Научтруд
Войти

Особенности имперского судоустройства в Западной Сибири в первой половине XIX в.

Научный труд разместил:
Veronika
30 мая 2020
Автор: указан в статье

УДК 343.1 © В. А. Воропанов, 2010

Особенности имперского судоустройства в Западной Сибири в первой половине XIX в.

В.А.Воропанов *

В первой половине XIX в. судебная система России на территории Западной Сибири учитывала географические и этнокультурные особенности, асинхронность демографического и социально-экономического развития провинций. Деятельность органов официальной юстиции способствовала последовательной интеграции областей Сибири в систему государства.

На рубеже ХУШ-Х1Х вв . в организации региональных систем правосудия России усилилось единообразие . После 1802 г. типовое местное судоустройство включало органы общей юрисдикции двух инстанций . На губернском уровне продолжалась работа палат уголовного и гражданского суда . Первую инстанцию представляли уездные суды и городовые магистраты или ратуши . По числу уездов на территории Западной Сибири (Тобольской и Томской губерний) финансировались штаты 17 уездных судов 1 . По особым указам в губернских центрах возобновилась вспомогательная деятельность совестных судов, в интересах городских «обществ» — словесных 2, упраздненных Павлом I . Органами общей ад-

министративной юстиции оставались нижние земские суды в уездах и управы благочиния в городах Между тем унификационные процессы в государственно-правовой сфере объективно сдерживались комплексом факторов регионального развития Социально-экономические, географические, демографические, сословные, культурно-языковые, религиозные особенности требовали индивидуального внимания при утверждении штатного расписания органов, учреждений и должностей . Комплектование аппарата управления и суда в Сибири производилось без участия органов дворянского самоуправления Дворянских представителей в губернских судах заменяли асессоры, в уездных — заседатели от короны

* В нашем журнале публикуется впервые .

Членов полицейской администрации в Сибири заменили частные комиссары — от 2 до 6 на уезд . Монарх согласился со слабым влиянием государственной юстиции в повседневной жизни сибиряков, нуждавшихся «в простом полицейском надзоре» 3 . Комиссары несли ответственность за общественный порядок и благосостояние вверенных им волостей, а также представляли «в разборе маловажных тяжб и споров содействие земского суда» 4 .

Структура и территориальная компетенция судов городских сословий оптимизировалась на основе социальной и служебно-деловой статистики Значение городов как экономических и культурных центров снижали крупные площади уездов, ограниченность торговых связей, рассеянность жителей Регулярное повышение гильдейского ценза повлекло резкое сокращение купечества за Уралом 5 . В Тобольской и Томской губерниях магистраты по штату от 26 февраля 1804 г. сохранились в Бийске, Енисейске, Красноярске, Кузнецке, Таре, Тобольске, Томске, Ту-ринске и Тюмени В остальных городах «по малости оных» допускалось содержание ратуш 6 .

Развитие сибирских провинций стимулировалось военно-политическими и фискальными интересами самодержавия . В 1819 г. император поручил ревизору М . М. Сперанскому изучить наболевшие проблемы государственного управления Сибирью, подготовить предложения по улучшению деятельности бюрократических структур, удовлетворить массовые жалобы и иски, произвести кадровые перемещения С 1822 г. Западная и Восточная Сибирь поступили под руководство двух Советов общего губернского управления . Деятельность государственных учреждений приблизилась к реальным потребностям областей в управлении и осуществлении правосудия

С 1822 г. функции судебных палат и совестных судов в Западной Сибири исполняли губернские суды в Тобольске и Томске в составе председателя и 4-х советников, а также Омский областной суд (1823-1838 гг.) из 4-х чиновников . Купечество добровольно воздержалось от представительства во второй инстанции 7. Перечень окружных городов Западной Сибири изменился с передачей Енисейска и Красноярска в восточносибирское генерал-губернаторство, возвращением в число административных центров Барнаула и переводом за штат Нарыма . Согласно новому расписанию в 2 губерниях и области действовали 19 окружных судов . В 5 округах (Ишимском, Каинском, Тарском, Томском, Тюменском), отнесенных к категории многолюдных, число судейских чиновников увеличилось до 4-х Реформа восстановила единство уездной полиции: земских комиссаров, самостоятельно сносившихся с губернской администрацией, сменили заседатели земских судов — от 3-х до 5 на уезд Особые заседатели посылались для рабо-

