Научтруд
Войти
Сайт продается: mail@nauchtrud.com
Категория: Право

Субъективные факторы квалификационных ошибок

Автор: Юрий Евгеньевич Пудовочкин

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 343.214 ББК 67.408

DOI 10.24411/2073-0454-2019-10207 © Ю.Е. Пудовочкин, 2019

Научная специальность 12.00.08 — уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право

СУБЪЕКТИВНЫЕ ФАКТОРЫ КВАЛИФИКАЦИОННЫХ ОШИБОК

Юрий Евгеньевич Пудовочкин, заведующий отделом уголовно-правовых исследований, доктор юридических наук, профессор

ФГБОУ ВО «Российский государственный университет правосудия» (117418, Москва, ул. Новочеремушкинская, д. 69) E-mail: 11081975@list.ru

Аннотация. Определено, что в зависимости от содержания субъективных характеристик квалификационных ошибок следует выделять осознанные и неосознанные случаи неправильного применения закона. Субъективные детерминанты каждой из этих разновидностей принципиально различаются. По итогам анализа установлено, что в основе сознательных, а потому неизвинительных, квалификационных ошибок лежат корысть и факторы коррупционного поведения. В основе неосознаваемых, и в силу этого извинительных ошибок, — причины, связанные с уровнем профессиональных знаний судей и их личностными качествами.

SUBJECTIVE FACTORS OF QUALIFICATION ERRORS

Yuriy E. Pudovochkin, head of the department of criminal and legal research, doctor of legal sciences, professor FGBOU VO «Russian State University of Justice» (117418, Moscow, ul. Novocheremushkinskaya, d. 69) E-mail: 11081975@list.ru

Annotation. Depending on the content of subjective characteristics of qualification errors, conscious and unconscious cases of incorrect application of the law should be distinguished. The subjective determinants of each of these varieties are fundamentally different. At the heart of conscious, and therefore non-guilty, qualification errors are greed and factors of corruption behavior. At the heart of the unconscious, and therefore excusable, mistakes are the reasons related to the level of professional knowledge of judges and their personal qualities.

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Для цитирования: Пудовочкин Ю.Е. Субъективные факторы квалификационных ошибок. Вестник Московского университета МВД России. 2019;(4): 117-124.

Наличие субъективных факторов в детермина-ционном комплексе квалификационных ошибок сегодня не оспаривается никем из исследователей, профессионально занимающихся этой проблемой. Признается их значимость и самими судьями. Согласно некоторым данным, судьи кассационных и надзорных инстанций среди основных причин субъективно обусловленных квалификационных ошибок называют низкий уровень профессиональной подготовки своих коллег, их небрежность и невнимательность [11, с. 36].

Надо отметить, что субъективный компонент квалификационных ошибок — весьма многогранная для анализа тема. Ошибка в квалификации, по природе своей, есть во многом феномен субъективный. Постольку, поскольку квалификация является результатом оценки фактических обстоятельств дела и выбора правоприменителем той или иной нормы закона, то вне зависимости от причины такого выбора, она всегда несет на себе отпечаток субъективных настроений.

Вместе с тем, надо четко различать субъективные причины квалификационных ошибок и субъективную сторону такой ошибки как определенного деяния.

В.В. Колосовский указывает, что в качестве основания неправильного поведения субъекта правоприменения в процессе осуществления им квалификации уголовно-правового деяния выступает его субъективная оценка, основанная на тех погрешностях в правовых знаниях, правовой культуре, возможностях толкования уголовного закона и иных законодательных актов, которая не дает ему возможности правильно оценить это деяние [9, с. 63]. Развивает эту идею и А.Ю. Решетников, который важной особенностью квалификационных ошибок признает их обусловленность субъективным фактором — спецификой восприятия и трактовки уголовно-правовых норм правоприменителем [14, с. 92].

