Научтруд
Войти

СТАРО-ЛЫБАЕВСКИЙ-4 КУРГАННЫЙ МОГИЛЬНИК (по раскопкам 1999 г.)

Научный труд разместил:
Thordilore
30 мая 2020
Автор: указан в статье

СТАРО-ЛЫБАЕВСКИИ-4 КУРГАННЫЙ МОГИЛЬНИК

(по раскопкам 1999 г.)1 Н. П. Матвеева

The author publishes the materials obtained from the diggings of the Early Iron Age necropolis Staro-Lyibaevo 4 situated in the forest-steppe Trans-Urals. Single and common burials are located in the mounds dia. 12-16 m encircled by a rounded or polygonal closed ditch. The planigraphy of the graves: circular around one centre, the position of the deceased: stretched on the back with their heads oriented to the North, North West, and North East. By the graves and in the ditches, one can observe traces of funeral feasts and repast. Judging from characteristic features of the burial rite and accessories, the burial ground could be dated between the I-III cc. A.D., and attributed to the Sargatka culture of West Siberian forest-steppe.

Могильник на участке коренной террасы правого берега р. Исети в смешанном лесу, выходящем к старице Щетково озеро, был открыт И. В. Жилиной в 1982 г., осмотрен разведочным отрядом ИПОС СО РАН в 1995 г. [Матвеев, Волков, Ларин и др., 1997, с. 150]. Он локализуется на оконечности смешанного леса в 4, 5 км к ССЗ от д. Старо-Лыбаево За-водоуковского района Тюменской области.

Всего насчитывается 41 курган. Нераспаханные насыпи находятся у кромки леса, вытянуты цепочкой по линии северо-запад — юго-восток, хорошо задернованы, имеют следы ограбления и охотничьих ям на барсуков (рис. 1). Это 18 курганов: 1-13, 16-18, 21, 22. К этой же группе принадлежат, видимо, и шесть распаханных курганов, обнаруженных вдоль песчаной проселочной дороги параллельно вышеперечисленным на расстоянии 15-30 м от них. Другая группа, насчитывающая 15 курганов, в виде неровной цепочки ориентирована по линии север — юг и выходит от кромки леса непосредственно через пашню к старице Щетково озеро.

Группировка курганов не до конца ясна. Разделить их на группы соответственно ориентировке цепочек пока не представляется возможным, так как интервалы примерно одинаковы. Высота насыпей от 0,2 до 1,5 м, диаметр от 7 до 30 м . Всего удалось исследовать пять курганов. В 1998 г. автором исследован курган 1, находившийся в лесу, в 1999 г. — курганы 31, 34, 35, расположенные на пашне [Матвеева, 2000]2. Незаметный на поверхности

1

Работа выполнена в рамках Федеральной целевой программы «Государственная поддержка интеграции высшего образования и фунаментальной науки» (проект СО 174).

2

Полевые исследования велись совместно Тюменским госуниверситетом и ИПОС СО РАН под руководством

Рис. 1. Старо-Лыбаевский-4 могильник. План расположения исследованных курганов в центральной части некрополя.

курган 39 обнаружен раскопками А. В. Матвеева в 1998 г. [Матвеев, Матвеева, Крюкова, 1999] на берегу старицы на площади поселения федоровской культуры. Из этого факта следует, что хорошо видны только крупные

автора и были поддержаны грантами ТюмГУ «Палеоэко-номика населения лесостепного Притоболья в бронзовом и раннем железном веках» и Президиума СО РАН «Древние земледельцы и скотоводы Западной Сибири».

^—___№6 &&

Условные обозначения

I — развал сосуда I о I — пастовая бусина — дерево

аа I—керамика I I — уголь Г-® I — ямка от столба

I — кости Го I — железный предмет I тб5 I — глубина рва

Рис. 2. Старо-Лыбаевский-4 могильник. План сооружений кургана 31.

объекты, при тщательной инструментальной съемке на поле до всходов зерновых могут обнаружиться еще насыпи.

Из курганов 31, 34, 35 происходят материалы неолита-энеолита, которые можно считать остатками недолговременных поселений на берегу ныне высохшего озера, к краю которого и приурочен могильник1.

Эти материалы рассматриваются в статье Е. Н. Волкова, Н. П. Матвеевой, публикуемой в «Вестнике Тюменского госуниверситета»

Курган 31. Самый большой из изученных объектов, находился в центре цепочки насыпей, через него проходила временная проселочная дорога (рис. 2). Диаметр кургана составляет около 16 м, высота 0,45 м (рис. 2, 3). Вокруг погребальной площадки прослежен многоугольный замкнутый ров со слабо выраженными углами. Ширина его колеблется от 1,2 м с юго-западной стороны до 2 м с северозападной. Ров имел глубину от 0,3 до 0,6 м, трапециевидную в разрезе форму. В заполнении и за его пределами обнаружены кости животных, несколько развалов саргатских сосу-

Рис. 3. Старо-Лыбаевский-4 могильник. Стратиграфия и разрезы ям кургана 31.