ты с населением в отделения ряда округов: Кондин-ское, Обдорское, Сургутское, Денщиковское, Пелым-ское, Тогурское, Бухтарминское и Чарышское Выборы сельских заседателей в нижние земские и уездные суды на территории Сибири прекратились 8 . Реорганизации в системе окружных учреждений подчинялись административно-территориальным изменениям 9 . Неудовлетворительное финансирование ведомства заставляло Министерство юстиции изыскивать способы оптимального перераспределения штатных материальных ресурсов, однако в Сибири малая нагрузка не могла послужить причиной закрытия учреждения 10 . Состав судебных присутствий первой инстанции ориентировался на демографические показатели. В 1857 г. в 7 из 15 судов Западной Сибири находилось по 3 заседателя, в 8 — по 2 11.

С 1822 г. в Западной Сибири функционировало 10 городовых судов: Тобольский, Томский и Тюменский магистраты, Барнаульская, Каинская, Кузнецкая, Нарымская, Семипалатинская, Тарская и Туринская ратуши Коллегии судей сократились до 3-х членов 12 . Реформа освободила купцов и мещан от подчинения администрации Кабинета е и в 13 При городовых судах допускалось образование типовых сиротских и словесных судов . В малолюдных поселениях избирались старосты и словесные судьи 14 .

Несмотря на динамичное развитие городских сословий во второй четверти XIX в . , роль купечества и мещанства, не превышавших 2,5-3% жителей, в экономическом и культурном подъеме Западной Сибири оставалась недостаточно активной 15 В 1830 г. Сибирский комитет, реагируя на просьбы городского общества, упразднил ратушу в Нарыме, возложив «хозяйственное управление» на словесный суд и старосту, передав разбор прочих дел Томскому окружному суду 16 Тем не менее сословия высоко оценивали значение выборных учреждений . В 1837 г. купцы и мещане Тобольской губернии, коллективно отвечая на запросы столичной администрации, «решительно отказались от присоединения дел своих к уездным судам», не доверяя чиновникам 17. Лишь в 1859 г руководство Западной Сибири в качестве административного эксперимента упразднило Ка-инскую и Омскую ратуши, включив городских депутатов в коллегии окружных судов Словесные судьи «в виде опыта» были переподчинены окружным судам В малонаселенных городах обязанности словесных судей позволялось по-прежнему возлагать на старост 18 . В 1864 г. исключительно прекратилось функционирование магистратов в Тобольске, Томске и Тюмени, ратуш в Барнауле, Кузнецке, Таре и Ту-ринске 19

В XIX в . продолжалось законодательное и практическое включение в государственную систему традиционных форм правосудия, унифицировалась

организация сельских, волостных, родовых, мусульманских судов, регламентировалась их компетенция, устанавливались общие правила наделения властью, порядок наступления юридической ответственности за правонарушения для уполномоченных лиц В 1780-х гг. Западная Сибирь использовалась верховной властью в качестве опытной территории для введения унифицированной системы органов волостного управления в виде «волостных судов». В конце XVIII в. «суды» сменили «правления». Развитием официальной мирской юстиции сопровождалась реформа 1838-1841 гг. в сфере управления государственными имуществами Для крестьян, поступивших в ведение палат государственных имуществ, в качестве низших инстанций вводились расправы, получившие регламентированную компетенцию 20 За Уралом мероприятия по реорганизации крестьянского самоуправления имели незначительные последствия Сибирское руководство успешно отстаивало ведомственные интересы, саботируя усилия Министерства государственных имуществ . К 1853 г. «образцовое» управление действовало лишь в 26 волостях Западной Сибири, к 1858 г. — в 43-х (17% от общего числа) При этом на территории Сибири права и обязанности сельских сходов и расправ присваивались волостным сходам и расправам 21.