С этими суждениями, с одной стороны, сложно спорить, а с другой, — можно согласиться лишь отчасти. Дело в том, что погрешности в правовых знаниях и специфика трактовки правовых норм — лишь одна из возможных причин одного из возможных видов квалификационной ошибки. В зависимости от ведущего порождающего их фактора они, как известно, могут быть классифицированы на два вида. Традиционно их называют «объективные» и «субъективные» или иначе — «сознательные, являющиеся результатом умышленного или неосторожного поведения субъекта» и «неосознанные, вызванные его заблуждением при отсутствии вины», «извинительные» и «неизвинительные».

Такой подход к пониманию ошибок разделяется не всеми специалистами; некоторые авторы, как известно, отстаивают тезис об исключительно непреднамеренном характере ошибки [7, с. 50-52; 9, с. 90; 12, с. 22]. Не станем сейчас вступать в дискуссию по этому поводу. Сошлемся лишь на позицию Конституционного Суда РФ, который в своих решениях последовательно проводит мысль о необходимости различения субъективных характеристик судебных (и в целом правоприменительных) ошибок, признавая возможность осознанной и неосознанной ошибки, и отмечая значимость субъективной стороны ошибки для определения вида и меры ответственности правоприменителя.

Конституционный Суд РФ, в частности, признает:

♦ при осуществлении судебной деятельности возможны неумышленные ошибки ординарного характера, не дискредитирующие априори лиц, их допустивших, которые возникают в ходе разрешения конкретного дела при толковании и применении норм материального или процессуального права и подлежат исправлению вышестоящими судебными инстанциями. Такие неумышленные судебные ошибки ординарного характера не могут расцениваться как проявление недобросовестного отношения судьи к своим профессиональным обязанностям и служить основанием для применения к нему дисциплинарного взыскания;

♦ законодатель имплицитно выделяет другой тип судебных ошибок, которые являются следствием некомпетентности или небрежности судьи, т.е. недобросовестного исполнения им функции по отправлению правосудия, приводящего к искажению фундаментальных принципов судопроизводства и грубому нарушению прав участников процесса. Такие ошибки могут повлечь вынесение неправосудного судебного акта, которое хотя и не подпадает под признаки состава преступления, тем не менее может служить основанием для применения к судье мер дисциплинарной ответственности. Вынесение неправосудного судебного акта может свидетельствовать либо о явной небрежности судьи, либо о его неспособности исполнять свои профессиональные обязанности, недопустимой при отправлении правосудия;

♦ судья в процессе судопроизводства, оценив доказательства по делу по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании, осуществляет выбор подлежащих применению в конкретном деле норм, дает собственное их толкование в системе действующего правового регулирования и принимает решение в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения. При столь большой зависимости результата осуществления правосудия от судейской дискреции разграничение незаконных решений, принятых в результате не связанной с виной ошибки судьи и его неосторожной вины, представляет собой трудновыполнимую задачу;

♦ нормы закона не предполагают привлечения судьи к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи за сам факт принятия незаконного и необоснованного судебного акта, если оно обусловлено судебной ошибкой, явившейся следствием в том числе неверной оценки доказательств по делу либо неправильного применения нормы права, и если допущенные судьей нарушения закона не носят систематического характера, не обусловлены намеренным отступлением от общепризнанных морально-этических норм и не дискредитируют судебную власть;

♦ судья не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи за судебную ошибку, если только неправосудность судебного акта не явилась результатом такого поведения судьи, которое по своему характеру несовместимо с высоким званием судьи и его общественным предназначением. Иное не соответствовало бы принципам независимости,

несменяемости и неприкосновенности судей и означало бы, что судью можно привлечь к ответственности за любую ошибку, а следовательно, фактически делало бы невозможным самостоятельное, непредвзятое принятие им решений при осуществлении правосудия1.

Таким образом, субъективный фактор характеризует, прежде всего, сами судебные ошибки, определяя их природу и способствуя различению их разновидностей. В основе же осознанных и неосознанных ошибок лежат самые разнообразные факторы, в том числе и факторы субъективного порядка. Более того, на уровне индивидуального поведения конкретного субъекта правоприменения именно субъективные факторы, связанные с личностью и ее мотивацией, выступают ближайшими причинами квалификационных ошибок.

