Научтруд
Войти

Национал-либералы и «Септенат» 1874 г испытание для единства партии

Научный труд разместил:
Kiribandis
30 мая 2020
Автор: указан в статье

УДК 943.083

НАЦИОНАЛ-ЛИБЕРАЛЫ И «СЕПТЕНАТ» 1874 Г.: ИСПЫТАНИЕ ДЛЯ ЕДИНСТВА ПАРТИИ

Ю.Н. Устинова

В статье речь идёт о роли милитаризма во внутриполитическом развитии Германии в 70-е гг. XIX в. Вопрос финансирования армии тесно увязывался с конституционными правами рейхстага, где большинство мандатов принадлежало национал-либеральной партии. В 1871 г. национал-либералам удалось без особых усилий принять трёхлетний военный бюджет. Но одобрение в 1874 г. «септената» стало роковым для единства партии и отрицательно сказалось на её могуществе в стране.

Огромную роль в Германии играл милитаризм - неотъемлемая часть государственно-политической системы. Вооружённые силы являлись и орудием влияния на внешнеполитической арене, и средством борьбы против революционных выступлений внутри страны. С назначением О. фон Бисмарка на пост канцлера империи, который видел в армии оплот консервативного устройства Пруссии и прусской гегемонии в Германии, роль армии в государстве увеличилась, чему также способствовала проводимая им политика создания сильнейших в Европе войск. Но содержание хорошо обученного, боеспособного армейского корпуса требовало значительных финансовых затрат, источником которых были бюджетные средства. Доля военных расходов составляла 90%.

Желание правительства иметь мощную армию требовало огромных ассигнований. За десятилетие до образования единой Германии страна находилась в состоянии хронической готовности к войне. Тогда необходимость создания большой армии связывали с целью объединения всех германских земель под главенством Пруссии. Но либерально настроенный прусский ландтаг противился большим тратам. Назревала революционная ситуация. Однако, Бисмарк нашёл необходимые средства на перевооружение армии и, казалось, конфликт был исчерпан. В 1863-1866 гг. после победоносно завершённых Пруссией войн, ещё более увеличивших роль вооружённых сил в обществе и подтвердивших проводимый политический курс, образовался Северогерманский союз. Вопрос о финансировании армии нашел отражение в ряде статей конституции нового государства.

Количественный состав общесоюзного армейского корпуса в мирное время до 31 декабря 1871 г. составлял один процент населения 1867 г. и столько же в отдельных германских государствах. Сумма военного бюджета должна устанавливаться в соответствии с союзным законодательством. Предусматривалось ежегодное утверждение общественных расходов, но «...в особых случаях они могут устанавливаться и на больший срок» [1, с. 90-91]. Какие случаи считать «особыми» в основном законе не прописывалось и умелое его использование наделяло рейхстаг исключительными правами. В 1867 г. вопрос разрешился в пользу военного министерства: утверждённый «железный бюджет» определил ежегодные расходы на каждого солдата в 225 талеров сроком на 4 года [1, с. 90].

Соответственно до конца 1871 г. в рейхстаг должна поступить правительственная смета военных расходов на 1872 г. Основу имперской конституции составили положения северогерманской конституции и статьи, посвящённые военному делу, которые остались неизменными [2, с. 103]. В конце ноября 1871 г. правительственный законопроект, определивший на три года состав имперской армии в мирное время в количестве 401659 человек с ежегодными расходами в 90373275 талеров, представил в рейхстаге глава имперской канцелярии, правая рука канцлера Бисмарка Р. Дельбрюк [3, с. 302]. В 1871 г.

401659 тыс. солдат приходилось на 41 010 тыс. человек, что составляло 0,98% населения [4, c. 52].

Утверждение военного бюджета в 1871 г. прошло без многочасовых споров. Представление, обсуждение законопроекта и поправок к нему и окончательное голосование заняли только 3 дня. Линию в поддержку предложения правительства развивал от имени национал-либералов известный учёный Трейчке, для которого весь вопрос сводился лишь к увеличению количества армейских корпусов по сравнению с 1867 г. Также ссылаясь на опасную внешнеполитическую ситуацию у границ империи, историк заключил, что «...в настоящее время правительство в состоянии потратить деньги на восстановление армии» [5, c. 599-600]. Для большинства национал-либералов, поддерживающих эту позицию, озвученное Р. Дельбрюком предложение выглядело привлекательным, на которое можно согласиться без долгих споров, повторив опыт 1867 г. «Мы окажем большую услугу Отечеству, если примем трёхлетний военный бюджет» [6, c. 342].

