Научтруд
Войти

«Исключительный закон о социалистах» 1878 года и партия «Центр»

Научный труд разместил:
Anarameena
30 мая 2020
Автор: указан в статье

УДК - 943.08

«ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ЗАКОН О СОЦИАЛИСТАХ» 1878 ГОДА И ПАРТИЯ «ЦЕНТР»

О.В. Ольховская

Политика культуркампфа, начатая правительством Германии еще в 1871 г., потерпела неудачу. Гонения против церкви, тяжелое положение рабочих способствовали укреплению влияния социал-демократов. Несмотря на то, что социал-демократы перетягивали на себя часть электората «Центра», католики выступили против принятия исключительного закона о социалистах. Впервые партия Виндтхорста поставила для себя национальные интересы (и прежде всего защиту прав и гражданских свобод) выше интересов Рима. Но угроза распространения идей социализма способствовала сближению католической церкви и государства.

В 1871 г. при поддержке консерваторов и национал-либералов Бисмарком была начата политика культуркампфа. Главной ее целью было воспрепятствовать федералистским стремлениям «Центра» и вмешательству католической церкви в дела Германской империи. Тем не менее, предпринимаемые в рамках политики культуркампфа шаги не принесли желаемого результата. Вопреки ожиданиям антиклерикальные законы лишь укрепили авторитет католической партии: в период с 1871 г. по 1878 г. количество мандатов, обретенных клерикалами в рейхстаге, увеличилось с 63 до 94. Католическое население выражало открытый протест проводимой политике. После законов о государственном школьном надзоре и гражданском браке к лагерю недовольных присоединились и протестанты. Несмотря на то, что законодательство культуркампфа было направлено против Рима, значительный удар пришелся и по Виттенбергу (центру немецкого протестантизма). В стране росла внутренняя напряженность. Культуркампф, ухудшение положения рабочих в результате вызвали лишь ожесточение народных масс в отношении государства, которое было выгодно лишь социал-демократам.

Еще сильнее обострил противоречия спад в немецкой экономике. Отечественная продукция не выдерживала конкуренции с иностранными товарами. Политика фритредерства не оправдывала себя. Под давлением промышленников и землевладельцев правительство Германии стало склоняться к введению протекционистских законов. В рамках такой политики канцлер не мог рассчитывать на поддержку национал-либералов. Альтернативой им могли стать только консерваторы и клерикалы. С этого времени обозначилась тенденция к примирению враждующих сторон: Бисмарка и лидера католической партии Виндтхорста. Сближению во многом способствовала и позиция самого «Центра», готового идти на переговоры. Еще в 1875 г. во время обсуждения закона «корзинки для хлеба» лидер «Центра» высказал мысль о сотрудничестве: «Легко можно было бы прийти к мирному соглашению, если бы некоторые авторитеты в правительстве хотели договориться. Я не хочу обсуждать сегодня, соответствует ли это интересам государства. С нашей стороны каждый бы сделал все, чтобы достигнуть мира. Однако если некие авторитеты настаивают на силовом решении, то и нам придется отказаться от мыслей о мире и терпеливо ждать до тех пор, пока глава государства не вспомнит, что католики - это тоже подданные» [4, 8. 309].

В период культуркампфа рабочее движение в Германии набирало обороты и становилось реальной силой. Этому способствовало преодоление раскола среди социал-демократов. В 1875 г. на съезде в Готе произошло объединение Социал-демократической рабочей партии и Всеобщего германского рабочего союза в Социалистическую рабочую партию Германии (СРПГ). Ослабление связи церкви и народа подготовило благоприятную почву для восприятия населением социалистической агитации. Было очевидно, что при отсутствии противодействия со стороны государства, возрастающие темпы индустриализации Германии будут способствовать усилению влияния СРПГ. Благодаря активной агитации социал-демократы оттягивали на себя часть электората «Центра». Выборы 1877 г. оправдали ожидания сторонников социалистов: социал-демократы получили около полумиллиона голосов и завоевали 12 мандатов (после выборов 1871 г. социалисты имели всего 2 места в рейхстаге) [6, 8. 234]. Таким образом, правительство было поставлено перед выбором: социальные реформы, проводимые «сверху», или радикализм «снизу».