При этом надо сознавать, что субъективные факторы различных по субъективной стороне квалификационных ошибок принципиально различны.

Одно дело, когда речь идет о сознательном нарушении норм материального или процессуального права, о правонарушении или преступлении со стороны судьи. Здесь в детерминационном комплексе задействованы, прежде всего, факторы, близкие по своему содержанию с факторами коррупции. По обоснованному мнению В.Н. Кудрявцева, в случаях вынесения заведомо неправосудных судебных актов преобладают личные мотивы, связанные в большинстве случаев с коррупцией, с просьбами «высоких покровителей» виновных или с близкими отношениями с представителями преступного мира (что большей частью остается в тени) [10, с. 604]. Многими учеными отмечается корыстный мотив как один из самых распространенных в преступном служебном поведении [6, с. 78; 13, с. 22-23].

Другое дело, когда мы рассматриваем ошибки «ординарные», «извинительные», «неосознанные». Здесь, как правило, вектор внимания смещается в сторону дефектов правовой грамотности и правовой культуры судейских работников. При этом в определении содержания субъективных детерминант таких ошибок исследователи демонстрируют, в принципе, согласованный подход.

Так, И.Я. Кливер, анализируя причины квалификационных ошибок, к субъективным отнес недостатки профессиональной подготовки некоторых судей при решении вопросов квалификации и допускаемую ими небрежность [8, с. 15]. Р.А. Сабитов субъективными причинами ошибок в квалификации называет:

♦ необъективное, неполное установление фактических обстоятельств дела;

♦ незнание или недостаточное знание правоприменителями отдельных положений науки уголовного права, руководящих постановлений Пленума Верховного Суда и судебной практики, неумение истолковать нормы уголовного и других отраслей права;

♦ неуважение к праву, равнодушие к судьбам людей, недобросовестность, поспешность, небрежность при решении вопросов уголовно-правовой квалификации;

♦ несоблюдение законов логики при уголовно-правовой оценке содеянного;

♦ недостатки в работе судов [15, с. 554-556].

В.В. Колосовский к субъективными детерминантами квалификационных ошибок относит:

♦ отсутствие иногда у судей необходимой профессиональной подготовки и навыков работы;

♦ недостаточно выработанные у отдельных судей навыки по преодолению психологических нагрузок;

♦ нередко встречающуюся перегруженность в работе судей, чрезмерную их утомляемость, существующую диспропорцию в нагрузке судей;

♦ отсутствие у кандидатов в судьи надлежащей юридической подготовки;

♦ отсутствие у некоторых судей стремления к самоподготовке в целях повышения своего профессионального уровня;

♦ упрощенчество в оценке поведенческих актов [9, с. 336-337].

1 Постановление Конституционного Суда РФ от 28 февраля 2008 г. N° 3-П «По делу о проверке конституционности ряда положений ст. 6.1 и 12.1 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и ст. 21, 22 и 26 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» в связи с жалобами граждан Г.Н. Белюсовой, Г.И. Зиминой, Х.Б. Саркитова, С.В. Семак и А.А. Филатовой» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2008. № 3; Постановление Конституционного Суда РФ от 20 июля 2011 г. № 19-П «По делу о проверке конституционности положений п. 1 и 2 ст. 3, п. 1 ст. 8 и п. 1 ст. 12.1 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и ст. 19, 21 и 22 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» в связи с жалобой гражданки А.В. Матюшен-ко» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2011. № 5; Постановление Конституционного Суда РФ от 18 октября 2011 г. № 23-П «По делу о проверке конституционности положений ст. 144, 145 и 448 УПК РФ и п. 8 ст. 16 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина С.Л. Панченко» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2011. № 6.

