Научтруд
Войти

М.М. САХЬЯНОВА, Э.-Д. РИНЧИНО И МОНГОЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1921 г.

Научный труд разместил:
Centrilar
30 мая 2020
Автор: указан в статье

Леонид КУРАС

М.М. САХЬЯНОВА, Э.-Д. РИНЧИНО И МОНГОЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1921 г.

В статье рассматривается единый процесс участия бурятских коммунистов и бурятских национальных демократов в подготовке и осуществлении монгольской революции 1921 г.

In the article the united process of participation of Buryat communists and national democrats in the preparation and realization of Mongol revolution in the 1921 is described.

Монголия, революция, М.М. Сахьянова, Э.-Ц. Ринчино, коммунисты, демократы; Mongolia, revolution, M.M. Sakhyanova,

E-D. Rinchino, communists, democrats.

Если на протяжении 70 лет монгольская революция, процесс национального движения и национально-государственного строительства монгольских народов рассматривался через призму большевистской догматики, то с распадом СССР и изменением парадигмы существования Монголии возникла новая историографическая ситуация, которая связывает достижения монгольской революции лишь с развитием демократического движения и демократических традиций бурятских национальных демократов.

Нам представляется актуальным дать объективную картину событий прошлого Монголии через деятельность наиболее ярких личностей национального движения из числа бурят: представителя Коминтерна, большевички Марии Михайловны Сахьяновой и представителя национальных демократов Элбек-Доржи Ринчино. Это, в свою очередь, должно способствовать объединению усилий всех партий, как прокоммунистических, так и демократических, представленных в Великом Монгольском Хурале и в Государственной Думе Российской Федерации, для решения общегосударственных и общенациональных задач.

Э.-Д. Ринчино стоял у истоков бурятской государственности, первым возглавил Бурятский национальный комитет, делегат Бакинского съезда народов Востока, руководитель монголо-тибетского отдела Дальневосточного секретариата Коминтерна, советник правительства Монгольской Народной Республики, председатель Реввоенсовета Монгольской народно-революционной армии, член Президиума ЦК МНРП, член Великого и Малого Государственного Хурала Монголии, профессор Коммунистического университета трудящихся Востока. Репрессирован в июне 1938 г. Реабилитирован в апреле 1957 г. посмертно.

М.М. Сахьянова — с 1916 г. член Петербургской организации РСДРП(б), секретарь 2-го городского райкома РСДРП(б) КУРАС Петрограда, одна из защитников «Белого дома» в Иркутске (вмес-

Леонид те с П.П. Постышевым и М.А. Трилиссером), руководитель

Владимирович - первой бурятской группы большевиков г. Иркутска, секретарь

д.и.н., профессор; Дальневосточного комитета РКП(б), одна из организаторов и лиде-

главный научный ров партизанского движения в Приморье, агент-нелегал Коминтерна

сотрудник в Китае, инструктор монголо-тибетской секции Дальневосточного

Института секретариата Коминтерна в Иркутске, секретарь Бурят- Монгольского

мопгололедения, областного комитета ВКП(б), ответственный работник аппарата ЦК

иуддологии ВКП(б) и Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б), научный

и тибетологии работник Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, персо-

СО РАИ нальный пенсионер союзного значения.

Muraslv@yandex.m После победы Синьхайской революции 1911—1913 гг. в Китае и

Октябрьской революции 1917 г. в России в Монголии начинает активно развиваться национально-демократическое движение. Но социальный взрыв в Монголии не имел шансов на успех, что прекрасно понимали представители монгольских революционных сил. Именно поэтому в деле становления монгольской государственности они стремились получить всестороннюю, прежде всего военную, поддержку со стороны Советской России.

В августе 1920 г. в Россию нелегально прибыла делегация Монгольской народной партии — знаменитая монгольская «семерка» — Д. Бодо, С. Данзан, Д. Догсом, Л. Лосол, Д. Сухэ-Батор, Д. Чагдаржав, Х. Чойболсан. Монгольскую делегацию встретил Э.-Д. Ринчино. Он представил ее председателю Совета министров ДВР и секретарю Дальбюро ЦК РКП(б), секретарю Дальневосточного секретариата Коминтерна Б.З. Шумяцкому. Позже, во время пребывания монгольской миссии в Москве, была организована встреча участников Бакинского съезда народов Востока в Политбюро ЦК РКП(б) с В.И. Лениным. Именно Э.-Д. Ринчино, вместе с известным буддийским и общественным деятелем, учителем Его Святейшества Далай-ламы XIII Агваном Доржиевым, был приглашен для обсуждения бурятского и монгольского вопросов. Во время встречи с В.И. Лениным Э.-Д. Ринчино передал ему две своих докладных записки: «Инородческий вопрос и задачи советского строительства в Сибири» и «Условия постановки и задачи революционной работы на Дальнем Востоке». Именно тогда был положительно решен вопрос о необходимости создания автономии бурятского народа.

В современной российской историографии подчеркивается, что благодаря Э.-Д. Ринчино большевистское руководство взглянуло на Монголию как на плацдарм в продвижении мировой революции на Восток ввиду существовавших тесных связей Монголии с Маньчжурией, Китайским Туркестаном и Тибетом, а через последний — и с Индией1. При этом были

1 Жабаева Л.Б. Элбек-Доржи Ринчино и национально-демократическое движение монгольских народов. — Улан-Удэ, 2001, с. 185; она же. Роль Э.-Д. Ринчино в становлении государственности Бурятии и Монголии // Бурятские национальные демократы и общественно-политическая мысль монгольских народов в ХХ в. — Улан-Удэ, 2008, с. 22.

