Научтруд
Войти

Политика России в отношении Болгарии в последней четверти XIX века

Научный труд разместил:
Anayalas
30 мая 2020
Автор: указан в статье

© 2007 г. М.А. Кадиева

ПОЛИТИКА РОССИИ В ОТНОШЕНИИ БОЛГАРИИ В ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕТВЕРТИ XIX века

Проблема изучения истории русско-турецких отношений в период восточного кризиса многогранна. Она включает и международные отношения Российской империи с западными державами, и развитие военных действий на Кавказе. Однако восточный вопрос самым тесным образом связан прежде всего с основным театром военных действий, которые разворачивались в ходе русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг. - Балканами, с решением «болгарского вопроса».

Целью нашего исследования является краткая характеристика источников по проблеме политики Российской империи в османской «провинции» Болгарии, а также освещение основных концепций русско-болгарских отношений в конце XIX в. в трудах российских славистов XX в.

Появление новых концепций вплоть до прямых фальсификаций российско-болгарских взаимоотношений в последней трети XIX в. актуализирует исследование данной проблемы. Источники, как и историография рассматриваемой темы, довольно обширны. Однако многоаспектность самой проблемы, как и вполне понятная военно-политическая ориентация современников и исследователей, описывающих те или иные события, глубина освещаемых вопросов и процессов, цензурный фактор весьма осложняют объективное изучение и раскрытие темы.

Ценные материалы по рассматриваемой проблеме содержатся в различных фондах архива внешней политики Российской империи: донесения российских консулов и их агентов на Балканах, отчеты российских послов в Вене, Стамбуле, глав дипломатических миссий в Софии и в Белграде, ежегодные отчеты министерства иностранных дел российскому императору (балканские дела включались в отчеты по Азиатскому департаменту), которые содержат информацию о Высокой Порте, о политических предпочтениях болгарского населения, об экономическом состоянии болгарских провинций в Османской империи, послания и письма иностранцев, направленные послами в министерство иностранных дел России, различные проекты общественных и политических деятелей, предлагавших новое обустройство Болгарии, и т.д., поток которых особенно усилился после освобождения Болгарии российскими войсками в 1878 г. [1, 2].

Специфическую источниковедческую базу составляют опубликованные дневники и мемуары российских и зарубежных государственных деятелей, например, Д.А. Милютина, А.А. Половцева, С.Ю. Витте, О. Бисмарка, Д. Генчева и многих других очевидцев и участников описываемых событий или тех, кто чуть позже, но по свежим следам дал свое видение проблемы. Эти материалы не только дополняют официальные документы, но и позволяют понять и раскрыть многое из того, что находится «за кадром». Однако, работая с подобными источниками, следует учитывать оп-

ределенную военно-политическую «ангажированность» авторов с вытекающими из этого последствиями. Другой фактор - это так называемый восточный вопрос (со всеми его коллизиями), решению которого Россия придавала первостепенное значение и только потом -«болгарскому вопросу».

Особый вид источников представляют статьи современников, опубликованные в российских периодических изданиях - в центральной и губернской печати, требующие критического отношения, так как написаны представителями различных политических направлений: либерального, либерально-демократического и консервативного толка: «Вестник Европы», «Московские ведомости», «Московские церковные ведомости», «Нива», «Правительственный вестник», «Петербургская газета», «Русь», новороссийские, саратовские, таганрогские и прочие издания.

Пристального внимания заслуживают издания, выходившие на юго-западе Российской империи, к примеру, такие как «Одесский вестник», «Южанин» и другие, поскольку здесь проживало значительное количе -ство болгарских переселенцев. Естественно, проблемы развития военных действий в ходе русско-турецкой войны и последовавшей затем серии международных договоров, особенно проблема воссоединения Болгарии воспринимались болгарскими переселенцами весьма остро и эмоционально, что находило отражение на страницах южно-российских периодических изданий.

Таким образом, проблемы изучения российской политики в Болгарии уже давно привлекают внимание как отечественных, так и зарубежных исследователей. В частности, феномен разрыва отношений России с освобожденной ею страной. В историографии данного вопроса имеющиеся лакуны нередко заполняются общими местами, нетрадиционный подход соседствует с уже устоявшимся и, как отмечает В.И. Косик, «наглядно виден процесс политизации истории, принявший глобальный характер» [3]. Самым опасным было именно вмешательство «властей предержащих» в науку. Подтверждением этого служит история с переизданием монографии С. Д. Сказкина [4], вышедшей из печати в 1928 г., где одно из центральных мест занимают анализ российско-болгарских отношений в период с 1879 по 1883 г. и критика «казенно-славянофильской» политики царского самодержавия. В переизданной в 1974 г. работе С.Д. Сказкина, к сожалению, было изъято большое количество материалов, относящихся к политике России в Болгарском княжестве. Приведенный пример ярко свидетельствует о грубом вмешательстве политики и политиков в историю, однозначное нацеливание историков на темы, не затрагивающие острые проблемы прошлого.

Русско-турецкая война была завершена в 1878 г. и 1(13) июня того же года в Берлине под председатель-

ством Отто Бисмарка открылся конгресс великих держав. В центре внимания Берлинского конгресса был «болгарский вопрос». Германия целиком поддерживала Англию и Австро-Венгрию. На их сторону перешла и Франция, «отблагодарив» Россию, спасшую ее весной 1875 г. от повторного разгрома армией «железного канцлера». Италия, как известно, также придерживалась англо-австрийской ориентации.