Табл. 1. Прекращение полномочий судей

Год На основании ч. 1 ст. 14 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» прекращены полномочия судей и руководителей судов В том числе досрочно по п. 13 ч. 1 ст. 14 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»

ВККС РФ ККС субъектов РФ

2017 112 1225 27
2016 116 1475 25
2015 104 1647 4
2014 183 1406 —
2013 204 1232 1

К.Р. Мусалимов субъективными факторами извинительных правоприменительных ошибок признает:

♦ отсутствие необходимых профессиональных знаний;

♦ неуважение к праву;

♦ отсутствие требуемых профессией личностных качеств и способностей (принципиальности, способности отстаивать свою точку зрения, равнодушие к судьбам людей, черствость);

♦ отсутствие способностей, необходимых для правоприменения (некритичность, инертность мышления, отсутствие способности к абстрактному мышлению, нарушение логики);

♦ предубежденность правоприменителя;

♦ отсутствие опыта [12, с. 90-97].

Не ставя своей задачей дать критический анализа предложенных суждений, в общих чертах согласимся с тем, что недостаточный уровень правовой квалификации и отсутствие требуемых личностных качеств — вот те базовые субъективные факторы, которые оказывают негативное влияют на правоприменительную практику, определяя факт судебной ошибки.

Обсуждение проблем профессионального качества судейского корпуса — важная задача научного сопровождения правоприменительной деятельности и научной поддержки реализуемой в стране судебной реформы.

Дополнительные поводы к их анализу дает информация о дисциплинарной практике работы квалификационных комиссий судей2. Согласно открытым данным, с момента введения в 2013 г. в Закон «О статусе судей в Российской Федерации» такого самостоятельного основания досрочного прекращения полномочий, как совершение дисциплинарного проступка, когда решением квалификационной коллегии судей на судью наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи, число лиц, к которым применяется соответствующая мера, закономерным образом возросло и составляет сегодня 2527 человек ежегодно (табл. 1).

2 Обзор результатов деятельности Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации за 2013-2017 гг. // URL://http://vkks.ru/category/8/

Табл. 2. Характер обращений в ККС в отношении судей

Характер обращений

Поступило обращений в отношении судей и руководителей судов в ККС субъектов РФ % от общего числа обращений % от числа обращений, содержащих сведения о дисциплинарном проступке

Год Содержащие сведения о наличии в действиях судьи признаков преступления Содержащие сведения о совершении судьей или руководителем суда дисциплинарного проступка Грубое или систематическое нарушение процессуальных и иных правовых норм Признаки коррупционных правонарушений

2017 42 625 79 (0,2%) 23 360 (54,8%) 14 822 (63,4%) 157 (0,7%)
2016 44 459 29 (0,1%) 22 737 (51,1%) 15 255 (67,1) 143 (0,6%)
2015 41 271 19 (0,1%) 19 869 (48,1) 12 788 (64,4%) 106 (0,5%)
2014 37 490 35 (0,1%) 21 038 (56,1%) 15 025 (71,4%) 183 (0,9%)
2013 37 551 49 (0,1%) 22 020 (58,6%) 16 505 (74,9%) 33 (0,2%)

Не менее показательны и данные, отражающие содержание обращений граждан и должностных лиц в квалификационные комиссии судей в отношении судей и руководителей судов (табл. 2).

Практически каждое второе обращение содержит сведения о совершенном судьей дисциплинарном проступке, причем от половины до двух третьих таких обращений указывают на грубое или систематическое нарушение судьями норм материального или процессуального права. Разумеется, что далеко не все факты, указанные в этих обращениях, подтверждаются. Однако, само по себе их наличие и наблюдаемый в последние три года рост, свидетельствуют о весьма напряженной обстановке в области соблюдения законности и отражают устойчиво высокий уровень недоверия граждан к судебным решениям и судебной системе в целом.

Эти обстоятельства заставляют не только еще раз обсудить вопросы качества судейского корпуса, но и поставить вопрос об организации постоянного мониторинга уровня профессиональной грамотности и профессиональной культуры судей.