Попытку изменить ход обсуждения предпринял национал-либерал Э. Ласкер, известный щепетильным отношением к праву. Политик упрекнул правительство в расточительности [5, c. 614-618] и предложил сократить количество армейских корпусов. При этом он требовал предоставления гарантий в использовании средств. Национал-либералы Л. Бамбергер, Й. Микель и Г.-В. Унру выступили за уменьшение до 2 лет срока ассигнования средств для армии. Речь шла только о 1872 г. и 1873 г., поскольку временной разрыв между 2 и 3 годами образовывал целую пропасть [5, c. 630-631]. Однако все предложения, имевшие попыткой изменить привилегированное положение военных в стране, главой имперской канцелярии были названы неприемлемыми и отклонены ради сохранения той «... гармонии, с которой работал германский рейхстаг до настоящего времени» [5, c. 635].

Споры о бюджете в рейхстаге более походили на внутрипартийные переговоры национал-либералов, так как убедительно выстроенная Трейчке линия защиты правительства и наиболее радикальные, интригующие предложения были внесены в рейхстаг членами фракции. По мнению последних, принятое решение являлось компромиссом между двумя тенденциями в рамках одной, национал-либеральной, партии. Имела место оживлённая борьба интересов, но никак не раскол [5, c. 635].

Одобрение закона восприняли в рейхстаге с радостью, дабы избежать затруднений, непременно возникающих при ежегодном обсуждении бюджета. Принятием многолетней сметы расходов для армии парламент сам лишил себя права распоряжаться 90% доходов империи, отвергнув за ненадобностью главный козырь законодательной политики - право утверждения бюджета. Однако в рейхстаге витала надежда, что когда-нибудь, а именно уже в 1874 г., Германии удастся освободиться от непосильного военного бремени, уменьшив численный состав армии и соответственно смету расходов на её содержание.

В 1874 г. предлагаемый правительством проект военного закона содержал основные принципы построения военного дела в империи. В целом его положения должны были исключать пробелы, существовавшие ранее между различными специальными законами, создаваемыми из практической необходимости, отражая принципы организации имперской армии, а также правила, регулирующие рекрутский набор и правовые отношения военных лиц [7, c. 70-71].

Центр дискуссии составил важнейший первый параграф закона, повторяющий, по сути, требования правительства в 1871 г. На сей раз они были более радикальными, ультимативными: численность армии в мирное время в прежнем количестве 401659 солдат предлагалось установить на неограниченный срок («этернат»). Соответственно и расходы на её содержание должен утвердить рейхстаг на вечные времена. В случае одобрения такого содержания параграфа армия переходила в ведение кайзера и под управление канцлера. Одобрение «этерната» предоставило бы в вечное пользование правительства и военного министерства почти весь бюджет империи, исключив вмешательство парламента в военные дела. В этом случае важнейшая функция рейхстага в

утверждении бюджета страны останется лишь фарсом. Сами представители военного министерства утверждали, что «каждое правительство, не задумываясь об экономии, должно использовать свои доходы во всех сферах государственной жизни для решения насущных задач.. .Значение военного закона для страны сводится к защите прав и свобод отдельных категорий населения; его значение вне страны - это только власть...» [7, с. 81]. Главный мотив 1871 г. - угроза извне - ив 1874 г. также оставался ведущим аргументом в пользу сохранения большой армии.

Ассигнование средств на неограниченный срок не было растолковано рейхстагу с позиций практической необходимости и главной причиной появления «этерната» следует считать великодержавные амбиции германского правительства. За 12 лет военный бюджет обсуждали только трижды! Правительство умело использовало депутатов рейхстага в своих целях в обмен на поддержку и влияние «имени» канцлера на парламентские группы, в частности, национал-либеральную фракцию. Предлагая «этернат», члены правительства во главе с Бисмарком для наибольшей сговорчивости депутатов, были готовы использовать все конституционные средства давления, как например, увольнение или роспуск рейхстага, прекращение совместной работы, требование вотума доверия, мобилизацию общественного мнения против парламентариев и др.