Итогом Берлинского конгресса явилось разделение болгарского народа, в результате чего создание единого национального государства откладывалось на неопределенное время. Из Северной Болгарии (включая Софийский санджак) по решению Берлинского конгресса создавалось фактически самостоятельное государство - Болгарское княжество, находившееся в формальной вассальной зависимости от Османской империи с обязательством выплаты султану ежегодной дани (зависимость была окончательно уничтожена только в 1908 г.). Южная Болгария под названием Восточной Румелии превращалась в автономную турецкую провинцию.

На Берлинском конгрессе Россия, как отмечает А. А. Улунян, невзирая на трудности дипломатической борьбы, в которой она оказалась в одиночестве, с успехом преодолела хитросплетения западной дипломатии в ее попытках провести смешанную оккупацию Болгарии под наблюдением европейской комиссии, решительно отвергла стремления Англии и Австро-Венгрии ввести в Южную Болгарию (Восточную Ру-мелию) турецкие войска и «тем самым спасла ее от повторно нависшего над ней османского ига» [5].

Раскрыв замыслы западной дипломатии, Россия фактически создала реальные предпосылки для будущего воссоединения Северной и Южной Болгарии в единое государство. Но в рассматриваемое время до окончательной развязки балканского узла было еще далеко.

Старый вопрос о Константинополе (Стамбуле) и проливах Босфор и Дарданеллы продолжал оставаться в поле зрения русской дипломатии. Россия, озабоченная проблемой контроля над проливами, в своих геополитических планах отводила болгарскому государству одно из ключевых мест. Территория Болгарии рассматривалась как плацдарм, куда легко можно было бы перебросить через Дунай русские войска для наступления в направлении Стамбула. Одновременно с этим княжество, созданное с помощью России, виделось ей военным и политическим оплотом на Балканах, которое со временем, возможно, станет объединительным центром стран этого региона, заинтересованных в ликвидации турецких владений и соответственного расширения своих территорий.

Ставка России на Болгарию, казалось, сулила успех. В княжестве с именем России связывались надежды на объединение с Восточной Румелией, Македонией и Фракией, на укрепление национального суверенитета. Активное участие русских представителей в военном строительстве должно было обеспечить бое-

способную регулярную армию, необходимую как самой Болгарии, так и России.

И вот здесь возникает целый ряд вопросов. В данной работе мы их только обозначим, так как они требуют отдельного рассмотрения. Чем объясняется тот факт, что развитие русско-болгарских отношений было прервано? Какие причины заставляли правящие круги Болгарии для урегулирования своих проблем искать помощи у российских дипломатов, добиваться назначения на посты министров русских офицеров, а затем настаивать, как это не раз было, на их смещении? В чем причина того парадоксального положения, когда Россия в большинстве случаев переходит от поддержки болгарской правительственной партии к поискам опоры в лагере оппозиции? Где истоки и ключ того явления, что в официальной переписке русских дипломатических представителей возникает вопрос о возможной оккупации Болгарии, совсем недавно освобожденной той же Россией?

Проблема взаимоотношений Российской империи с балканскими странами давно привлекает внимание советско-российских исследователей, занимающихся изучением международных отношений.

В обобщающих трудах XX в., посвященных проблемам внешней политики России и восточному вопросу, дается анализ причин изменения российской политики на Балканах, раскрываются цели и задачи, стоявшие перед царским правительством в этом регионе. Одним из приоритетных являлся период, охватывающий 1875 - 1878 гг., а также Берлинский конгресс и его решения, который еще в 1978 г. Н.С. Ки-няпина охарактеризовала как противостояние двух систем внешней политики: с одной стороны - русской, а с другой - коалиции западно-европейских держав, в которой ведущее место занимали Англия и Австро-Венгрия.

Современные отечественные слависты обратились к изучению ранее «закрытых» проблем национального самосознания и развития национальных идей, в частности идеи «Великой Болгарии», которая была сформулирована российской дипломатией в 1878 г. -сразу после окончания русско-турецкой войны.

В коллективной монографии по истории внешней политики России во второй половине XIX в., вышедшей в 1997 г., рассматриваются решения Сан-Сте-фанского мира и процесс формирования «Большой Болгарии». Проблема восстановления Сан-Стефанской Болгарии затрагивается в монографии В.И. Косика [3]. В другой его работе, посвященной политике России в болгарском вопросе 1886 - 1894 гг., делается вывод о том, что одной из причин разрыва отношений между двумя странами в 1886 г. стало стремление определенных российских кругов превратить Болгарию в свою задунайскую губернию, и таким образом похоронить мечты части болгарских политиков о «Великой Болгарии» [6].

В целом можно отметить, что в историографии 1900-х гг. произошли значительные перемены - российские ученые обратились к изучению ранее малоисследованных проблем и перестали оценивать полити-

ку России на Балканах с точки зрения ее противостояния западно-европейским интересам, что позволило выявить новые аспекты политики России в отношении Болгарии.

Литература

1. К.П. Победоносцев и его корреспонденты. Письма и записки. Т. 1. Полутом 2 (1884-1894 гг.). М.; Пг., 1923.
2. Архив на Възраждането. Т. II. Документи по Съе-динението. София, 1886; Внъшната политика на

Донской государственный университет

България. Документи и материали. 1879 - 1886 гг. Т. 1. София, 1978; Съединението 1885. Сборник документи. 1878-1886. София, 1985.

3. Косик В.И. Русская политика в Болгарии 1879 - 1886. М., 1991.
4. Сказкин С.Д. Конец австро-русско-германского союза. М., 1928.
5. Улунян А.А. Россия и освобождение Болгарии от турецкого ига. 1877-1878. М., 1994.
6. Косик В.И. Время разрыва. М., 1993.
8 ноября 2006 г
Научтруд |