Таким образом, в руках сибирской волостной администрации традиционно сосредоточивались широкие полномочия В частности, волостные правления были вовлечены в следственную и судебноисполнительную деятельность окружной полиции, ведя специальную документацию 22 . Информация о поступлении указов и исполнении судебных приговоров вносилась в особые «книги» Отчетность полицейских чиновников зависела от усердия должностных лиц крестьянского самоуправления 23 . При вступлении в должность члены волостной администрации обязались подпиской соблюдать установленную компетенцию Самостоятельное расследование и решение уголовных дел не являлось редкостью для волостного начальства 24 . За правонарушения ссыльных, не причисленных к крестьянскому сословию, волостные правления определяли наказания до 100 ударов розгами и заключали под стражу до месяца в «исполнительном» порядке 25 . По праву, предоставленному в 1822 г мирским обществам 26, правления разбирали претензии нанимателей и работников, освобождая людей от обязательств, рассматривали семейные дела 27.

Тем не менее крестьяне предпочитали оканчивать личные конфликты и имущественные споры на сельских сходах посредством стариков и соседей на основе обычного права 28 . Слабость контроля мирской организации за деятельностью волостного начальства вызывала объективное недоверие крестьян

волостному суду, нередко называвшемуся «Шемякиным» и «судом на вощеных ногах» Впрочем, по замечанию Н . А . Миненко, к середине XIX в . наметился рост числа дел, переданных в вышестоящие инстанции, связанный с ослаблением патриархальных традиций 29

Статусное положение туземцев, не включенных в систему общероссийских социально-экономических и правовых связей, определил Устав об управлении инородцев. С 1822 г. автохтонное население Сибири дифференцировалось по роду хозяйственной деятельности и степени гражданского развития на оседлых, кочевых и бродячих «инородцев» — самостоятельные категории подданных по отношению к сословиям 30

Право коренного населения разбираться «во всех маловажных своих делах» по обычаям монарх подтвердил в инструкции генерал-губернатору 1803 г. 31 Однако решения по гражданским искам и уголовным делам, поступавшим в государственные органы, основывались на законах, не удовлетворяя фигурантов, приводя исход конфликтов в противоречие с культурой обычного права, традиционными представлениями о справедливости 32 Устав 1822 г предусматривал 3 степени «словесной расправы»: родовое управление, инородную управу и земский суд Принадлежность к разным управлениям влекла обращение фигурантов к вышестоящему органу Посредством письменных жалоб исковые дела переносились в окружной суд, но за сторонами признавалось право приглашать посредников и после работы словесных расправ всех степеней Решения посредников являлись окончательными 33 . Юридической базой для деятельности органов самоуправления и государственных учреждений планировался свод «степных законов», компилировавших обычноправовые нормы и публикуемых на языках сибирских народов 34

К числу уголовных преступлений, судимых по законам империи, устав отнес «возмущение» — выступление против установленного правопорядка, умышленное убийство, грабеж и насилие, изготовление фальшивых денег, хищение казенного и общественного имущества Кража не квалифицировалась как уголовное преступление Правонарушения, совершенные в городах и селениях, влекли общеустановленную ответственность 35 .

В 1820-х гг губернское начальство отождествило родовое управление с волостями кочевых и бродячих обществ, вручив полномочия старостам, старшинам, наследственным князцам кочевых хантов, манси, селькупов, бродячих хантов и ненцев Инородных управ с ведением письменного делопроизводства образовано не было 36 . В 1830-1840-х гг. администрация Западной Сибири наделила правами

и статусом инородных управ старшин (голов, княз-цов) оседлых, кочевых и бродячих инородцев, исключая лидеров ясачных волостей Сургутского отделения Оседлые инородцы сохраняли культурнохозяйственную и административную самостоятельность от россиян 37.

Традиционные суды оставались наиболее привлекательной формой отправления правосудия для автохтонов, уклонявшихся от власти князцов и старшин, склонных к поборам, произволу и практически безответственных за результаты правоприменительной деятельности 38 Положение Сибирского комитета, утвержденное 4 июня 1853 г. , ввело новые ограничения на выдвижение кандидатур В должности позволялось избирать лиц старше 21 года, имевших собственное хозяйство «и не только не опороченных судом и не оглашенных в дурном поведении, но и не стоящих под судом и следствием» 39.