Уровень профессиональной грамотности судей — ключевой фактор их карьеры и надлежащего осуществления своих высоких общественных обязанностей. Основные принципы ООН, касающиеся независимости судебных органов, прямо устанавливают, что «лица, отобранные на судебные должности, должны иметь высокие моральные качества и способности, а также соответствующую подготовку и квалификацию в области права»3. Бангалорские принципы поведения судей4 провозглашают принцип компетентности и старательности судей одним из стандартов их этического поведения, необходимым условием исполнения судьей своих обязанностей. Применение данного принципа предусматривает то, что судья принимает разумные меры для сохранения и расширения своих знаний, совершенствования практического опыта и личных качеств, необходимых для надлежащего исполнения им своих обязанностей. Судья должен быть в курсе соответствующих изменений в международном законодательстве, включая международные конвенции и другие документы, которые устанавливают нормы, действующие в отношении прав человека. Эти требования подтверждены в Кодекс судейской этики5, ст. 11 которого устанавливает, что судья должен:

♦ добросовестно, на высоком профессиональном уровне исполнять свои обязанности;

♦ поддерживать свою квалификацию на высоком уровне, расширять профессиональные знания, совершенствовать практический опыт и личные качества, необходимые для надлежащего исполнения своих обязанностей. В этих целях судья должен использовать как возможности самостоятельного обучения, так и систематически проходить переподготовку в государственной системе повышения квалификации;

♦ должен знать об изменениях в законодательстве РФ, о нормах международного права, включая международные конвенции и другие документы в области прав человека, систематически изучать правоприменительную практику, в том числе Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Европейского Суда по правам человека.

Столь высокие требования, очевидно, могут быть соблюдены лишь при непременном условии соблюдения высокого «входного» уровня знаний и компетентности кандидатов на должности судей. Между тем, как показывает практика, далеко не все претенденты демонстрируют должный уровень подготовки. Статистика сдачи квалификационного экзамена на должность судьи, сформированная по итогам работы Высшей квалификационной комиссии по приему квалификационного экзамена на должность судьи6, свидетельствует, что в среднем каждый третий кандидат при сдаче экзамена получает оценки «2» или «3», а удельный вес лиц, получивших на экзамене оценку «5» в последние пять лет неуклонно снижается (табл. 3.)

Такое положение вещей нельзя признать удовлетворительным. Очевидно, что истоки относительно невысокого уровня знаний кандидатов в судьи надо искать в сфере высшего юридического образования, которое находится сегодня далеко не в идеальном состоянии [2], а также в системе специальной

3 Основные принципы независимости судебных органов. Приняты 7-м Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшимся в Милане с 26 августа по 6 сентября 1985 г., и одобрены резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 40/32 от 29 ноября 1985 г. // URL://https://www.un.org/ru/documents/ded_conv/conventions/i Мер^Мт1
4 Бангалорские принципы поведения судей. Гаага, 26 ноября 2002 г. // URL://https://www.un.org/ru/documents/ded_conv/con-ventions/bangalore_principles.shtml
5 Кодекс судейской этики (утв. VIII Всероссийским съездом судей 19 декабря 2012 г.) // Бюллетень актов по судебной системе. 2013. № 2.
6 Статистические данные собраны на основании информации, полученной с официального сайка ВККС // URL://http://-www.vekrf.ru/category/421 /

Табл. 3. Статистика сдачи квалификационного экзамена (ВККС)

Год Количество кандидатов Отказалось от ответа, % Получили оценки, %

2 3 4 5
2018 75 — 9,4 29,3 32 38,7
2017 55 1,8 11 5,4 40 41,8
2016 55 1,8 11 5,4 40 41,8
2015 51 — 9,8 7,8 37,3 45,1
2014 156 1,9 5,8 21,2 31,4 39,7

подготовки кандидатов для профессии судьи (а точнее, в ее отсутствии).