Бисмарк видел в социал-демократах явную угрозу существующему государственному порядку: «Я возвращаюсь к вопросу, когда и почему я оставил свои труды в области социальных отношений и когда, вообще, изменилось мое отношение к социальному вопросу. Началом этому послужило мгновение, когда на собрании в рейхстаге ...депутат Бебель или Либкнехт указал на французскую

коммуну как на образец политического устройства и открыто перед народом и евангелием признал себя сторонником этих убийц и поджигателей. С этого момента я убедился в опасности, которая грозит нам...Я распознал в социал-демократических элементах врага, против которого государство должно держать оборону» [3, 8. 70].

11 мая 1878 г. было совершено покушение на императора. Хотя связь террориста с социалистической партией не была доказана, для канцлера этот акт стал предлогом, в котором он так нуждался. 20 мая 1878 г. на рассмотрение рейхстага был представлен проект «Закона против общественно опасных стремлений социал-демократов». Речь шла о чрезвычайном действии против определенного класса граждан. В документе оговаривался запрет союзов и собраний, печатных произведений, пропагандирующих идеи социальной демократии. По своей сути все предлагаемые меры сводились к превентивным полицейским акциям. Предполагаемый срок действия закона - 3 года. В обосновании говорилось о том, что «социалистическая агитация оказывает пагубное влияние на население; для того, чтобы свергнуть существующий порядок и создать социалистическое государство, социал-демократия подрывает нравственные и религиозные воззрения, патриотизм, уважение и внимание к закону, вообще, все то, что является основой государства и стабильности общества» [2, 8. 1592].

Бисмарк был уверен, что церковь не менее чем государство заинтересована в разгроме социал-демократии. Действительно, римскому папе Льву XIII давно не давали покоя «разрушительные учения, распутные и дерзкие стремления, угрожающие социальному, политическому и религиозному порядку» [7, с. 21]. Ватикан воспринимал социалистов как силу, «отнимающую у рабочих религию».

Было бы логично предположить, что «Центр», действующий в согласии с Римом, поддержит инициативу введения закона, направленного против социал-демократов. Однако клерикалы отклонили законопроект. Они были убеждены в бесперспективности противодействия социал-демократам методами грубой силы. Неприемлемой для «Центра» оказалась сама суть закона, которая сводилась к ограничению прав и свобод. Свою позицию католики выразили в следующих словах: «Мы хотим поддерживать все гарантии гражданской свободы... К ним не относятся чрезвычайные законы. В ходе культуркампфа мы получили их столько, что, наконец, пожалуй, поняли, что это значит» [5, 8. 326]. 24 мая 1878 г. на обсуждении в рейхстаге Виндтхорсг продолжил эту мысль: «Мы должны признавать, что существуют права, которые старше, чем государство, что государство скорее призвано не создавать права, а защищать их» [1, 8. 1529]. В свою очередь, правительство настаивало на необходимости крайних мер и выступало за расширение законодательства. Такую позицию лидер «Центра» комментировал следующим образом: «Я считаю, что имеющихся средств, с помощью которых государство может влиять на ситуацию, достаточно. И если бы правительство применило против социал-демократии действующие законы хотя бы в два раза с меньшей силой, чем по отношению к нашей партии, такой ситуации бы не сложилось». Религиозная партия справедливо отмечала, что проводимая правительством политика культуркампфа способствовала распространению социалистических идей: «С давних пор главным делом государства была борьба против церкви. Правительство настолько увлеклось, что не заметило какие всходы породили эти гонения.. .Ведь только там, где у церквей есть полная свобода деятельности, социал-демократы напрасно пытаютсяраспросгранить свое учение» [1, 8. 1532-1533].