Систему судов общей юрисдикции на территории Западной Сибири дополняли ведомственные учреждения Кабинета е и в и органы казачьего управления . В 1822-1824 гг. автономия кабинетского округа на Алтае была нарушена передачей административных, полицейских и судебных полномочий губернским присутственным местам Действия следователей, окружных и губернских судей контролировались «депутатами» по делам приписных крестьян, уполномоченными горным начальством 40 . В штате горной администрации функционировало судное отделение в составе двух «столов» 41

В присутствие горного правления в лице 4-х советников поступали определения и представления военных судов, донесения общих присутственных мест и должностных лиц В отличие от прочих постановлений коллегии, вносившихся в журналы, судебные решения оформлялись в протоколах. Гражданский губернатор являлся последней инстанцией по делам военно-судных комиссий о преступлениях, отнесенных к категории тяжких: разбоях, грабежах, убийствах, поджогах и вымогательствах Кабинет е и в обладал правом ревизии приговоров горного правления об исключении со службы, лишении чинов и сословного достоинства классных и нетабельных чиновников из дворян, штаб и обер-офицерских детей, а также о наказании групп свыше 9 человек О приговорах, лишавших «чести» классных чиновников, Кабинет докладывал монарху 42 Горное начальство оставалось ответственным за исполнение посредством земских управителей решений судов 43

Основным звеном уездного уровня ведомственной системы управления оставались 8 заводских (горных) контор. Общее присутствие конторы помимо решения специальных вопросов рассматривало дела о мелких преступлениях мастеровых, рабочих людей и урочников на сумму ущерба до 20 рублей,

ослушании начальства, первом побеге без отягчающих обстоятельств 44 . Управители, возглавившие волостные отделения, подчинялись уездной полиции, исполняя обязанности отдельных заседателей земских судов, в частности, осуществляя предварительное следствие по уголовным делам 45 и разбирая маловажные внутриобщинные споры о землях и угодьях 46 Состав сельской и волостной администрации приписных крестьян регулировался уездным и губернским начальством Инструкция рекомендовала руководству округом стремиться к воздействию «на волостныя правления непосредственно», сокращая по возможности число земских управителей 47.

Сибирское линейное казачье войско, расселенное на пространстве 2400 верст, получило штатное расписание в 1808 г. 48 В 1822 г. в Бийский, Ишим-ский, Курганский и Омский окружные суды вошли депутаты от казачьего войска как организованного сословия 49. В компетенции общих судов оставались и казаки городовых частей . Устав от 22 июля 1822 г. учел социальную дифференциацию, сложившуюся в частях городового казачества: дела о рядовых казаках и урядниках поступали в окружные суды, об офицерах — в губернские с общим правом последующей апелляции 50 .

Основываясь на устоявшейся в 1840-1850-х гг. практике казачьего управления в европейской части России, к 1861 г. сибирская администрация подготовила проект нового Положения, принятого в качестве временного документа, регулировавшего гражданскую и военную жизнь казаков до проведения общей модернизации законодательства 51. Территория войска делилась на 12 округов Роль низшей юстиции исполняли словесные, третейские и станичные суды Окружные казачьи правления исполняли роль первой инстанции сословного суда Апелляционные прошения по имущественным искам к казакам, материалы дел о преступлениях женщин войска поступали в судебно-гражданскую экспедицию войскового правления 52. Казачьи органы согласовывали ведение дел с общими судами и казахскими окружными приказами 53 . Решение по уголовному делу, не поддержанное наказным атаманом, передавалось в Главное управление Западной Сибири Высшей инстанцией являлся Сенат 54

Наконец, оперативность судопроизводства в делах о преступлениях, угрожавших государственным интересам и общественной безопасности, достигалась посредством работы постоянных и временных военно-судных комиссий, прежде всего, в районах с милитаризованным устройством . В 1840-1850-х гг. разбирательству в военных судах подлежали преступления служащих и отставных чинов всех казачьих формирований Азиатской России, исключая городовых 55 Военно-судные вопросы по Сибирскому каза-

чьему войску входили в круг обязанностей 3-го стола войскового дежурства 56 .