В целом приведенные показатели (в количественном отношении) соответствуют, как представляется, качеству знаний выпускников вузов. Однако, кандидаты в судьи должны безусловно иметь более высокий уровень знаний, чем в среднем у представителей юридической профессии. Не случайно, помимо собственно образовательного уровня, закон требует от кандидатов и наличия определенного стажа работы по профессии. Предшествующая профессиональная деятельность должна не только закрепить навыки юридической деятельности, но способствовать формированию личностных качеств, специфических для будущих судей.

Обращение же к вопросу о том, из каких профессий чаще всего приходят кандидаты, формирующие судейский корпус, вызывает у многих специалистов критическую реакцию. Специальные исследования показывают, что, начиная с 2006 г. опережающими темпами растет доля судей, набранных из сотрудников аппарата суда, тогда как доля юристов из других сфер (включая такой, ранее традиционный, источник, как прокуратура) стала сокращаться. Сегодня основным источником пополнения судейского корпуса является аппарат судов (более трети новых кадров). Это приводит в профессию молодых женщин преимущественно с заочным юридическим образованием7, имеющих весьма малый опыт за пределами суда8. Характер работы в аппарате суда и отсутствие самостоятельного юридического опыта не создают предпосылок для развития профессиональной культуры независимого правосудия. В то время, как в мировой практике профессии судебного клерка и судьи четко разделены и не пересекаются, в России сложилась

уникальная ситуация их практического совмещения в карьере все большего числа судей [5, с. 46].

На эту проблему обратил внимание и Председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин. Выступая на VI Всероссийском съезде судей, он высказал мнение о недостаточной подготовке судейских кадров: «Требуется изменить подход к формированию судебных кадров. Здравый смысл подсказывает, что будущий судья должен, в первую очередь, владеть самостоятельно основами толкования законодательства, умением правильно применять закон, чему способствует адвокатская практика. Парадокс состоит в том, что в США и Европе карьеру начинают как адвокаты, а заканчивают судьями. У нас, напротив, начинают работать судьями, а заканчивают адвокатами. Нередко источник пополнения судебных кадров — секретари и помощники судей, которые, в свою очередь, являются студентами вечерних и заочных юридических вузов»9.

Параллельно заметим, что эта особенность свойственная не только России. Специалисты из Казахстана также отмечают, например, что «сегодня ре7 Значительная доля судей — 43,9% — получили заочное юридическое образование, еще 10,7% учились на вечерней форме обучения. 43,9% судей обучались на дневной форме обучения. Такая пропорция очного и заочного образования не очень типична для профессиональных групп, одновременно требующих высокой квалификации и обладающих высоким статусом и доходом. Обычно в таких группах существенно меньше доля тех, кто получал заочное или ускоренное образование [4, с. 14].

8 33,3% судей до момента назначения имели опыт аппаратной работы в суде; 22,1% — в прокуратуре; 18,6% — на юридической службе в государственном аппарате [4, с. 16].
9 Из выступления на 6-м Всероссийском съезде судей Председателя Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькина «Качество правосудия — это вопрос конституционный» // URL://http://www.ksrf.ru/ru/News/Speech/Pages/Vie-wItem.aspx?ParamId=14

зерв кандидатов в судьи почти на 80% состоит из секретарей и работников судебной системы. .. .Получается, что суду не нужны опытные, независимые практикующие юристы извне, а нужны исполнительные специалисты, воспитанные из «своего цеха». Так система замыкается в себе, в ней начинают преобладать аппаратные ценности, несвойственные судейской профессии»10.

Сложившаяся политика отбора кадров влияет на формирование профессиональной культуры судейского корпуса. Работа в аппарате суда накладывает отпечаток специфической профессиональной социализации и усвоенного там стиля работы, который подразумевает административную субординацию, большую рутинную нагрузку, оценку работы по показателям и внимание к формальной стороне правосудия. Отсутствие самостоятельного опыта работы юристом и знания жизни компенсируется способностью работать с большой нагрузкой и знанием неформальных правил работы суда и внутренней субординации. Опрос судей показывает, что специфическими чертами профессиональной субкультуры судей, вышедших из аппарата, является ориентация на законность, формализм и эффективность в противовес справедливости и автономии. Эти судьи считают более важным знание буквы закона и выше ценят тщательность и дисциплину в работе; при этом у них ниже чувствительность к внешнему давлению [4, с. 94-134; 5, с. 51].