дов с южной, западной и северо-западной стороны. Причем два скопления черепков от раздавленных горшков находились непосредственно в середине его заполнения (с северо-запада), одно (с северной стороны) — на дне (см. рис. 6, 5, 6). Расположение сосудов, возможно, связано с последовательностью сооружения могил в кургане. Ряд развалов найдены в насыпи, на погребенной почве, представляют собой остатки тризны по умершим. В выбросе из грабительских ям в юго-восточном секторе обнаружена прямоугольная железная пряжка с подвижным язычком (см. рис. 12, 25). В заполнении рва с юго-восточной стороны найдено пряслице, выточенное из черепка (см. рис. 7, 15); с северо-западной стороны — голубая стеклянная бусина (см. рис. 7, 9).

Стратиграфия кургана следующая: 1) пахотный слой — 25-35 см; 2) насыпь — темно-серая супесь; 3) желтая супесь — выброс из рвов и могил. В ямах за пределами рва была серо-коричневая супесь — культурный слой эпохи энеолита (см. рис. 3).

К раннему периоду относится несколько ям с находками керамики и кремня: ямы № 14, 6-8, 12-14. Они неглубокие (0,1-0,4 м), в разрезе прямоугольные или трапециевидные, по-видимому, хозяйственного назначения. Ямы № 9, 1о оставлены, видимо, бугровщи-ками. Ямы № 15, 16 — столбовые, возможно от коновязи. Происхождение ямы № 5, углубления в стенке рва с севера, не вполне понятно. Внутри подкурганной площадки располагалось не менее восьми погребений. Первоначально нами было зафиксировано пять могил и несколько грабительских ям, не содержавших находок. Но при обработке материала установлено, что рядом с прямоугольным углублением (яма № 11) в юго-западном секторе найдены кости младенца, поэтому оно отнесено к могилам (погр. 6). Поскольку в северо-восточном секторе, во внутреннем кольце, также обнаружены кости младенца, неподалеку от сосуда с глубины -40 см (см. рис. 13, 11), то не исключено, что было еще

Рис. 4. Старо-Лыбаевский-4 могильник. Планы и разрезы погребений 1 и 2 кургана 31

одно разрушенное погребение, либо у края могилы 4, либо впущенное в ее заполнение, что из-за ограбления установить невозможно,— погребение 8 (?). Останки младенца найдены и в северо-западном секторе, между ямой № 9, первоначально принятой за грабительский лаз, и центральной могилой. Яма эта неправильной формы, с неровным дном, и также была ограблена. Ее мы сочли возможным трактовать как погребение 7, учитывая еще и планиграфический аспект: она входит в кольцо периферийных захоронений наряду с могилами 1, 2, 6, расположенными на одинаковом расстоянии от центра.

Нумерация погребений дана по порядку исследования, центральным является погребение 3 (см. рис. 2).

Погребение 1 расположено в 0,5 м к ССЗ от центра. Могильная яма имеет подпрямо-угольную форму со скругленными углами, размеры 2,65x1,65x0,57 м, ориентирована длинной осью по линии северо-восток — юго-запад (рис. 4). Вдоль длинных стенок наблюдались заплечики шириной около 30 см, торцовые стенки — отвесные. Заполнение — мешаная черная земля с вкраплениями желтого суглинка. Вещи и кости скелета в могиле занимали не свойственное стандартному положение, разбросаны, по-видимому, барсуками.

Погребение принадлежало женщине 3540 лет1. Фрагмент правой челюсти мужчины в возрасте около 50 лет попал туда, видимо, из могилы 3 в результате деятельности грызунов. Следов древесины не сохранилось. В головном (?), северо-восточном конце могилы, в месте, близком к первоначальному, обнаружен крупный сосуд с разбитым дном, перевернутый вниз устьем (см. рис. 8, 2). Рядом с ним найдены два фрагмента железного ножа. В зоне, соответствующей грудной части при обычном размещении покойного вытянуто на спине, оказались рассеянными стеклянные бусы, сильно ирризированные. Их было несколько десятков, но они распадались в руках, как порошок. В этом же скоплении обнаружены три серебряные бляшки и одно бронзовое кольцо, стеклянная голубая бочковид-ная бусина, бусина коричневого цвета, а также белые, которые, вероятно, были прозрачными (см. рис. 7, 5-7, 17, 20). Западнее центра могильной ямы находились череп погребенного, скопление костей конечностей, там же стоял маленький сосуд (см. рис. 8, 1). Под

1

Палеонтропологические определения выполнены канд. ист. наук А. Н. Багашевым при участии А. Л. Антонова.

