Научтруд
Войти
Сайт продается: mail@nauchtrud.com

ДУХОВНЫЕ УПРАВЛЕНИЯ МУСУЛЬМАН КАК ФАКТОР РЕЛИГИОЗНОГО И ПОЛИТИЧЕСКОГО РАСКОЛА МУСУЛЬМАНСКОГО СООБЩЕСТВА РОССИИ

Автор: Сидоров Д.В.

д.в. СИДОРОВ,

аспирант Московского государственного областного университета, заместитель начальника отдела по агитации и пропаганде Центрального штаба Всероссийской общественной организации

«Молодая Гвардия Единой России» e-mail: oknovpiter@yandex.ru

ислам, духовные управления, политика, религия, раскол, общество, Российская Федерация, мусульманское сообщество

Islam, spiritual managements, policy, religion, split, society, Russian Federation, Muslim community

D. SIDOROV,

Graduate student of the Moscow state regional university

Central Staff of the All-Russian public organization "Young Guard of the United Russia", Deputy chief of Department of propaganda and promotion

ДУХОВНЫЕ УПРАВЛЕНИЯ МУСУЛЬМАН КАК ФАКТОР РЕЛИГИОЗНОГО И ПОЛИТИЧЕСКОГО РАСКОЛА МУСУЛЬМАНСКОГО СООБЩЕСТВА РОССИИ

В данной статье подробно рассматриваются основные духовные управления мусульман России, а также их участие в религиозном и политическом расколе российской уммы. Выявлен ряд причин, которые способствовали образованию на территории Российской Федерации независимых друг от друга духовных управлений, претендующих на главенствующую роль в мусульманском сообществе. На основе проведенного исследования сделаны необходимые выводы и обозначены пути преодоления политического и религиозного раскола духовных управлений мусульман.

SPIRITUAL MANAGEMENTS OF MUSLIMS AS A FACTOR OF RELIGIOUS AND POLITICAL SPLIT OF MUSLIM COMMUNITY OF RUSSIA

The article considers main spiritual managements of Muslims of Russia and their contribution to religious and political split of the Russian Muslim community. Variety of reasons

which promoted emergence the territory of the Russian Federation the independent spiritual managements, each of it pretends for dominating role in Muslim community are revealed. On basis of conducted research necessary conclusions are drawn out and ways for overcoming of political and religious split of spiritual managements of Muslims are designated.

Несмотря на создание целого ряда духовных управлений и активную работу мусульманских религиозных лидеров, в конце 80-х годов в Советском Союзе не существовало четкого направления во внутренней политике, которое было бы ориентировано на регулирование отношений и деятельности мусульманского сообщества. В большей степени это было вызвано тем, что в 1946 г. в Ленинградском государственном университете была ликвидирована единственная кафедра кавказоведения, а несколькими годами ранее закрыта Казанская научная школа, занимавшаяся изучением народов Поволжья. В дальнейшем все попытки возродить практику изучения мусульман и ислама жестко пресекались. Результатом подобной политики стало полное отсутствие квалифицированных специалистов в области исламоведения и понимания того, что в мусульманском сообществе страны остается целый пласт нерешенных вопросов и противоречий. Советская власть, которая боролась с религиозными проявлениями, считала, что мусульмане полностью интегрированы в созданное ими общество без религиозных предрассудков. Как показала практика, это было далеко не так.

В начале 90-х годов XX в. в организации мусульманского сообщества России происходят новые, во многом

судьбоносные перемены. Так, в 1992 г. «ДУМЕС переименовывалось в Центральное духовное управление мусульман России и Европейских стран СНГ (ЦДУМ), однако официально это название вступило в силу только 6 марта 1994 г., когда новый устав ДУ-МЕС прошел регистрацию в Министерстве юстиции». За председателем ДУМЕС Талгатом Таджуддином пожизненно закрепилось звание муфтия и почетный титул «шейх-уль-ислам» [1]. «Усилиями председателя ДУМЕС были заложены десятки мечетей и образованы сотни новых общин, стали возрождаться системы мусульманского образования и средств массовой информации» [2].

«В 1990 г. на совещании глав четырех советских ДУМов Таджуддин был избран председателем Управления международных связей мусульманских организации СССР, что позволило ему активизировать контакты с зарубежными единоверцами» [3].