Такие качества, разумеется, амбивалентны. В известной степени способствуя соблюдению формальной законности, они откровенно не способствуют развитию личной творческой инициативы как в части толкования норм закона, так и в части оценки фактических обстоятельств дела. Между тем, именно эти способности призваны обеспечить независимость судебного решения и личную ответственность судьи за его принятие, т.е. гарантировать профессионализм и качество судейской работы.

Личные качества судьи в данном случае выступают важным компонентом, основой его профессионального правосознания, базовыми критериями которого современные специалисты называют:

1) высокий уровень правовых знаний;
2) восприятие основных правовых принципов как руководства к действию;
3) высокий профессионализм (владение методами своей работы);
4) позитивное отношение к праву и отрицательная реакция на совершение правонарушений;
5) приверженность к общечеловеческим и демократическим ценностям [1, с. 68].

А профессиональное правосознание, в свою очередь, уже непосредственно влияет на качество правоприменительной деятельности, в частности на квалификацию преступлений по уголовным делам [16, с. 160].

Итак, неадекватные должности судьи знания и личные качества — вот те ведущие субъективные детерминанты, которые, как представляется, обусловливают сам факт наличия и распространенность неосознанных, извинительных, некоррупционных ошибок в практике квалификации преступлений.

Литература

1. Баширова Л.С. Правосознание юристов // Правовая культура и правовой нигилизм: Сб. мат. науч. конф. Омск: Омск. акад. МВД России, 2006.
2. Бочаров Т., Дмитриева А., Скугаревский Д. Профессиональное образование судей: Сравнительный анализ центров подготовки судей в Европе (Франция, Португалия, Польша). СПб.: ИПП ЕУСПб, 2018.
3. Волков В., Дмитриева А. Источники рекрутирования, гендер и профессиональные субкультуры в российской судебной системе // Социология власти. 2015. Т. 27. № 2.
4. Волков В.В., Дмитриева А.В., Поздняков М.Л., Титаев К.Д. Российские судьи как профессиональная группа: социологическое исследование / Под ред. В. Волкова. СПб.: ИПП ЕУСПб, 2012.
5. Диагностика работы судебной системы в сфере уголовного судопроизводства и предложения по ее реформированию. Ч. I [Бочаров Т., Волков В., Дмитриева А. и др.]. СПб.: ИПП ЕУСПб, 2016.
6. Идрисов К.Р. Преступления против правосудия, совершаемые должностными лицами органов предварительного расследования и суда: Дисс. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2007.
7. Карташов В.Н. Профессиональная юридическая деятельность (вопросы теории и практики). Ярославль: ЯрГУ, 1992.
10 Верховный суд улучшает качество работы судей // URL://-https://mail.kz/ru/news/kz-news/verhovnyi-sud-uluchshaet-kache-stvo-raboty-sudei#hcq=90mZbpr
8. Кливер И.Я. Уголовно-правовые судебные ошибки квалификации преступлений и их предупреждение: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1979.
9. Колосовский В.В. Теоретические проблемы квалификации уголовно-правовых деяний. М.: Статут, 2011.
10. Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2006.
11. Курпас М.В. Причины и условия совершения судебных ошибок // Мировой судья. 2011. № 5.
12. Мурсалимов К.Р. Правоприменительные ошибки. Проблемы теории: Дисс. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2000.
13. Пономарев В.Г., Рожнов А.П. Вынесение заведомо неправосудного судебного акта (ст. 305 УК РФ): криминологическая характеристика личности преступника // Отечественная юриспруденция. 2015. № 2.
14. Решетников А.Ю. Квалификационные ошибки: сущность, классификация и причины // Журнал Российского права. 2016. № 10.
15. Сабитов Р.А. Теория и практика уголовно-правовой квалификации. М.: Юрлитинформ, 2013.
16. Шумихин В.Г. Профессиональное правосознание и квалификация преступлений // Вестник Пермского университета. 2007. Вып. 8 (13).