черепом в височной области слева расчищена золотая сережка (см. рис. 7, 2). Близ черепа найдены еще два бронзовых перстня (см. рис. 7, 18, 19), одна серебряная нашивная бляшка, стеклянная малая бочковидная бусина голубого цвета, несколько бусин белого цвета, веретеновидные бусы с полосчатым орнаментом (см. рис. 7, 8, 12, 13, 20).

Погребение 2 находилось в юго-восточном секторе кургана. Могильная яма имела овальную форму, размеры 1,7x1,25x0,5 м, ориентирована по линии СЗЗ-ЮВВ (см. рис. 2, 4). Стенки отвесные, следов древесины не сохранилось. Планиграфические и стратиграфические наблюдения показывают, что могила была впущена в уже существовавшую насыпь: она перерезала внутреннюю границу рва. Заполнение — черное, с вкраплениями желтого суглинка. Кости, обнаруженные в могильной яме (значительная часть скелета отсутствовала), принадлежали мальчику 9-10 лет и женщине 40-50 лет. Но камера слишком мала для парного погребения, поэтому не исключено, что кости скелета женщины попали туда при ограблении других могил кургана. Найдены черепки одного сосуда (см. рис. 8, 3) и железный нож.

Погребения 3 и 4 расположены в геометрическом центре кургана, пространство, их разделяющее, является центральным участком подкурганного пространства всего погребального сооружения (рис. 2, 5). При первоначальной зачистке на уровне материка обе могилы выглядели как одна грандиозных размеров. Потом она разделилась на две камеры, дополненные уступами с севера и юга. Эти уступы прослеживаются на глубину 1020 см и являются, безусловно, следами грабительских вкопов.

Погребение 3. Могила ориентирована по линии север — юг с незначительным отклонением к западу, имеет подпрямоугольную форму, размеры 3,2x1,8, глубину 0,5 м (см. рис. 5). Отклонение от правильной конфигурации состоит в том, что юго-западная часть погребения срезана по прямой (как оказалось впоследствии — при выкапывании поздней могилы 5). Стенки погребальной ямы отвесные, только вдоль западной стенки наблюдается ступенька шириной около 20 см. Могила не менее чем двукратно ограблена, с юга и северо-востока хорошо видны грабительские лазы. Часть вещей и костей человеческих скелетов была найдена в их заполнении и в выбросах, в частности фрагменты сосудов (рис. 6, 2; 13, 13). Например, в центре кургана

Рис. 5. Старо-Лыбаевский-4 могильник. Планы и разрезы погребений 3-5 кургана 31.

в северо-западном секторе были кости женщины в возрасте 30 лет. Возможно, она была подхоронена в курган позднее, но кости ее смешались с костями основных погребенных при ограблении.

Находки появились уже на глубине 20 см от уровня материка, в частности обломок изделия из бронзовой проволоки (рис. 7, 4), разбитый горшок с насечками по венчику (рис. 8, 11). В северной половине могилы были сосредоточены остатки четырех человеческих скелетов плохой сохранности. Расположение костей скелетов нарушено, но три черепа оказались расположенными почти по одной линии. У торцовой северной стенки имеется несколько скоплений костей животных: лопатка и крупные ребро, часть передней ноги и тазовая кость мелкого рогатого скота, часть грудинки барана (?), которые, видимо, были положены в изголовье умерших. На глубине 20 см от уровня материка найдены фрагменты железного ножа или кинжала, обломки ножичка находились близ костей от центрального куска мяса. Здесь же, но на горизонт ниже,

Рис. 6. Старо-Лыбаевский-4 могильник. Керамика из кургана 31.

1 — северо-восточный сектор, внешнее кольцо, заполнение рва; 2 — юго-западный сектор, внутреннее кольцо, верхний слой заполнения погр. 3;
3 — юго-восточный сектор, горизонт 2, насыпь;
4 — юго-западный сектор, внутреннее кольцо, горизонт 2; 5, 6 — северо-западный сектор,

заполнение рва.

найдены проколка (рис. 7, 21), какое-то изделие из рога (рис. 7, 30). По середине восточной стенки, у самого края могилы, лежали кучкой наконечники стрел остриями в одну сторону, очевидно, в колчане. Всего насчиты-

Рис. 7. Старо-Лыбаевский-4 могильник. Инвентарь из кургана 31.

1, 14 — погр. 5; 2, 5-8, 12, 13, 17-20 — украшения из погр. 1; 3, 10, 11, 16 — погр. 4; 4, 21-30 — погр. 3; 9 — северо-западный сектор, заполнение рва; 15 — юго-восточный сектор,

внешнее кольцо, заполнение рва. 1, 3, 4, 17-19 — бронза; 2 — золото; 5-8 — серебро; 9-14, 20 — стекло; 15, 16 — глина; остальное — кость.

