 1991. 336 с.
16. Романов В. В. На страже Российской монархии. Политическая полиция Поволжья в 1905-1907. Ульяновск: Издательство СВНЦ, 1998. 191 с.
17. Головков Г. З. Канцелярия непроницаемой тьмы. М.: Манускрипт, 1994. 384 с.; Николаевский Б. И. История одного предателя. М.: Политиздат, 1991. 384 с.; Пере-гудова З. И. Политический сыск России (1880-1917). М.: РОССПЭН, 2000. 432 с.; С. А. Воронцов Правоохранительные органы. Спецслужбы. История и современность. Ростов-на-Дону: Феникс, 1998. 640 с.
18. Симбирцев И. На страже трона. Политический сыск при последних Романовых. 1880-1917. М.: ЗАО Центр-полиграф, 2006. 429 с.
19. Прайсман Л. Г. Террористы и революционеры, охранники и провокаторы. М.: РОССПЭН, 2001. 432 с.
20. Измозик В. С. Жандармы России. М.: Олма-пресс, 2002. 640 с.
21. Езерский Н. преступный элемент города // Пензенский городской вестник. 1911. № 8. С. 10-11; его

же. Об организации юридической помощи народу // Вестник пензенского земства. Пенза. 1910. № 4. С. 5.

22. Карнишин В. Жандармерия // Пензенские вести. 1994. 22 октября. С. 7.

УДК 374

НАРОДНЫЕ ЧТЕНИЯ КАК ОДНА ИЗ ФОРМ ВНЕШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ в россии (вторая половина XIX - начало хх века)

М. А. САВИНОВА

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра отечественной истории

Статья посвящена возникновению и развитию одной из форм внешкольного образования в России - народным чтениям. В ней показаны как положительные факторы организации народных чтений, их влияние на нравственный уровень, воспитание и образование населения, так и негативные моменты, связанные с их деятельностью. В статье раскрывается не только самостоятельное значение народных чтений как формы внешкольного образования, но и значение их в общей системе развития народного образования данного периода.

Внешкольное образование описываемого периода включало в себя такие формы как библиотеки, публичные лекции, воскресные школы, школы грамоты, повторительно-дополнительные классы и т. д. Одной из важных форм внешкольного образования в России второй половины ХК-начала ХХ века следует признать организацию народных чтений.

Народные чтения возникли во второй половине ХК века в С.-Петербурге. В ноябре 1871 года вышло постановление об учреждении комиссии для обсуждения условий, на которых могут быть допущены беседы и чтения для народа. В постановлении было указано, что беседы и чтения могут иметь полезное влияние, но допущены они могут быть лишь при крайней необходимости [2. С. 45].

В декабре того же года комиссией в виде опыта допускалось устройство народных чтений. Программы и текст чтений предварительно одобрялись министром народного просвещения; чтения должны были читаться строго по тексту без дополнений, а не говориться; устройство чтений не дозволялось благотворительным обществам и частным лицам. Опыт продолжался 3 месяца. За вход была установлена плата в 5 копеек. Общее число посетителей чтений за 3 месяца достигло 17 000. Считая, что опыт удался и чтения населением посещались, комиссия сочла, что народные чтения необходимо продолжить.

6 апреля 1872 года была учреждена постоянная комиссия по устройству народных чтений, которая установила, что чтения должны быть занимательны, полезны и понятны по содержанию простолюдину, каждое чтение должно представлять собою законченное целое. В том же году комиссией стали устраиваться народные чтения и, несмотря на входную плату, они привлекали массу слушателей.

До середины 70-х годов народные чтения организовывались лишь в Москве и Петербурге, а для остальной России, где потребность в знаниях была гораздо больше, они были недоступными. В провинциальных городах организация чтений стала доступна позже, когда 24 декабря 1876 года были изданы правила для организации чтений в губернских городах. Этими

правилами устанавливалось, что народные чтения в губернских городах разрешались попечителями учебного округа по соглашению его с местным губернатором. Надзор за ходом чтений принадлежал директору народных училищ или заменяющему его лицу. На фабриках и промышленных учреждениях чтения не допускались. К чтению допускались преподаватели, духовенство и другие «благонадежные» лица, по соглашению директора народных училищ с губернским начальством. Читать можно было лишь сочинения, одобренные ученым комитетом министерства народного просвещения и книги духовного содержания, одобренные Синодом без всяких изменений (разрешалось объяснять своими словами). В случае нарушения этих правил чтения подлежали немедленному прекращению [2. С.46-47].

Вскоре после издания этих правил просветительские общества и частные лица стали организовывать чтения в губернских и некоторых уездных (по особому разрешению) городах. Всего к началу 90-х годов чтения были организованы в 42 губерниях и 19 уездных городах [3. С. 199].

Первый период народных чтений, который продолжался с середины 70-х до середины 90-х годов, отличался тем, что чтения организовывались во многих местах, но были доступны лишь для губернских и очень не многих уездных городов. Это обстоятельство в какой-то мере подрывало развитие народных чтений. Как бы значительны не были цифры посетителей народных чтений, число слушателей, посещающих аудитории одного города, составляло лишь 1-2 % процента к его населению, деревня же находилась в полном невежестве. Правительство тщательно охраняло деревню не только от политической пропаганды, но и от просвещения вообще. Но и те чтения, которые велись в городах, были обычно отрывочными и бессистемными. В то же время они служили проводником знаний в народ и хорошим воспитательным средством. Содержание чтений с каждым годом становилось все более разносторонним и многообразным. Для недостаточно грамотного человека народные чтения в общей системе народного образования, помимо того, что они легко

Другие работы в данной теме:
Научтруд |