References

1. Bashirova L.S. Pravosoznaniye yuristov // Pravo-vaya kul&tura i pravovoy nigilizm: Sb. mat. nauch. konf. Omsk: Omsk. akad. MVD Rossii, 2006.
2. Bocharov T, Dmitriyeva A., Skugarevskiy D. Professional&noye obrazovaniye sudey: Sravnitel&nyy analiz tsentrov podgotovki sudey v Evrope (Frantsiya, Portugaliya, Pol&sha). SPb.: IPP EUSPb, 2018.
3. Volkov V., Dmitriyeva A. Istochniki rekru-tirovaniya, gender i professional&nyye subkul&tury v rossiyskoy sudebnoy sisteme // Sotsiologiya vlasti. 2015. T. 27. № 2.
4. Volkov V.V., Dmitrieva A.V., PozdnyakovM.L., Titayev K.D. Rossiyskiye sud&i kak professional&naya gruppa: sotsiologicheskoye issledovaniye / Pod red. V. Volkova. SPb.: IPP EUSPb, 2012.
5. Diagnostika raboty sudebnoy sistemy v sfere ugolovnogo sudoproizvodstva i predlozheniya po ee re-formirovaniyu. Ch. I [Bocharov T., Volkov V., Dmitrieva A. i dr.]. SPb.: IPP EUSPb, 2016.
6. Idrisov K.R. Prestupleniya protiv pravosudiya, sovershayemye dolzhnostnymi litsami organov pred-varitel&nogo rassledovaniya i suda: Diss. ... kand. yurid. nauk. N. Novgorod, 2007.
7. Kartashov V.N. Professional&naya yuridicheskaya deyatel&nost& (voprosy teorii i praktiki). Yaroslavl&: YArGU, 1992.
8. Kliver I.Ya. Ugolovno-pravovye sudebnye os-hibki kvalifikatsii prestupleniy i ikh preduprezhdenie: Avtoref. diss. ... kand. yurid. nauk. M., 1979.
9. Kolosovskiy V.V. Teoreticheskiye problemy kvalifikatsii ugolovno-pravovykh deyaniy. M.: Statut, 2011.
10. Kriminologiya: Uchebnik / Pod red. V.N. Kud-ryavtseva i V.E. Eminova. 3-e izd., pererab. i dop. M.: Yurist, 2006.
11. Kurpas M. V. Prichiny i usloviya soversheniya sudebnykh oshibok // Mirovoy sud&ya. 2011. № 5.
12. Mursalimov K.R. Pravoprimenitel&nyye os-hibki. Problemy teorii: Diss. ... kand. yurid. nauk. N. Novgorod, 2000.
13. Ponomarev V.G., RozhnovA.P. Vynesenie zave-domo nepravosudnogo sudebnogo akta (st. 305 UK RF): kriminologicheskaya kharakteristika lichnosti prestup-nika // Otechestvennaya yurisprudentsiya. 2015. № 2.
14. ReshetnikovA.Yu. Kvalifikatsionnyye oshibki: sushchnost&, klassifikatsiya i prichiny // Zhurnal Rossiyskogo prava. 2016. № 10.
15. Sabitov R.A. Teoriya i praktika ugolovno-pravovoy kvalifikatsii. M.: Yurlitinform, 2013.
16. Shumikhin V.G. Professional&noye pravosoz-nanie i kvalifikatsiya prestupleniy // Vestnik Permskogo universiteta. 2007. Vyp. 8 (13).
ошибки в квалификации преступлений виды квалификационных ошибок причины квалификационных ошибок уровень профессиональных знаний судей личные качества судьи. errors in qualification of crimes the types of qualification errors reasons for the qualification of errors level of ex- pertise of the judges the personal qualities of the judge.
Другие работы в данной теме:
Научтруд |