Первая попытка создать альтернативную организацию была предпринята в 1992 г. татарским муфтием Габдуллой Галиуллиным «раскритиковавшего руководство ДУМЕС за пассивность и недостаточное внимание к нуждам мусульман. В ответ на свою речь Галиуллин получил яростную отповедь ответственного секретаря ДУ-МЕС Нафика Аширова, который в то время ревностно защищал интересы

муфтия Талгата Таджуддина. Ревностность эта, правда, быстро сменилась ненавистью после того, как Таджуддин предложил Аширову освободить престижную должность ответственного секретаря и возвратиться простым имамом на родину — в сибирский город Тобольск. Затаивший глубокую обиду Нафик Аширов сумел привлечь на свою сторону целый ряд влиятельных имамов, которые в разное время претерпели от председателя ДУМЕС личные обиды» [3].

«Аширов в 1990 г. прошел обучение в исламском университете имени Амира Абдель-Кадира (г. Константина, Алжир) — центре исламского радикализма» [4]. В 1996 г. Н. Аширов стал главой высшего координационного совета ДУМР. В 1997 г. он был инициатором создания Духовного управления мусульман Азиатской части Рос-сии—ДУМАЧР, объединяющего около 30 мусульманских общин. В 1998 г. он был избран сопредседателем Совета муфтиев России (СМР).

«Но самым удачливым "раскольником" оказался Равиль Гайнутдин, который в 1988 г. стал главным имам-хатыбом Московской соборной мечети. Поставив эту мечеть под свой контроль, Равиль Гайнутдин сделал ее штабом всех раскольничьих инициатив, последнюю из которых — Совет муфтиев России — сам и возглавил. На учредительном меджлисе мусульманских религиозных объединений и общин Европейской части России 29 января 1994 г. Гайнутдин был избран муфтием, председателем Духовного управления мусульман Центрально-Европейского региона России

(ДУМЦЕР, позже переименовано в ДУМЕР). 23 февраля 1994 г. ДУМЦЕР зарегистрировано в Минюсте РФ. При ДУМЕР открылся исламский колледж с преподавателями из Саудовской Аравии и Турции. 17 января 1995 г. в Уфе съезд мусульман России и европейских стран СНГ лишил Гайнутди-на сана и отстранил от исполнения обязанностей священнослужителя "за поддержку раскольничьих действий арабских организаций, за нарушение традиционных канонов российского ислама"» [4].

Из 3048 общин верховному муфтию Талгату Таджуддину подчиняются лишь 1859. «Остальные мусульманские общины в большинстве своем входят в Совет муфтиев России (СМР) во главе с Равилем Гайнутдином. Ядром СМР и структурой, полностью подконтрольной его председателю — муфтию Равилю Гайнутдину, является Духовное управление мусульман Европейской части России (ДУМЕР), в составе которого значится порядка 150 общин» [4].

Многолетнее противостояние муфтия СМР шейха Равиля Гайнутдина и председателя ЦДУМ шейха Талгата Таджуддина продолжается и по сей день. «Примечательно, что в качестве одного из самых последовательных сторонников единства всегда выступал Равиль Гайнутдин, впоследствии главный противник Талгата Таджуддина» [5].

«Обострению ситуации способствует разделение мусульманских религиозных деятелей на два лагеря. Один лагерь группируется вокруг Центрального духовного управления

мусульман России, возглавляемого муфтием Т. Таджуддином, другой — вокруг Совета муфтиев России, возглавляемого муфтием Р. Гайнутди-ном. В публичных дискуссиях между этими лагерями дело доходит до обвинений в отступлении от религиозных канонов» [6].

Центральное духовное управление мусульман России (ЦДУМР) представляет собой централизованную религиозную организацию, которая ведет активную религиозную и просветительскую деятельность на территории как Российской Федерации (кроме северокавказских республик), так и в ряде зарубежных стран, таких как Белоруссия, Молдавия и Латвия.

Центральное духовное управление мусульман в своем лице объединяет ряд региональных духовных управлений мусульман (РДУМ), которые иначе называют муфтиятами. Муф-тият — самостоятельная централизованная региональная религиозная организация, которая объединяет как религиозные учреждения мусульман, так и самих мусульман субъекта РФ. Муфтияты были созданы в 1992 г. и пришли на смену крупным региональным религиозным центрам — мухта-сибатам.