вается 13 железных трехлопастных черешковых, 9 костяных наконечников (рис. 7, 22-29; 12, 2-12).

Таким образом, это было коллективное погребение не менее чем четырех человек. Индивид 1 — мужчина 55-60 лет, индивид 2 — младенец, индивид 3 — мужчина 60 лет, индивид 4 — женщина 40-50 лет.

Погребение 5. Впущено в центральное погребение 3 позднее, заняло его ножной конец и срезало его юго-западный угол. Обнаружено при зачистке заполнения могильной ямы погребения 3 на глубине -115 см от условного нуля. Зафиксировано в виде подпря-моугольного углубления размером 2,0x1,25 м, глубиной 0,35 м от уровня материка. Размеры этого углубления вполне соответствуют могильным, с ориентировкой северо-запад — юго-восток по длинной оси (см. рис. 5). Могила содержала остатки скелета ребенка 10 лет. Найдены обломки саргатского горшка, украшенного двумя рядами «елочки» по шейке и плечикам (рис. 8, 4), а также стеклянная двух-

частная бусина (рис. 7, 14), бронзовый трехгранный с внутренней трехгранной втулкой и шипами наконечник стрелы (рис. 7, 1), вероятно относящийся к вышеописанному колчанному набору, обломки неопределимых железных предметов, возможно пряжек.

Погребение 4. Могила имела подпрямо-угольную форму, размеры 2,9x1,8 м, глубину 0,65 м, ориентирована по линии ССВ-ЮЮЗ (см. рис. 5). Грабительская яма по размерам превосходила могильную, поэтому контуры последней установлены через 10 см разборки заполнения. Вдоль длинных стен обнаружены заплечики шириной 30 см (вдоль восточной стенки) и 35 см (вдоль западной стенки). Погребение содержало останки женского захоронения, разграбленного и испорченного грызунами. В центре могильной ямы обнаружено скопление костей двух индивидов: мужчины около 40 лет и взрослой женщины. На дне могилы в углах и вдоль стен прослежено несколько симметрично расположенных ямок, которые могли быть норами грызунов, но,

Рис. 8. Старо-Лыбаевский-4 могильник. Керамика из погребений 1 (1, 2), 2 (3), 3 (4), 4 (10, 12) и насыпи (остальное) кургана 31.

5 — юго-западный сектор, внутреннее кольцо, горизонт 2 (погр. 6?); 6-9 — юго-западный сектор, внешнее кольцо, заполнение рва; 11 — северо-западный сектор, внутреннее кольцо, заполнение

грабительской ямы.

возможно, возникли как столбовые и связаны с внутримогильными конструкциями. В южной части могилы в 70 см от ее южной стенки найден развал горшковидного сосуда, внутри которого стояла цилиндрическая курильница из грубого теста с примесью талька с геометрическим узором из ромбов и ямок на стенках (рис. 8, 10, 12). При зачистке дна могилы найдены обломки еще двух сосудов (рис. 13, 8, 9), пряслице (рис. 7, 16). Часть инвентаря, несомненно, украдена. Так, часть костей животных была окрашена в зеленый цвет, что указывает на расположение их внутри котла или какого-то другого сосуда. Также три фаланги пальцев были окрашены в зеленый цвет окислами, но кольцо было найдено лишь одно. Из украшений обнаружены голубые бочковид-ные бусины (рис. 7, 10, 11), бронзовое кольцо с несомкнутыми концами (рис. 7, 3). Кости животных от заупокойных даров умершему: тазовая, ребра — разбросаны по всей могиле.

Погребение 6. Находилось в прямоугольной яме со скругленными углами в юго-западном секторе, в 1 м к югу от погребения 3. Размеры ямы 1,6x1,25 м, глубина — 0,2 м от уровня материка, стенки отвесные. Ориентирована по линии северо-запад — юго-восток. К ней относились останки младенца и два

маленьких горшочка, украшенных пояском ногтевых вдавлений на плечиках (рис. 8, 5).

Погребение 7. Находилось в овальной яме с ровным дном и отвесными стенками, позднее испорченной грабителями. Размеры ее составляли 1,3x0,75 м, глубина — 0,15 м. Длинной осью ориентирована по линии север — юг. Неподалеку найдены разрозненные кости неполного младенческого скелета.