В свою очередь, президент рейхстага Карл Хофманн старался склонить «Центр» на сторону правительства: «Борьба против идей социал-демократии должна быть в первую очередь делом церкви. Самый большой вред социалисты наносят не экономике...Они лишают рабочего религии, как раз того, что делает человеческую жизнь достойной человека. Это относится не только к рабочим. Религия наполняет жизнь людей настоящим содержанием» [4, 8. 355]. На это депутат «Центра» Иорг заметил: «Если вы хотите помощи церкви, то освободите ее» [1, 8. 1532]. Действительно, законы культуркампфа никто не отменял, и католическая церковь по-прежнему испытывала притеснения со стороны государства. Карл Хофманн вынужден был дать пояснения: «Я не говорил о том, чтобы церковь делала что-либо для государства или оказывала ему любезность взамен на вознаграждение. Я говорил о том, что церковь, борясь с социал-демократами, действовала бы в своих интересах» [1, 8. 1534].

После обсуждения законопроекта 24 мая состоялось голосование. 251 депутат рейхстага выступил против и лишь 57 - за. В числе сторонников оказались имперская партия и консерваторы. Таким образом, закон о социалистах был отклонен. Бисмарк потерпел неудачу.

2 июня произошло второе покушение. Император был тяжело ранен. Снова нельзя было доказать никакой связи с социалистической партией. Тем не менее, 11 июня канцлер распускает парламент. Общественное мнение, подогретое национал-либеральной прессой, склонялось к жестким мерам.
30 июля 1878 г. состоялись выборы в рейхстаг, в результате которых произошло перераспределение сил: национал-либералы заняли 98 мест, партия прогресса - 35, консерваторы - 59, немецкая имперская партия - 57, «Центр» - 94 [6, s. 234]. Эпоха могущества национал-либералов подошла к концу. Партия Виндтхорста стала играть ведущую роль на политической арене. Католики в зависимости от решаемого вопроса могли образовывать большинство или с правыми, или с левыми.

В рейхстаг снова представили проект закона о социалистах, который Бисмарк 9 октября 1878 г. обосновал в своем выступлении: «Я позволил себе еще при первом чтении заметить, что я содействую каждому стремлению, направленному на улучшение положения рабочих ...Если бы от социал-демократов поступило какое-либо конструктивное предложение о новом устройстве общества, при котором положение рабочих стало бы лучше, я не уклонился бы от него. Однако как обстоят дела на самом деле? Уже 11 лет у нас есть преимущество заседать вместе с социал-демократами.. .Но в их длинных речах - только идеи отрицания, подрыва, свержения, нет ни одной положительной мысли, проекта на будущее ...Я полагаю, что знаю, почему господа социалисты молчат о том, как они хотят устроить мир в будущем. Просто они не знают этого» [3, s. 125]. Доводы, приводимые канцлером, возымели свое действие: национал-либералы в союзе с правыми перешли на сторону правительства. Рейхстаг как бы разделился на 2 полюса: проправительственный (немецкая имперская партия, национал-либералы и консерваторы) и антиправительственный («Центр», прогрессисты и другие мелкие фракции). Несмотря на то, что католики оказывались в меньшинстве, Виндтхорст продолжал твердо отстаивал свою позицию: «То, что касается нашего отношения к обсуждаемому закону, то мы еще 24 мая категорически заявили о том, что все необходимые средства для борьбы с социал-демократией есть в общем праве ...Канцлер же и его команда настаивают на полицейском произволе... Однако это предосудительное, по нашему убеждению, предложение повлечет за собой прямо противоположный ожидаемому результат» [3, s. 248-250]. Депутаты религиозной партии обращали внимание на то, что законодательство культуркампфа и предлагаемый законопроект схожи: это государственный произвол, направленный на дискриминацию определенной группы людей (в первом случае - партии «Центра», во втором - социал-демократов), и защитить от этого произвола сможет лишь гарантия равных для всех прав и свобод. На этот выпад живо отреагировали консерваторы, которые обвинили католиков в простом противостоянии правительству. На это Виндтхорст вынужден был возразить: «Мы не противники правительств вообще. Они должны быть. Но мы противники этого правительства, которое уже долгое время подвергает преследованиям 15 миллионов человек из-за их веры» [3, s. 206].