Председателем ЦДУМ является Верховный муфтий Талгат Таджуддин. «В настоящее время Т. Таджуддин является официальным представителем мусульман РФ в ЮНЕСКО, Организации Исламского сотрудничества, Европейской лиге мусульман и в других международных организациях. Является членом Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ и членом президиума Межрелигиозного совета России, членом попечительского совета Национального военного фонда РФ. Шейх-уль-Ислам Талгат хазрат Таджуддин Русским биографическим институтом номинирован как «Человек года — 2001» за укрепление межрелигиозных связей и миротворческую деятельность в номинации «Религия». Награжден орденом Дружбы (1998 г.), орденом Почета (2008 г.), орденом святого благоверного князя Даниила Московского II степени (РПЦ МП, 2008 г.)» [7].

14 апреля 2003 г. заседание СМР «признало деятельность Талгата Тад-жуддина, присвоившего себе пророческую миссию, отступничеством от основ Ислама, объявило о невозможности Талгатом Таджуддином занимать должность духовного руководителя мусульманских организаций в РФ, а также, что отныне никто из мусульман не вправе совершать с Талгатом Таджуддином совместно намаз и следовать каким-либо указаниям и советам с его стороны («лжепророчество» об уничтожении в Персидском заливе американского авианосца и поражение США в войне с Ираком)» [8].

Одной из централизованных религиозных организаций мусульман России является Совет муфтиев России. «В 1996 г. состоялся Первый меджлис (съезд) руководителей Духовных управлений мусульман России, на котором было принято решение о создании Совета муфтиев России (СМР), председателем которого был избран муфтий Равиль Гайнутдин» [7]. «В августе 2012 г. был переизбран на

этот пост в четвертый раз» [9]. СМР, созданный на базе ДУМЦЕР (в 1998 г. переименован в Духовное управление мусульман европейской части России — ДУМЕР), объединил практически всех отколовшихся от ЦДУМ. В него «вошли ДУМЦЕР, ДУМ Татарстана Галиуллина, ДУМ Башкортостана Н. Нигматуллина, ДУМ Поволжья М. Бибарсова, Бугурусланский и Ульяновский муфтияты братьев Ис-магила и Тагира Шангареевых, а также «карликовое» ДУМ Чувашии М. Архипова (к 2000 г. прекратившее свое существование). В ходе работы меджлис переименовали в международную конференцию «Демократия и судьбы Ислама в России», на которой Гайнутдин заявил: "Мы выступаем за продолжение курса реформ, сохранение мира и согласия. Ведь понятия "Ислам" и "демократия" полностью совместимы"» [10].

«За два дня до второго тура выборов президента РФ эти слова были истолкованы как поддержка Ельцина» [11].

«Однако 1 июля Равиль-хазрат встретился с Г. Зюгановым, которого он также заверил в своей поддержке и попросил в качестве ответного жеста от имени Госдумы поддержать идею создания СМР как единого исламского органа России» [12].

Как заявил председатель Высшего координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердиев, изначально на съезде планировалось преодолеть раскол, а не усугубить его: «Надо сказать, что идея о создании единого мусульманского руководства появилась еще 10—15 лет назад, когда

я выдвинул идею создания Совета муфтиев России. Тогда на съезде собрались муфтии, которые, по большей части, вместе учились в Бухарском медресе. Председателем Совета должен был стать Талгат Таджуддин, который был старше нас. Однако его не избрали на этот пост, а подчиняться своим ученикам он не захотел: создал Центральное духовное управление мусульман» [13].

Равиль Гайнутдин принимает участие в Международных форумах и конференциях, представляет мусульман России в Саудовской Аравии, Египте, Марокко, ФРГ, Италии, Финляндии, США, Малайзии. В составе официальных правительственных делегаций РФ принял участие в переговорах с руководством Ирана, Пакистана, Сирии, Египта, Ливана, Саудовской Аравии, Афганистана, Малайзии, Азербайджана.

«Муфтий Шейх Равиль Гайнутдин подписал Договор "Об общественном согласии", предложенный Президентом Российской Федерации» [14].

«25 ноября 1998 г. была достигнута договоренность об объединении СМР с двумя другими крупными мусульманскими объединениями — Высшим координационным центром ДУМ России (ВКЦ) и Координационным центром мусульман Северного Кавказа» [15].