Репрессивный характер уголовного судопроизводства сохранялся в ведомстве Кабинета е и в на Алтае Обеспечивая продуктивность вверенных металлургических предприятий, администрация жестко контролировала повседневную жизнь обывателей горного округа 57 Утверждая приговоры, Горная канцелярия «по земской части» могла снижать меру, изменять вид наказания 58 .В 1819 г. число военно-судных комиссий горного округа было увеличено до 3-х 59 Военному суду предавались за совершение уголовных преступлений все лица, «какого бы звания и состояния ни были», занятые исполнением обязанностей на заводах Мастеровые, набиравшиеся рекрутским способом, «уподоблялись» военнослужащим и подлежали военному суду за преступления, совершенные до перевода на заводы, отставные служащие — за преступления, совершенные до отставки 60 .

В 1830-1850-х гг. тенденция расширения юрисдикции военных судов имела устойчивый характер 61. Подсудность особых дел или гражданских лиц, смешанный состав обвиняемых предполагали совместное разбирательство дел военными, горными офицерами и судейскими чиновниками 62

Итак, с начала XIX в. типовое судоустройство на территории Западной Сибири учитывало комплексное действие региональных факторов, с 1822 г. носило индивидуальный характер Губернские инстанции обладали всесословной компетенцией Законодатель наделил «гражданских» заседателей судебных палат равными правами с судейскими чиновниками, однако в 1822 г. купечество Тобольска и Томска добровольно уступило полномочия государственным служащим Система судов первой степени соответствовала административнотерриториальному делению областей, удовлетворяя не только потребностям письменного делопроизводства, но и доступности государственных инстанций обывателям удаленных районов В целях оптимизации ведомственных расходов или продуктивности судебной функции правительство гибко регулировало штатный состав местных судейских и канцелярских чиновников .

Государственные служащие в Сибири объективно сохраняли преимущественное значение в сфере осуществления официального правосудия Освобождение в 1822 г сибирских крестьян от обязанностей судебного представительства объяснялось неудовлетворительной плотностью и разобщенностью жителей края Уголовная подсудность туземного населения получила юридические ограничения, позволяя правительству последовательно сближать принципы обычного права и имперского законодательства В апелляционных делах аборигенов пред-

усматривалось обращение к местным и локальным правовым традициям Компиляция обычного права не имела логического завершения, и разбор имущественных претензий автохтонов зависел от квалифицированности и добросовестности чиновников Низшую государственную юстицию представляли органы уездной (окружной) полиции, сформированные с учетом географических, демографических и этнокультурных особенностей территорий

Длительность письменного делопроизводства вынуждала законодателя делегировать ограниченные судебные правомочия как уездной администрации, так и органам общественного управления, санкционировать предварительные словесные разбирательства и примирительные процедуры В устойчивое разнообразие сельского юридического быта поступательно вносилась системность, деятельность мирской юстиции согласовывалась с работой государственных учреждений . Обыватели, не желавшие доверять дела судам, а также низшей выборной администрации, в Сибири, как правило, лишенной действенного контроля общины, пользовались услугами посредников или апеллировали к авторитету мирского схода Губернское руководство способствовало постепенному сближению самоуправления аборигенов с крестьянским, охраняя социальную стабильность Ответственность за реальное становление общественного управления коронная администрация разделяла с населением

Система городовых судов, отражавшая динамику социально-экономического развития торговопромышленных сословий, оставалась в Сибири неизменной. Состав судей после 1822 г. соответствовал штату присутствия ратуши, облегчая местному купечеству и мещанству исполнение выборной повинности В ведении ограниченного числа магистратов и ратуш находились словесные суды и старосты прочих городовых обществ Тенденция установления всесословной компетенции судов первой инстанции путем объединения судебного представительства ведущих сословий сдерживалась, прежде всего, нежеланием городовых обществ уступить компетенцию корпоративных учреждений в пользу бюрократического аппарата