Прения рейхстага по законопроекту продолжались 6 недель. 19 октября состоялось голосование. Национал-либералы вместе с правыми смогли выступить единым фронтом и образовать необходимое большинство. 149 человек проголосовали против, 221 - за. 21 октября 1878 года «Закон против общественно опасных стремлений социал-демократов» вступил в силу. Несмотря на то, что «Центр» был сильной фракцией, он не смог повлиять на исход голосования.

Угроза со стороны социал-демократии способствовала сближению церкви и государства. Бисмарк представлял себе «Центр» католической партией, действующей исключительно в интересах папы. Поэтому большой неожиданностью для канцлера стал отказ клерикалов поддержать закон, направленный против социалистов. Впервые партия Виндтхорста продемонстрировала, что национальные интересы, которые она видела в защите гражданских прав и свобод, для нее выше интересов Рима. Вместе с тем в ходе дебатов «Центр» ясно дал понять, что готов пойти на сотрудничество с правительством при условии сворачивания политики культуркампфа: «Мы будем счастливы, если культуркампф закончится, и мы снова сможем вместе со всеми работать на благо государства» [1, s. 1533]. После выборов 1878 года парламентское влияние католиков усилилось. Бисмарк понимал, что для проведения новой экономической политики ему не обойтись без содействия со стороны партии Виндтхорста. Однако чем сильнее канцлер нуждался в поддержке католиков, тем непреклоннее становились их требования об отмене майского законодательства. И правительство вынуждено было пойти на уступки: в 1878 -1882 гг. большинство антикатолических законов было отменено, со времен культуркампфа остались лишь надзор правительства над школами и закон о гражданском браке.

The Kulturkampf, started by the German government in 1871, ended in a failure. The church persecution, hard working position favoured social democrats& influence. In spite of the fact that social democrats won over to their side the part of the Centre Electorate, the Roman Catholics came out against the Exceptional Law. For the first time the Windthorst Party raised its national interests (and, first and foremost, protection of rights and civil liberties)

above Rome interests. But the threat of dissemination of socialism ideas favoured the rapprochement of the Catholic Church and the State.

The key words are: the Catholic Centre Party, the Kulturkampf, Social-Democrats, Working-class movement, the Exceptional Law about Socialists, Reichstag elections of1878.

Список литературы.

1. Stenographische Berichte über Verhandlungen des Reichstags. 3 Legislaturperiode. 2 Session. Bd. 2. B., 1878. S. 783 1558.
2. Stenographische Berichte über Verhandlungen des Reichstags. 3 Legislaturperiode. 2 Session. Bd. 3. B., 1878. S. 981 1623.
3. Stenographische Berichte über Verhandlungen des Reichstags. 4 Legislaturperiode. 1 Session. Bd. 1. B., 1878. S. 390.
4. Bachem K. Vorgeschichte, Geschichte und Politik der Deutschen Zentrumpartei. Bd. 3 Das neue zentrum der Kulturkampf in Preussen, 1870-1880. B., 1927. S. 451.
5. Lill R Zur Politik Ludwig Windthorsts // Politische Ideologien und nationalstaatliche Ordnung. -Munchen, 1968. S. 317-335.
6. Loth W. Das Kaiserreich. Obrigkeitsstaat und politische Mobilisierung. B., 1997. S. 242.
7. Соколов B.K. Католическая церковь и государство в Германии во второй половине XIX столетия (историко-критический очерк немецкого культуркампфа). Казань, 1912. С. 351.

Об авторе

Ольховская О.В. - аспирант Брянского государственного университета имени академика И.Г. neTpoBCKoro,olch_hel ga@mail. ru

Научтруд |