Курган 34. Расположен в 25 м к ССВ от кургана 31. Он имел диаметр около 15 м, высоту 0,35 м (рис. 9). Насыпь регулярно распахивалась, поэтому при разбивке не удалось точно определить ее контуры и условный центр кургана оказался несколько смещенным к юго-западу, вследствие чего северовосточная часть рва осталась недоследован-ной; под насыпью оказался культурный слой эпохи энеолита (рис. 10). Ямы от столбов № 2-7, 10, 17, 19 указывали на наличие здесь в древности какой-то наземной постройки. Ямы № 1, 8-10, 11-16, 18, 22 были хозяйственными. Ямы № 20, 21 с небольшими глинистыми выбросами не содержали находок; полагаем, что они оставлены бугровщиками.

При раскопках выявлено, что ров вокруг площадки окружал два основных захоронения и имел многоугольную форму, предположительно шестиугольную. Ширина рва ко-

Рис. 9. Старо-Лыбаевский-4 могильник. План кургана 34.

леблется от 0,8 до 1,1 м, глубина — 0,250,35 м. С внутренней стороны рва с запада зафиксирована линза прокала размером 1,0x0,4 м. Размеры очерченной рвом площадки — 11x13 м (см. рис. 9). В северо-западном секторе на глубине 40 см от поверхности найден развал саргатского горшка с фестонами (см. рис. 13, 6). С эпохой раннего железа связаны основные погребения 1 и 2. Вокруг них прослежены линзы материкового выброса, прорезанные позднее грабительскими ямами. Все погребения ограблены.

Погребение 1 являлось боковым (рис. 11). Находилось в трапециевидной яме со скругленными углами и остатками мощного продольного перекрытия из толстых березовых бревен (диаметр 20-30 см). Размеры камеры — 2,3x2,2 м. Выброс из ямы прослежен в виде валика шириной 0,4 м на восточной стороне могилы. Могила ориентирована длинной осью по линии северо-запад — юго-восток. Вдоль длинных сторон на глубине 0,5 м выявились заплечики шириной 0,65 м. В дальнейшем могила сужается уступом. На уровне материка размеры ямы составили 2,25x1,12 м,

Рис. 10. Старо-Лыбаевский-4 могильник. Стратиграфия и разрезы ям кургана 34.

глубина — 0,86 м. В погребении на разной глубине в нескольких скоплениях обнаружены кости двух человеческих скелетов: взрослого мужчины и женщины 40-50 лет. Кости рук и ног найдены у юго-западной стенки в первом же горизонте заполнения, на этой же глубине отмечены обломки истлевшего дерева от перекрытия. Череп лежал у северо-восточной стенки; позвонки, ребра, фаланги пальцев и ключица — в головном северо-западном конце; тазовая кость, кости животных — в центре; берцовая — вдоль юго-западной стенки. Найдены фрагменты саргатской керамики, железный нож, костяная пряжка с выступом и двумя прорезями (рис. 12, 24), вероятно, от упряжи, обломки неопределимых железных предметов. Кости скелета мужчины имеют следы заживших переломов (искривленная ключица с наростом).

Погребение 2. Центральное в кургане, подпрямоугольной формы (см. рис. 9). Размеры входной ямы, попорченной вторжением грабителей,— 4,25x3,0 м. Линзы выбросов,

сделанные на север и юго-восток, сползли в могилу. При выборке заполнения могилы контуры сократились и приняли более правильную форму. Размеры камеры на глубине 0,5 м от уровня материка составили 2,5x3,2 м (см. рис. 11). Причем с северо-восточной стороны выявилась ровная площадка, бывшая ступенькой или образовавшаяся от впускного погребения, врезанного в северо-восточный край центральной могилы. В пользу второго предположения говорит наличие двух целых и двух поврежденных черепов в могиле, а также находка в сочленении тазовых, бедренных костей, лучевой и локтевой костей левой руки, принадлежавших еще не разложившемуся трупу на момент ограбления. Палеоантропо-логический анализ позволил предположить наличие шести индивидов: двух взрослых женщин, а также женщин в возрасте около 45 лет, в возрасте 40-50 лет, 30-55 лет, около 60 лет. Это указывает на не одноактные погребения в данной камере. Общая глубина могилы — 0,86 м, на дне общие размеры уг-

Рис. 11. Старо-Лыбаевский-4 могильник. Планы и разрезы погребений 1 и 2 кургана 34.

лубления составили 2,0x1,5 м. Из-за ограбления найдены только фрагменты керамики, развал маленького круглодонного горшочка с наколами по плечикам (рис. 13, 5), пряслице, обломки клинка от железного меча, железный трехлопастной черешковый наконечник стрелы (рис. 12, 20).