Замкнутость сословий, занятых службами государственного значения, требовала от законодателя совершенствования специальной административной юстиции В то же время Кабинет е и в в 1822 г уступил юрисдикцию над непромышленным населением — приписными крестьянами, а также купцами и мещанами ведомства губернским судам. Юридические процедуры по делам приписных крестьян контролировались специализированным отделением горного правления Обыватели Алтайского горного округа не лишались права удовлетворять личные

иски традиционным путем, обращаясь к третейским лицам из социально однородной среды

Регламентация служб и быта казачества сопровождалась переводом неслужащих лиц и городовых частей в компетенцию губернских учреждений С учетом сложившихся правовых практик и географического положения войска сибирские казаки получили особое сословное представительство в судах общей юрисдикции Административное обособление в начале 1860-х гг. Сибирского казачьего войска повлекло наделение ограниченной судебной функцией войсковых присутственных мест Смешение судебных и исполнительных полномочий в органах казачьего управления законодатель компенсировал выделением специализированных бюрократических отделов, курировавших вопросы правоприменения и судебного делопроизводства .

Скорость и строгость наказания воинским судом гражданских лиц были нацелены на эффективное обеспечение правопорядка В горном округе закономерно сложилась система постоянных военносудных комиссий. Участие в работе военных судов по делам гражданских лиц судейских чиновников соответствовало ключевому принципу дореформенного процессуального права при смешении юрисдикции — сословному

Распространение новаций в судебной системе на Сибирь оказалось наиболее длительной по исполнению задачей . Во второй половине XIX в . в регионе действовали окружные и словесные суды старого типа Развитие получила система инородных управ Реализацию Судебных уставов в областях Сибири верховная власть санкционировала указом от 13 мая 1896 г.

1 Полное собрание законов Российской Империи. Собрание первое (далее — ПСЗ РИ. I) . Т. XXVII, № 20890 ; т. XXVIII, № 21183 .
2 Там же . Т. XXVII, № 20143. П . 4 .
3 Цит. по: Ремнев А. В. Самодержавие и Сибирь . Административная политика в первой половине XIX в . Омск, 1995. С. 50 .
4 Цит. по: Конев А. Ю. Коренные народы СевероЗападной Сибири в административной системе Российской империи (XVШ-XX вв .) . М . , 1995. С. 68.
5 Ивонин А. Р. Западносибирский город последней четверти XVIII — 60-х гг. XIX в . (Опыт историкодемографического исследования). Барнаул, 2000. С. 154 ; Клюева В. П. Городские сословия Тобольской губернии в XVIII — первой трети XIX века . Тюмень, 2000. С. 11 .
6 ПСЗ РИ. I . Т. XXVIII, № 21183 ; т. XXIX, № 22217 ; т. XLIII, № 24985 ; Емельянов Н. Ф. Город Курган . 1782-1917. Социально-экономическая история . К 50-летию Курганской области . Курган, 1992. С. 206-207 ; Резун Д. Я. О численности и составе купечества города Березова в конце XVIII — первой четверти XIX вв . // Города Сибири XVIII — начала XX вв . Барнаул, 2001 С 3-9
7 Государственный архив Омской области (далее — ГАОО) . Ф. 3 . Оп . 1 . Д . 85 . Л. 22-22 об . , 26-26 об . ; Государствен-

ный архив Томской области (далее — ГАТО) Ф 51 Оп 1 Д.400. Л.68-70.