«23—25 ноября 1998 г. в Москве состоялось совместное заседание СМР и ВКЦ, где было принято решение о вхождении ВКЦ в СМР. Юридически ВКЦ ликвидирован Минюстом РФ летом 2002 г. Было принято совместное заявление "по поводу необоснованных претензий Талгата Таджуддина... чей сан "Верховный муфтий России" является самозваным и незаконно присвоенным"» [13].

«Российская политическая элита чаще всего формирует свое мнение по проблемам ислама под воздействием лидера СМР. Спектр политиков, с которыми контактирует СМР, довольно широк: от действующих государственных чиновников до лидеров партий и движений. У главы СМР Равиля Гайнутдина сложились хорошие отношения с мэром Москвы Юрием Лужковым, который выбрал именно московского муфтия в качестве хозяина построенной на деньги города Мемориальной мечети на Поклонной горе» [19].

Стоит отметить характер взаимоотношений духовных управлений мусульман (ЦДУМ и СМР) с исламскими политическими партиями и движениями, а также отдельными политическими фигурами. «Мусульманские политики, генетически связанные с СМР («Рефах», «Мусульмане России», «Евразийская партия», «Гражданская партия»), как правило, весьма критически относятся к традиционному «советскому» исламу и его лидеру муфтию Талгату Таджуддину. Гораздо ближе они к Совету муфтиев России. СМР, «Рефах», а затем ЕПР находились под духовным покровительством Нафигуллы Аширо-ва — «альтернативного муфтия» Сибири. С московским муфтием Равилем Гайнутдином отношения у мусульман-евразийцев складываются по-разному и во многом зависят от отношений между Гайнутдином и Ашировым.

Что же до Таджуддина, то верховный муфтий долгое время чурался прямого вмешательства в политику. Позже он пытался установить контроль над «Нуром», а после неудачи одарил своим покровительством не слишком мусульманскую "Евразию" Дугина» [16].

«31 августа 1995 г. председатель ВКЦ Галиуллин и председатель ДУМЦЕР Гайнутдин подписали совместное заявление о том, что "в соответствии с законом РФ "О свободе совести" приняли решение не участвовать в предвыборной кампании 1995 г. в Госдуму". Но вскоре сами его и нарушили: 24 ноября состоялась встреча Гайнутдина с лидерами блока "Межнациональный союз" А. Микитаевым и А. Чуевым, на которой муфтий заявил, что мусульмане России разделяют позицию "Межнационального союза"» [17].

«6 декабря зампреды ВКЦ Аширов и Исхаков (вместе с А.В. Ниязовым и В. Якуповым) от имени "Союза мусульман России" (не сумевшего собрать подписи для участия в выборах) призвали отдать голоса "самому умеренному, самому проверенному" избирательному объединению "Наш дом — Россия"» [18].

«24 ноября 1998 г. состоялась встреча лидеров СМР и ВКЦ с лидером Народно-патриотического союза России и Компартии Г. Зюгановым и председателем исполкома НПСР В. Зоркальцевым» [19]. Встреча «состоялась в то время, когда либеральные СМИ резко осуждали КПРФ за антисемитские высказывания Макашова, а Борис Березовский и Егор Гайдар требовали запрета КПРФ. После того

как Борис Ельцин (9 августа 1999 г.) назвал фамилию человека, которого он хотел бы видеть своим преемником на посту главы государства, муфтии начали борьбу за будущего президента. Первым, уже 21 августа, с В. Путиным сумел встретиться Гайнутдин, чтобы обсудить "пути достижения мира и согласия на Северном Кавказе"» [13]. Гайнутдин: «Исламское духовенство России будет поддерживать мусульман Дагестана, ведущих борьбу с агрессорами. Люди, которые вошли в республику с оружием, не имеют никакого отношения к защите принципов ислама» [20].

27 августа 1999 г., вслед за Равилем Гайнутдином, Талгат Таджуддин заявил: «Несмотря на усиление влияния арабских стран на Северном Кавказе, где сейчас идет насаждение религиозного экстремизма, правоверные мусульмане России абсолютно его не принимают, тем более такую опасную разновидность, как ваххабизм. Четы-рехвековой опыт совместного проживания в России с представителями иных конфессий помог нам найти тот золотой стержень взаимоуважения, который сдерживает проявления ваххабизма» [21]. При этом Таджуд-дин не просто выказал поддержку и одобрение проводимой политике, но и, в отличие от Гайнутдина, указал на главную проблему, решение которой требует постоянной и планомерной работы.