Курган 35. Расположен в 5 м к ССЗ от кургана 31. Представлял собой всхолмление диаметром 12 м, высотой 0,3 м. При раскопках оказалось, что из-за распашки размеры насыпи были определены не совсем верно, часть рва в раскоп первоначальным радиусом 6 м не попала. Поэтому к северной половине раскопа была сделана прирезка, с тем чтобы доследовать всю подкурганную площадку и ров. Таким образом, выявлено, что погребальное сооружение имело подовальную форму размером 14x16 м, судя по размерам площадки, оконтуренной рвом (рис. 14). Ров имел очертания замкнутого кольца округлой формы, в разрезе трапециевидный. Ширина его от 1,2 до 1,7 м, глубина — 0,5-0,7 м. Курган был одномогильным.

Ямы № 1-4, 7 оказались относящимися к ранним периодам обитания на этом участке берега. Яма № 6 диаметром 1,2 м, глубиной 1,3 м, с остатками древесины и горелой коры по периметру сверху, с обломками венчика эпохи бронзы, представляла собой колодец (?), остальные — хозяйственные. Яма № 5 диаметром и глубиной 25 см, вероятно от столба, могла принадлежать коновязи раннего железного века, судя по приуроченности к внутренней границе рва, как это часто встречается в саргатских курганах. К раннему железному веку относятся два маленьких саргатских сосудика, найденных с юго-западной стороны могилы во рву и близ него изнутри ограды: один — неорнаментированный горшочек, другой — по-видимому, с фестонами (рис. 13, 2, 4).

Погребение 1. Представляло собой обширную прямоугольную камеру со скругленными углами, первоначальные размеры ее составляли 4,5x3,2 м. Выброс фиксировался по периметру в виде кольца желтой супеси. Затем яма приобрела правильные прямоугольные очертания и размеры 3,25x2,25 м;

глубина ее — 1 м. Погребение ограблено, в разных частях на разной глубине оказались

25

Рис. 12. Старо-Лыбаевский-4 могильник. Предметы вооружения, упряжи и орудия труда из курганов 31 и 34.

1-19 — погр. 3 кург. 31; 20 — погр. 2 кург. 34; 21-24 — погр. 1 кург. 34; 25 — кург. 31, юго-восточный сектор, выброс из центральных могил. 1-23, 25 — железо; 24 — рог.

разбросанными несколько длинных костей скелета; большей части его не доставало. На разной глубине найдены почти целый маленький сосуд с фестонами (рис. 13, 1), обломки узкогорлого кувшина с раздутым туловом (рис. 13, 3), а также крупного горшка с цепочкой ногтевидных вдавлений на переходе от шейки к тулову (рис. 13, 7). Из вещей найдены скопление костяных пластин от панциря (24 экз.), с отверстиями и кожаными ремешками в них (рис. 15, 1-24), железные удила и псалии, сильно коррозированные (рис. 15, 3234, 36, 37, 39), фрагменты клинка обоюдоострого железного меча (рис. 15, 25), стеклянная прозрачная голубоватого цвета бусина призматической формы, шестигранная в сечении (рис. 15, 35), а также неопределимые железные предметы (рис. 15, 26-31).

Предварительно кости скелета определены антропологами как женские, возраст индивида от 25 до 60 лет. Возможно, часть этого скелета была захоронена в одновременно ограбленном кургане 34, где было много черепов. По составу инвентаря погребение выглядит как характерное для мужчины — тяжеловооруженного всадника.

Среди саргатского комплекса вещей были найдены два фрагмента средневековой ба-кальской керамики, возможно указывающие на время ограбления могилы.

Таким образом, изучены три погребальных сооружения. Захоронения, исследованные в них, совершены по единому обряду, присущему саргатской культуре. Они расположены под насыпями, имеют инвентарь и

Рис. 13. Старо-Лыбаевский-4 могильник. Керамика.

Из кургана 31: 8, 9 — погр. 4; 10-13 — из насыпи, в том числе: 10 — северо-западный сектор, горизонт 1; 11 — северо-восточный сектор, горизонт 2; 12, 13 — юго-западный сектор, горизонт 2 (погр. 3). Из курганов 34 и 35: 1, 3 — погр. 1 кург. 35; 2 — юго-западный сектор, кург. 35, погребенная почва; 4 — северо-восточный сектор, кург. 35, зачистка на уровне материка; 5 — погр. 2 кург. 34; 6 — северо-западный сектор кург. 34; 7 — погр. 1 кург. 35, придонная часть.

керамику, характерные для этой общности. впущены в насыпь, но принадлежность их к Погребения 2 и 5-7 кургана 31 были позднее саргатской культуре тоже бесспорна.

Хронология курганов 31, 34, 35 Старо-Лыбаевского-4 могильника

Предмет Век до н. э. Век н. э.