достигнуты договоренности о военно-технической и финансовой поддержке, об активизации нелегальной революционной работы по линии Коминтерна через монголо-тибетский отдел Дальневосточного секретариата Коминтерна, о посредничестве в отношениях с Китаем и помощи в борьбе с русскими белогвардейцами2.

Практически в то же время, в сентябре 1920 г., М. М. Сахьянова по заданию Коминтерна в качестве нелегала была направлена в Китай — в Пекин, а затем в Шанхай, где она находилась до апреля 1921 г.

С восстановлением Советской власти в Сибири на ее территории развернули работу различные структуры, чьи интересы и профессиональная деятельность были направлены на зарубежные страны. Это — Сибирская миссия Наркомата иностранных дел, разведывательные отделы 5-й армии и сибирских военных округов, секции восточных народов Сиббюро ЦК РКП(б) и, наконец, тибе-то-монгольский отдел Дальневосточного секретариата Коминтерна, образованный в Иркутске в январе 1921 г. Деятельность всех этих организаций была направлена как на выходцев из стран Центральной и Юго-Восточной Азии, так и на Японию, Корею, Тибет, Китай и Монголию. Если первое направление имело несомненные успехи, то у второго были серьезные трудности. В отечественной историографии указываются основные обстоятельства, мешавшие реализации идей мировой революции. Это — отсутствие валюты, что привело к полному прекращению агентурной работы, и жесткая позиция правящих кругов Японии и Китая, которые мешали легальной работе советских представителей на территории этих стран. Позиция Москвы требовала величайшей осторожности, чтобы не давать повода для возобновления японской интервенции. Так, руководитель Сибревкома И.Н. Смирнов по указанию Москвы даже готов был прекратить использование территории Дальнего Востока для подготовки кадров для революционной работы за рубежом.

Именно в этот момент активизировалась советская резидентура в Шанхае, где в этот период работала М.М. Сахьянова.

2 Базаров Б.В., Жабаева Л.Б. Бурятские национальные демократы и общественно-политическая мысль монгольских народов в первой трети ХХ века. - Улан-Удэ, 2008, с. 192.

Резидентам удалось наладить тесные связи с революционными организациями Монголии, Японии, Кореи и Китая. Оказывая на них идеологическое воздействие и получая оперативную информацию, представлявшую огромную ценность для военной разведки, они способствовали фактической реанимации революционной работы на Востоке. Руководство нелегальной работы шанхайской группы осуществляла секция восточных народов Дальневосточного секретариата Коминтерна, а с января 1921 г. — монголо-тибетская секция во главе с Э.-Д. Ринчино. Председатель исполкома Коминтерна Г.Е. Зиновьев особенно отмечал позитивную работу этой секции. Тогда же по указанию Москвы территория ДВР начинает активно использоваться в деле подготовки кадров революционеров для работы в дальневосточном зарубежье. Был создан военный отдел секции, налажена агентурная сеть и пункты связи исполкома Коминтерна на Дальнем Востоке.

В апреле 1921 г. из заграничной командировки возвращается М.М. Сахьянова. Она становится инструктором монголотибетской секции, которой продолжал руководить Э.-Д. Ринчино, не будучи членом РКП(б). Именно здесь была сосредоточена реальная политика, проводимая советской Россией в отношении Монголии. Среди сотрудников отдела было много бурят: Г. Данчинов, Ц.-Е. Дашепилов, Бегзеев (Ц. Жамцарано), А. Ванчиков, М. Сахьянова, Б. Ишиндоржин, Б. Цы-ренжапов, Д. Балданов, С. Жамбалон, Д. Убугунов, Ч. Очиров. Все они приняли активное участие в исторических мон-

гольских событиях 1921 г., а затем работали на благо новой Монголии. Венцом работы всех советских организаций, чья деятельность была направлена на развитие революционной борьбы на Востоке, стала победа народной революции в Монголии в 1921 г.

После этих событий пути М.М. Сахь-яновой и Э.-Д. Ринчино разошлись. Первая возглавила областную партийную организацию Бурят-Монголии, сделав чрезвычайно много для становления и развития бурятской государственности. Ринчино все свои силы и знания направил на становление и развитие монгольской государственности. И М.М. Сахьянова, и Э.-Д. Ринчино, вне зависимости от партийной принадлежности, делали одно большое и важное дело, направленное на развитие демократического движения, рост национального самосознания монгольских народов.

Таким образом, с учетом тех дискуссий, в которых дается оценка революционной деятельности монгольских народов и национально-государственного строительства в Монголии, нами предпринята попытка непредвзято показать роль и место коммунистов и демократов в политической истории Монголии, в осуществлении революции 1921 г. через их лидеров — М.М. Сахьянову и Э.-Д. Ринчино. В результате мы пришли к выводу, что выделение либо коммунистической, либо демократической составляющей революционного процесса первой четверти ХХ в. не только грешит против истины, но и мешает современным позитивным процессам общественного развития как в России, так и в Монголии.

Научтруд |