«Гайнутдиновцы сумели первыми поддержать выдвижение В. Путина в президенты страны. 26 января 2000 г. "Рефах" А.В. Ниязова подготовило заявление, призывавшее мусульман,

буддистов, представителей других традиционных конфессий России проголосовать за В. Путина» [13].

В заявлении утверждалось, что В.В. Путин «сумеет защитить право всех народов России жить в соответствии со своими духовными ценностями и национальными традициями, сумеет добиться прочного и долговременного мира на Кавказе» [22]. При этом Таджуддин первым из поддержавших В.В. Путина духовных лидеров мусульман утром 27 марта 2000 г. поздравил его с избранием на должность Президента РФ посредством ИТАР-ТАСС. «С верой и надеждой отдали свои голоса за Вас, ибо дела больше, чем слова, доказывают Вашу решительность и любовь к Отечеству» [23].

Духовные лидеры мусульман России не раз становились виновниками громких политических скандалов. Так, «3 апреля 2003 г. председатель ЦДУМ, выступая на митинге партии «Единая России» в Уфе, произнес крайне эмоциональную речь, в которой призвал мусульман всеми силами помогать иракскому народу. Главным моментом выступления Таджуддина стало объявление священной войны основным членам антииракской коалиции — США и Великобритании» [3].

Председатель СМР Р. Гайнутдин в декабре 2010 г. обвинил российскую власть и российских граждан немусульман в моральном разложении и исламофобии. На подобное заявление с резкой критикой отреагировали многие влиятельные мусульмане, как религиозные, так и политические лидеры ислама в России, в том числе председатель ЦДУМ Т. Таджуддин,

председатель ВКЦМСК И. Бердиев и председатель организации «Российское исламское наследие» Ш. Авясов. «На заседании президиума Межрелигиозного совета России Р. Гайнутдин, оправдывая приток в страну иммигрантов, нелестно отозвался о ее коренном населении. По версии муфтия, россияне после получения зарплаты пропадают на 15—20 дней, «и в это время станки стоят, с этими рабочими производить что-либо невозможно». Русские деревни, констатировал Р. Гайнутдин, исчезают, села разрушаются, зато иммигранты «не пьянствуют, они дисциплинированы, трудолюбивы; если зарплату получают, то отправляют ее домой, чтобы накормить свои семьи». В ракурсе недавних событий на Манежной площади в Москве его высказывания даже сторонники муфтия не посчитали своевременными и взвешенными» [24].

Сложившееся в мусульманском сообществе России положение, когда главные духовные управления мусульман стремятся очернить деятельность друг друга, не идут на компромисс и не ищут возможности объединения ради достижения общей цели — консолидации мусульман России и противодействию религиозному экстремизму, вызывает сильное беспокойство ряда исламских религиозных деятелей, политиков и самих мусульман.

Существует целый ряд проблем, решение которых должно стать приоритетом российской политики в области ислама. Российские мусульманские движения, объединения, партии и духовные управления весьма слабы и

разрознены, что порождает конфликты внутри уммы и ослабляет ее, делая подверженной влиянию исламских экстремистов. Это напрямую угрожает национальной безопасности России и ее территориальной целостности. Кроме того, это создает заметные трудности во взаимоотношениях государства с российским исламом.

Со времен правления Екатерины II была заложена система административного управления исламом и мусульманами, которая была аналогична с православной церковью. Так называемая «мусульманская церковь», которую представляли духовные управления мусульман, пыталась скопировать иерархическую структуру РПЦ. Активность мусульман в России, которая осуществлялась без санкции духовных управлений, не укладывалась в рамки официальной государственной политики. Наиболее ярко это проявилось в Советской России. Следовательно, активность и значимость российского мусульманского сообщества в этот период была сведена к абсолютному минимуму. Последствия подобной политики, проводимой государством в отношении ислама, нашли отражение на современном общественно-политическом и религиозном состоянии российского мусульманского сообщества.

Проанализировав отношения главных претендентов на роль главы всех мусульман России между собой и государственной властью, Талгата Тад-жуддина и Равиля Гайнутдина, были сделаны следующие выводы: Т. Тад-жуддин главным образом опирается на доверие мусульман и вековую историю

становления и функционирования ЦДУМ. При этом отмечается низкий приоритет взаимодействия с политической властью, хотя и не исключает его полностью.