8 ПСЗ РИ . I. Т. XXXVIII, № 28892.
9 ГАОО. Ф. 3 . Оп . 1 . Д. 1624. Л . 37-90, 267-270, 309, 338.
10 Там же . Оп . 3 . Д. 3410 . Л. 1-21 об .
11 Рабцевич В. В. Государственные учреждения дореформенной Сибири (Последняя четверть XVIII — первая половина XIX века) : справочник . Челябинск, 1998. С. 151, 159.
12 ГАОО. Ф. 3. Оп. 2. Д . 1623. Л . 9 об. ; ГАГО. Ф. 3 . Оп. 18 . Д . 197. Л. 177 об . -178 ; Ф. 22. Оп . 1 . Д. 138 . Л . 3 об . ; Центр хранения архивного фонда Алтайского края (далее — ЦХАФ АК) Ф 1 Оп 2 Д 2161 Л 13 об
13 Полное собрание законов Российской Империи Собрание второе (далее — ПСЗ РИ. II). Т. III, № 1960, § 201 ; Соболева Г. Н., Разгон В. Н. Очерки истории Кабинетского хозяйства на Алтае (вторая половина XVIII — первая половина XIX в .) . Барнаул, 1997. С. 55-56.
14 ГАОО. Ф. 3 . Оп. 1. Д . 1047. Л. 1-9 об.
15 См. подробнее: Ивонин А. Р. Указ . соч. С. 155-161 ; Рабцевич В. В. Провинциальный город в региональном управлении России нового времени // Вестник Челяб. ун-та Сер Госуд и муниц управление 1998 № 1 С 15-16 ; Рутц М. Г. Некоторые аспекты экономического развития городов смешанного функционального типа в первой половине XIX в . // Актуальные вопросы истории Сибири . Барнаул, 2002 С 182-185
16 ГАОО. Ф. 3 . Оп. 1 . Д. 901 . Л . 1-32 об .
17 Гобольский филиал Государственного архива Тюменской области (далее — ТФ ГАТО). Ф. 3 . Оп . 1 . Д. 1623. Л . 1-9 об.
18 ГАОО. Ф. 3 . Оп. 3 . Д. 4400. Л. 1-3 ; ГАГО. Ф. 3 . Оп. 2. Д 566 Л 65-66
19 ПСЗ РИ. II . Т XL, № 41098.
20 Там же . Т XIV, № 12166 ; Свод законов Российской Империи (далее — СЗ РИ) . Т II, ч . 1, ст. ст. 4965-4966, 5404-5409.
21 Ремнев А. В Самодержавие и Сибирь Административная политика второй половины XIX — начала XX веков. Омск, 1997 С 151
22 Государственный архив Новосибирской области (далее — ГАНО). Ф. Д-78. Оп. 1 . Д. 106 . Л. 9-9 об ., 39, 139-140, 155-162, 289-294, 336, 383
23 Там же . Д. 100 . Л. 6-15, 51-56 .
24 Миненко Н. А. Русская крестьянская община в Западной Сибири . XVIII-XIX в . Новосибирск, 1991 . С. 130-131 .
25 ГАОО. Ф. 3 . Оп. 3 . Д. 4403. Л . 2-5 об .
26 ПСЗ РИ . I. Т XXXVIII, № 29134.
27 ГАНО. Ф. Д-78. Оп . 1 . Д. 71 (листы без нумерации) .
28 См подробнее: Якимова И. А. Судебная функция крестьянской общины в Алтайском горном округе во второй половине XIX в. // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития . Омск, 1998. С. 149-151 .
29 Миненко Н. А. Указ. соч . С. 134-140, 162.
30 ПСЗ РИ. I. Т XXXVIII, № 29126, ст. ст. 5-6, 81-87, 94-121, 147, 150, 155.
31 Там же . Т XXVII, № 20771. П . 9 .
32 Обозрение главных оснований местного управления Сибири. СПб. , 1841 . С. 27.
33 ПСЗ РИ . I . Т XXXVIII, № 29126, ст. ст. 122-132, 223-235, 257-259, 261
34 Там же, ст ст 68-72
35 Там же, ст ст 36-38, 256
36 Конев А. Ю. Указ соч С 94-97
37 Там же С 103
38 Зибарев В. А. Юстиция у малых народов Севера (XVII-XIX вв .). Томск, 1990. С. 57-62.
39 Сословно-правовое и административное устройство коренных народов Северо-Западной Сибири (конец XVI — начало XX века) : сборник правовых актов и документов / ред. -сост. А . Ю. Конев. Тюмень, 1999. С. 134.
40 ГАГО. Ф. 3 . Оп. 11. Д. 459. Л. 1 ; Соболева Г. Н. Управление приписными крестьянами Алтайского горного округа в 20-50-е гг. XIX в . // Хозяйственной освоение Сибири . История, историография, источниковедение . Томск, 1991 . Вып. 1 . С. 33 .
41 ПСЗ РИ. II . Т. III, № 1960, § 15, 27-29 ; ЦХАФ АК. Ф. 2. Оп 1 Д 1 Л 4-6 об
42 ПСЗ РИ . II . Т. III, № 1960, § 40, 46-48, 84-85.
43 ЦХАФ АК . Ф. 1. Оп . 2. Д . 1814 . Л . 503-504 об . , 529 ; Д. 1 . Л . 130-131, 138-138 об . , 221-221 об . , 596-597 об .
44 ПСЗ РИ . II . Т. III, № 1960, § 61, 66 ; Соболева Г. Н., Разгон В. Н. Указ. соч . С. 42-43.
45 Соболева Г. Н., Разгон В. Н. Указ . соч . С. 57.
46 ЦХАФ АК . Ф. 2. Оп. 1 . Д. 1. Л. 7-8 ; Оп. 2. Д. 441. Л . 289-290.
47 ПСЗ РИ. II . Т. III, № 1960, § 8 .
48 ЦХАФ АК . Ф. 1 . Оп . 2. Д. 74 . Л . 5-12.
49 ГАОО. Ф. 3 . Оп. 1 . Д. 1624. Л. 47 об.
50 ПСЗ РИ . I . Т. XXXVIII, № 29131, ст. ст. 124, 126, 127 ; ГАГО. Ф. 1 . Оп. 1 . Д. 811 . Л. 10 об.
51 Андреев С. М.&Несостоявшийся проект: «Положение о Сибирском казачьем войске» 1863 года // Азиатская Россия: люди и структуры империи : сб науч ст к 50-летию со дня