Для национал-либералов главной целью стало не допустить одобрение рейхстагом предложения правительства, что требовало гигантских усилий, учитывая опыт прошлых лет. Многолетние огромные расходы на военное дело подтолкнули их к осознанию необходимости экономии. Рассматриваемый вопрос стал для партии не просто проявлением борьбы за увеличение армии или за право участия в законотворчестве. «Этернат» сделал бы деятельность военных совершенно независимой от рейхстага, установив абсолютную власть военного министерства и правительства над финансами империи.

Национал-либеральная партия - партия национального единства и гражданских свобод. Либералы известны своими пацифистскими настроениями, в отличие от консерваторов, поддерживающих укрепление милитаризма как путь к военной диктатуре. Озвучив в партийной программе верховенство закона, национал-либералы провозгласили построение «государства права». Государство же, которое расходует большинство средств на военные нужды, пусть провозглашая мирные цели, становится «государством силы». До 1874 г. рейхстагу не удалось переломить в свою пользу спора о финансировании армии.

Изменённый вариант закона предложила парламентская комиссия под председательством лидера национал-либеральной фракции Р. Беннигсена. Её решение по первому параграфу закона заключалось в установлении среднего минимального состава армии, по сути, повторяющее предложение Э. Ласкера в 1871 г. Весьма хитрый ход: если возникнет необходимость изменить количественный состав армии в сторону её увеличения или уменьшения, правительство вынуждено обратится к рейхстагу. На это военное министерство уточнило: количество войска, указанное в законе, и есть желаемый минимум. Надо полагать, таких минимальных цифр численность солдат в Германии не достигнет ни одного дня в году. Решение отклонили, но надежда на компромисс рейхстага с правительством осталась.

Поворотным пунктом в обсуждении стало озвученное 13 апреля Р. Беннигсеном предложение: рейхстаг согласится на требуемое количество войск, но не на неопределённый срок, а на семь лет («септенат»): с 1 января 1875 г. до 31 декабря 1881 г. [8, с. 444]. Выступая перед депутатами, лидер национал-либералов выделил две стороны предполагаемого решения: «.гарантировать целостность и безопасность нашей государственности извне и, исходя из этого принципа, одобрить военную конституцию на длительный срок.. .Народ, который не в состоянии временно отказаться от своих прав по причине чрезвычайных обстоятельств.,болен, нездоров; его политические деятели и политические партии лишены самоотверженности и патриотизма.» [9, с. 753-754]. В

общем и целом, ссылаясь всё на тот же «особый случай», конституция позволяла одобрить бюджет на многолетний срок.

Внутри партии противники «септената», как ив 1871 г., объединились возле того же Э. Ласкера. Семилетний срок военного бюджета он считал незаконным, принимая только четырёхлетний срок ассигнования средств. Согласно мнению политика, долговременное решение вопроса, являлось началом новых проблем. Депутат напомнил парламентариям о своём предложении 1871 г. о сокращении армии. Во главу угла политический деятель ставил конституционное решение, опасаясь, что деятельность рейхстага станет формальной и предлагаемое семилетнее перемирие будет использовано конкурентами уже на новых выборах.

Национал-либералы рассматривали «септенат» как решение временное, планируя через семь лег вернуться к исполнению конституционных обязательств в финансовой сфере. Но вплоть до первой мировой войны рейхстаг не пришёл к ежегодному утверждению военного бюджета. Сам Р. Беннигсен верно подметил, что военная конституция является скелетом конституции каждого государства и в Германии военные имели долгое время исключительные полномочия, поэтому империя не заслуживает статуса конституционного государства [9, с. 754]. Предпринятые партией шаги на пути создания правового государства вернее назвать полумерами, отступлением от принципов, нежели настойчивым постепенным достижением цели.

Военное министерство однозначно приняло поправку. Многие партии рейхстага восприняли сам закон и, в частности, наиважнейший первый параграф резко отрицательно. Несмотря на то, что против «септената» выступили часть национал-либералов во главе с Э. Ласкером, прогрессисты, партия Центр, представители национальных меньшинств и социал-демократы, победу одержала коалиция национал-либералов и консерваторов. Одобрили и поправку Беннигсена, и военный закон в целом. В иностранной печати принятие семилетнего военного бюджета окрестили «блестящей неудачей» национал-либералов [10, с. 825].