Главную роль во взаимоотношениях с властью все же играет религиозный фактор. Тогда как Р. Гайнутдин выбрал политику «заигрывания» с власть предержащими, тесный контакт с

политическими элитами, партиями, движениями. Его цель — заручиться поддержкой государственной политической власти ради наибольшего религиозного и политического влияния на мусульман.

Стоит отметить, что «иногда в списке влиятельных политиков России появляются муфтии Р. Гайнутдин и Т. Таджуддин» [6].

Список литературы

1. Интервью председателя ДУМЕС муфтия Талгата Таджуддина // Наука и религия. 1991. № 1.
2. Филатова С.Б. Религия и общество. Очерки религиозной жизни современной России. Сб. ст. М., 2002. С. 126.
3. Силантьев РА. Новейшая история ислама в России. М. Алгоритм; Эксмо. 2007. С. 45, 46, 133.
4. Тульский М.О. Ваххабиты в России побеждают умеренных мусульман? // НГ-Религии. 2001. 19 июня.
5. Тульский М.О. Причины раскола мусульманских организаций России // Центральная Азия и Кавказ. 2004. № 4.
6. Нуруллаев АА., Нуруллаев А. Ал. Религия и политика. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2006. С. 228, 42.
7. Таджуддин Т. Татарская энциклопедия. Каз., 2010. Т. 5. С. 504.
8. Фетва о признании деятельности Талгата Таджуддина, присвоившего себе пророческую миссию, отступничеством от основ Ислама. 14 апреля 2003 г.
9. Равиль Гайнутдин вновь избран председателем Совета муфтиев России // Известия. 2012. 25 августа.
10. Тульский М.О. Раскол в руководстве российских мусульман: 1994—2004 годы // Центральная Азия и Кавказ. 2004. № 5.
11. О поддержке Бориса Ельцина во втором туре президентских выборов заявили духовные лидеры мусульман России // ИТАР-ТАСС. 1996. 1 июля.
12. Исмаил-хаджи Бердиев: «Идея создания единого мусульманского руководства совсем не нова» [Электронный ресурс]. URL: http://regions.ru/news/2151554
13. Договор «Об общественном согласии» от 28 апреля 1994 г. [Электронный ресурс]. URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=EXP;n=261348
14. Асадулин Ф. Человек и слова, и дела // РГ. 2012. 27 августа.
15. Сафронов С.М. Ислам: поиски организационных форм и места в политической жизни. М., 1998. С. 24.
16. Прибыловский В. Политики под знаменем ислама // НГ-Религии. 2003. 1 октября.
17. Лидер блока «Межнациональный союз» Микитаев обещает укрепить права верующих и нацменьшинств // Интерфакс. 1995. 25 ноября.
18. Союз мусульман России призвал своих сторонников поддержать НДР // Пар-тинформ. 1995. 21 декабря.
19. Лидер Народно-патриотического союза России и Компартии Геннадий Зюганов проведет завтра встречу с представителями исламского духовенства // РИА «Новости». 1998. 23 ноября.
20. Муфтии Северного Кавказа в ближайшие дни намерены обсудить пути достижения мира и согласия на юге России // РИА «Новости». 1999. 22 августа.
21. «Правоверные мусульмане страны не воспринимают религиозный экстремизм», — заявил Верховный муфтий России Талгат Таджуддин // ИТАР-ТАСС. 1999. 27 августа.
22. Движение «Рефах» обратилось с призывом к мусульманам, буддистам и представителям других религиозных конфессий России проголосовать 26 марта за Владимира Путина // ИТАР-ТАСС. 2000. 26 января.
23. Верховный муфтий России от имени миллионов российских мусульман поздравил Владимира Путина с победой на президентских выборах // ИТАР-ТАСС. 2000. 27 марта.
24. Асеев М. Лидеры ислама осудили председателя Совета муфтиев // НГ. 2010. 20 декабря.
ИСЛАМ islam ДУХОВНЫЕ УПРАВЛЕНИЯ spiritual managements ПОЛИТИКА policy РЕЛИГИЯ religion РАСКОЛ split
Другие работы в данной теме:
Научтруд |