IV III II I I II III IV

Курган 31. Погребение 1

Перстень бронзовый с овальным щитком Перстень бронзовый с ромбическим щитком Нож железный Бляшки серебряные Бусина бочковидная, голубая Серьга со щитком и привеской, украшенными пирамидками зерни Бусина короткоцилиндрическая глухого белого стекла

Пронизь прозрачная, зеленоватое стекло Белый бисер

Бусина красная, на керамической основе, цилиндрическая

Бусы веретеновидные, близкие к бочковидным,

желтые с синими продольными полосками Бусы удлиненные, бочковидные, синие

Нож железный

Нож железный + +

Наконечники стрел железные, черешковые, трех- + + лопастные

Наконечники стрел костяные, черешковые, ромби ческие

Наконечники стрел костяные, втульчатые, ромбические

Наконечник стрелы костяной, черешковый, трехгранный Булавка костяная

Курган 31. Погребение 4

Бусина бочковидная, голубая Перстень бронзовый с несомкнутыми концами

Курган 34. Погребение 1 Пряжка костяная с выступом и двумя прорезями Наконечник стрелы железный Пряжка костяная с выступающим шпеньком

Нож железный Удила железные

Курган 34. Погребение 2

Курган 35. Погребение 1

Курган 31. Погребение 2

| + | + |

Курган 31. Погребения 3 и 5

Меч железный двулезвийный + + + + + + + +

Костяные панцирные пластины + + + +

Кольчатые удила железные + + + + + + + +

Бусина прозрачная шестигранная + + + +

Бусина бронзовая + + + + + + + +

Охарактеризуем инвентарь кургана 31. Вещи из погребения 1 датируются следующим образом. Бронзовые перстни (3 экз.), из которых два с заходящими концами, уплощенные, с овальным щитком, третий — из белой бронзы, подобный первым, но с ромбиче-

ским щитком, имеют аналогии в Средней Азии в памятниках II в. до н. э. — I в. н. э. [Мандельштам, 1966, с. 121], в кургане 2 Абатско-го-3 могильника [Матвеева, 1994, с. 67]. Золотая сережка из проволочного стержня, с петлей, круглым щитком и привеской, украшенны-

Рис. 14. Старо-Лыбаевский-4 могильник. План и разрезы кургана 35.

ми пирамидками зерни,— I-III вв. н. э., подобные есть в курганах I—IV вв. н. э. и Сибирской коллекции Петра I [Матвеева, 1994, с. 67]. Бусины нескольких видов: 1) бочковидная, размером 5x5 мм, из голубого глухого стекла, с симметричным отверстием — III в. до н. э — IV в. н. э. [Алексеева, 1978, с. 66]; 2) из белого непрозрачного стекла, имеет поперечную структуру, бусины описываемого типа отме-

чены на рубеже VI-V вв. до н. э., однако, по Е. М. Алексеевой, большая их часть связана с I-II вв. н. э. [1978, с. 67]; 3) призматической формы, выграненная, продолговатая, из белого прозрачного стекла, имеет шесть граней, относится к III в. н. э. [Там же, с. 69]; 4) белый бисер — III в. до н. э. — IV в. н. э. [Там же, с. 72]; 5) удлиненные вытянутые бочковид-ные, желтые с синим продольно-линейным

орнаментом и темно-синие — III в. до н. э. — I в. н. э. [Алексеева, 1978, с. 66]; 6) цилиндрическая, красного цвета, на керамической основе — II в. до н. э. — IV в. н. э. Широкую дату бытования имеют серебряные бляшки розет-ковидной формы с отверстиями для пришивания размером 6x6 мм, известные практически в течение всего раннего железного века [Матвеева, 1993, с. 114]. Из орудий труда найден железный нож с дуговидной спинкой и плавным переходом к черешку — тип, широко распространенный в раннем железном веке. В целом дата погребения — I в. н. э.

Рис. 15. Старо-Лыбаевский-4 могильник.

Инвентарь погребения 1 кургана 35.

1-24 — кость; 25-34, 36-39 — железо;
35 — стекло.

В погребении 2 найден нож с дуговидной спинкой и уступчиком — I—IV вв. н. э., подобный встреченным в Абатском-3 могильнике [Матвеева, 1994, с. 99]. Погребение 3 можно датировать по наконечникам стрел (13 экз.) нескольких видов. Они делятся на: 1) костяные втульчатые, в сечении ромбические, точно не датирующиеся [Смирнов, 1961, с. 58]; 2) костяной черешковый, в сечении ромбиче-

ский; 3) железные черешковые трехлопастные, в том числе: а) срезанные под прямым углом; б) срезанные под острым углом. Все железные датируются IV в. до н. э. — III в. н. э. [Матвеева, 1993, с. 106]; 4) бронзовый трехгранный, с внутренней трехгранной втулкой, с опущенными шипами и дуговидным вырезом базы — V—III вв. до н. э. [Смирнов, 1961, с. 61]. В могиле найдена булавка с цилиндрическим навершием — V— III вв. до н. э. и I-III вв. н. э. [Матвеева, 1993, с. 77]. Общая дата вещевого комплекса — II в. до н. э. — II в. н. э.