Предложение Беннигсена стало компромиссом национал-либеральной партии и правительства. Национал-либералы стремились подчинить все свои действия интересам государства. «Всё, что мы делаем, мы не хотим на половину делать; и не с радостным сердцем, но с полным уверенности,... стремимся следовать кайзеру, канцлеру, союзному правительству...» [9, с. 766]. Численность войск и военные расходы были зафиксированы на семь лет, хотя не привели к полному произволу военных и ограничили права рейхстага. Ни одно министерство не обладало такими полномочиями, как военное. А парламент сохранил право утверждения бюджета лишь в теории, приостановив его исполнение на следующих два законодательных срока.

Национал-либералы поставили под удар сплочённость своей фракции. Позже они трактовали свой шаг так: «.мы должны были сохранить право народного представительства в утверждении военных расходов и одновременно осознанно поддержать мир с правительством во избежание жертв, которые не так высоко соизмеримы по отношению к достигаемой цели..» [11, с. 167].

Последствия обсуждения военного бюджета в 1874 г. были зримыми для партии. Это стало первым серьёзным испытанием её сплочённости. В дальнейшем национал-либеральная партия продолжала выступать в рейхстаге как целое, но принимать общие решения становилось всё сложнее. Её единство было отвоёвано ценой предательства: одобрив «септенат», национал-либералы нанесли ущерб и идеалам либерализма, и предали интересы народа. Противники семилетнего срока, объединившиеся вокруг Э. Ласкера, начали всё более отдаляться от партии и по своим принципам приближались к леволибералам. Начался закат могущества партии, более она не достигала таких высот и на роль лидеров в парламенте выдвинулись партия Центр и социал-демократы.

The article deals with the role of militarism in the home-policy development of Germany in the 70s of the 19-th century. The problem of financing the army was closely tied with the constitutional rights of the Reichstag where most of the

mandates belonged to the National-liberal party. In 1871 the national-liberals managed to adopt the military budget for three years. But the approval of the "Septennate" became fatefUl for the unity of the party and influenced her power in the country negatively.

The key words: militarism, the national-liberal party, military budget, "Septennate", "Eternate,\

Список литературы

I.Stenographische Berichte über Verhandlungen des Norddeutschen Reichstags. Bd. 2. Berlin: Verlag der Buchdruckerei der „Norddeutschen Allgemeinem Zeitung", 1867-1870. 92 s.

2.Deutsche Reichsgeschichte in Dokumenten. 1849-1934. Urkunden und Aktenstücke zur inneren und äußeren Politik des Deutschen Reiches in 4 Bänden. Bd.1. 1849-1906. Berlin: Vertrieb amtlicher Veröffentlichungen, 1934.
3.Stenographische Berichte über Verhandlungen des Reichstags. Bd. 27. Berlin: Verlag von F. Gittenfeld, 1871. 370 s.
4.Sozialge schichtliches Arbeitsbuch. Materialien zur Statistik des Kaiserreichs 18701914. München, 1975. 210 s.
5.Stenographische Berichte über Verhandlungen des Reichstags. Bd. 26. Berlin: Verlag der Buchdruckerei der „Norddeutschen Allgemeinem Zeitung", 1871. 673 s.
6.H. Treitschke. Heinrich von Treitschkes Briefe. Bd. 3. 1866-1896. Leipzig: Hirzel, 1920. 669
7.Stenographische Berichte über Verhandlungen des Reichstags. Bd. 35. Berlin: Verlag der Buchdruckerei der „Norddeutschen Allgemeinem Zeitung", 1874. 664 s.
8.Stenographische Berichte über Verhandlungen des Reichstags. Bd. 37. Berlin: Verlag von F. Gittenfeld, 1874. 497 s.
9.Stenographische Berichte über Verhandlungen des Reichstags. Bd. 36. Berlin: Verlag der Buchdruckerei der „Norddeutschen Allgemeinem Zeitung", 1874. 1166 s.
10.Корреспонденцияиз Берлина//Вестник Европы. 1874. Кн. 4. С. 814-840.

II.Nationalliberale Parlamentarier 1867-1917 des Reichstages und der Einzellandtage. Beiträge zur Parteigeschichte. Berlin: Centralbüro der Nationalliberalen Partei, 1917. 484 s.

Об авторе

Устинова Ю.Н. — аспир. Брянского государственного университета им. академика И.Г. Петровского, e-mail: julija0404@rambler.ru

Научтруд |