рождения профессора А В Ремнева / под ред Н Г Суворовой. Омск, 2005. С. 525-526 ; История казачества Азиатской России. Екатеринбург, 1995. Т. 2 / отв . ред. В. Ф. Мамонов. С 24-25

52 ГАОО. Ф. 3 . Оп . 3 . Д . 4451. Л . 54 об . -55, 72 об . -74, 78 об . , 102 об . -104, 107-108, 115 об . , 119 об. , 139 об. -142.
53 Там же . Д . 3410. Л . 88 об . ; Ф. 67. Оп . 1. Д . 925. Л . 7.
54 Там же Д 4451 Л 109
55 СЗ РИ . Т. XV, кн . 2, ст. 1145 .
56 ПСЗ РИ . II . Т. XV, № 14041, ст. ст. 105-125 ; т. XXI, № 20671, ст. 140 ; ГАОО. Ф. 3 . Оп . 3 . Д . 4451. Л . 64 об . -70 .
57 ЦХАФ АК . Ф. 1 . Оп . 2. Д. 1814 . Л . 495 ; Д. 1932. Л . 63 .
58 Там же Д 1814 Л 559-559 об , 605-605 об ; Д 1932 Л . 71-71 об .
59 Там же Д 2161 Л 12-13 об
60 ПСЗ РИ . II. Т. III, № 1960, § 208-214 ; ЦХАФ АК. Ф. 2. Оп . 1 . Д. 1 . Л . 14-14 об . ; Оп . 2. Д . 26. Л. 100, 125-125 об .
61 ПСЗ РИ. II . Т. VII, № 5083 ; т. VIII, № 6515 ; т. XI, № 9275 ; т. XII, № 10384 ; т. XXIII, № 22373 ; ГАОО. Ф. 3 . Оп. 1. Д. 1659. Л . 1-2 об . ; Оп . 3 . Д . 3395. Л. 1-34 ; Д. 4364. Л. 20 ; Петухов Н. А. История военных судов . М . , 2003. С. 109 ; Авдонкин В. С. Подсудность уголовных дел военным судам России : автореф дис . ... канд . юрид . наук. М . , 2001. С . 87.
62 ПСЗ РИ. II. Т. I, № 515 ; т. XXXIII, № 35206 ; ГАОО. Ф. 3. Оп . 4 . Д. 5888. Л. 1-8 ; Д. 6564. Л . 1-3 ; ГАГО. Ф. 50 . Оп . 1 . Д. 1029. Л . 1 ; Центральный государственный архив Республики Башкортостан Ф 1 Оп 1 Д 2896 Л 438
Научтруд |