В погребении 4 найдены две бочковид-ные бусины из голубого глухого стекла, с симметричным отверстием, аналогичные бусинам из погребения 1; относятся к III в. до н. э. — IV в. н. э. [Алексеева, 1978, с. 66]. Обнаружено также бронзовое кольцо, круглое, гладкое, выпуклое, с несомкнутыми концами; аналогично найденному в Тютринском могильнике, но вообще подобные изделия распространены повсеместно [Матвеева, 1993, с. 112]. Таким образом, курган 31 датируется I-II вв. н. э.

Дату кургана 34 определить затруднительно, так как его инвентарь имеет широкий хронологический диапазон: в пределах III в. до н. э. — III в. н. э.

В погребении 1 кургана 35 найден наборный панцирь. Он состоял из костяных пластинок прямоугольной формы размерами 5-6x2-3 см с просверленными отверстиями вдоль длинных сторон и по углам. Ближайшая аналогия — в могильнике Язево, кургане 3. Наборные панцири были распространены у племен лесной и лесостепной полосы Западной Сибири, датируются IV-II вв. до н. э. [Могильников, 1972, с. 120-122]. Конская упряжь — удила с кольцами, припаянными с одной стороны, звеньями очковидной формы — также широко распространенных в степи и лесостепи Евразии в раннем железном веке типов. Бусина из прозрачно-голубого стекла, призматическая, с симметричным отверстием, шестигранная, вероятно, датируется I-III вв. н. э. [Алексеева, 1978, с. 69-70]. Кольцевидные бронзовые бусы характерны для широкого временного диапазона — VI в. до н. э. — IV в. н. э. [Алексеева, 1982, с. 21]. Поэтому дата кургана 35 — I-III вв. н. э.

От других памятников саргатской культуры Среднего Притоболья Старо-Лыбаевский-4 могильник отличается некоторой архаичностью погребального обряда, длительным переживанием традиции строительства одно- и маломогильных курганов с широкими прямоугольными камерами, рассчитанными на не-

скольких умерших. Наличие серии коллективных захоронений также выделяет этот некрополь среди синхронных ему памятников, таких как Савиновский, Тютринский, Красногорский борок. Для последних было правилом одиночное трупоположение в могилах или, в виде исключения,— парное: взрослый и ребенок. Вместе с тем планиграфия кургана 31 — круговое расположение семи-восьми могил вокруг основной — является стандартной для первых веков н. э. Все вышесказанное застав-

ляет предположить, что некрополь существовал несколько веков и зафиксировал формы погребальной обрядности, характерные для среднего и позднего этапов саргатской культуры. Кроме того, имущественное и социальное неравенство в положении отдельных семей, по-видимому, обусловило определенную специфику размеров и количества могил в курганах, как и их местоположение в структуре погребального комплекса.

Литература

Алексеева Е. М. Античные бусы Северного Причерноморья. М.: Наука, 1978. Ч. 2. 120 с.

Алексеева Е. М. Античные бусы Северного Причерноморья. М.: Наука, 1982. Ч. 3. 104 с.

Мандельштам А. М. Кочевники на пути в Индию // МИА. 1966. № 136. 232 с.

Матвеев А. В, Волков Е. Н., Ларин С. И., Адамов А. А., Зах В. А., Сладкова Л. Н. Разведочные работы в Ингальской долине // Вестник археологии, антропологии, этнографии. Тюмень: ИПОС СО РАН, 1997. Вып. 1. С. 149-152.

Матвеев А. В., Матвеева Н. П., Крюкова Т. С. Новые памятники эпохи бронзы и раннего железного века в Ингальской долине (по итогам работ 1998 г.) // Вестник археологии, антропологии и этнографии. Тюмень: ИПОС СО РАН, 1999. Вып. 2. С. 126-135.

Матвеева Н. П. Саргатская культура на Среднем Тоболе. Новосибирск: Наука, 1993. 175 с.

Матвеева Н. П. Ранний железный век Приишимья. Новосибирск: Наука, 1994. 152 с.

Матвеева Н. П. Исследование саргатского могильника Старо-Лыбаево-4 в Ингальской долине // Проблемы взаимодействия человека и природной среды: Матер. итоговой науч. сессии Ученого совета ИПОС СО РАН. Тюмень: ИПОС СО РАН, 2000. Вып. 1. С. 28-32.

Могильников В. А. Коконовские и саргатские курганы — памятники племен лесостепи Западной Сибири // МИА. 1972. № 153. С. 119-135.

Смирнов К. Ф. Вооружение савроматов // МИА. 1961. № 101. 164 с.

Тюмень, Институт проблем освоения Севера СО РАН

Научтруд |