Научтруд
Войти

ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОНФЛИКТА США С ИРАНОМ

Научный труд разместил:
Daginn
27 августа 2020
Автор: А. Грозин

АНАЛИТИКА

УДК 339 А. ГРОЗИН,

кандидат исторических наук, заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ e-mail: andgrozin@yandex.ru

Иран, США, Россия, Китай, Центральная Азия, Туркмения, Таджикистан, конфликт, нефтепродукты, газ

A. GROZIN,

candidate of history, head of Central Asia and Kazakhstan Department Of the Institute of CIS countries

Iran, USA, Russia, China, Central Asia, Turkmenia, Tajikistan, conflict, oil products,

ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОНФЛИКТА США С ИРАНОМ

Для всех постсоветских республик Центральной Азии конфликт лидера «коллективного Запада» — Соединённых Штатов Америки против Исламской Республики Иран (ИРИ), вероятность которого при новой администрации США вновь актуализируется, является крайне нежелательным геополитическим фактором, несущим многочисленные, трудно просчитываемые угрозы.

Вашингтон продолжает агрессивно продавливать пересмотр иранской сделки, угрожая выйти из неё в одностороннем порядке. Недавно об этом в очередной раз объявил вице-президент США М. Пенс1.

Отправленный в отставку с поста госсекретаря Р. Тиллерсон (как и министр обороны Д. Мэттис) выступал против одностороннего разрыва ядерной сделки с Ираном2, и поэтому сохранялась какая-то надежда на то, что президент

1 Рыночнова Д. Вашингтон пригрозил выйти из иранской ядерной сделки // URL: https://www. pnp.ru/in-world/vashington-prigrozil-vyyti-iz-iranskoy-yadernoy-sdelki.html
2 Мирзаян Г. Отставка Тиллерсона лишь ослабит США // URL: https://ria.ru/analytics/ 20180314/1516308090.html

Д. Трамп к ним прислушается и не станет разрывать важнейший документ в области нераспространения ядерного оружия. Однако М. Помпео ещё во времена администрации Б. Обамы был одним из самых бескомпромиссных критиков ядерной сделки с Ираном и сторонником жёсткого давления на Тегеран (вплоть до использования силы). То же относится и к назначению советником президента вместо «ястреба» Г. Макмастера «суперястреба» Д. Болтона, давно призывающего «решить иранский вопрос» используя американскую армию.

При этом иранское соглашение стало далеко не первым, от которого Вашингтон намеревается отказаться. Аналогичная судьба уже постигла Транстихоокеанское торговое партнёрство и Парижское соглашение по климату, откуда США вышли в одностороннем порядке. Соединённые Штаты отказались и от идеи Трансатлантического торгового соглашения. Американцы поменяли свою позицию по ряду других договорённостей, где они стали требовать для себя «более честных» условий.

Геополитические аспекты американо-иранского конфликта для Центральной Азии

Первой и самой очевидной из угроз для Центральной Азии от политики Вашингтона на иранском направлении является перспектива серьёзного и, вероятно, острого и долговременного конфликта непосредственно у центрально-азиатских рубежей.

В случае попыток слома американцами иранской политической системы существует вероятность дезинтеграции ИРИ по ливийско-иракскому сценарию, который предполагает как минимум потоки беженцев, расползание по региону оружия и, что особенно важно, экстремистских идеологий и практик.

Существует и проблема «иранского ответа» в Центральной Азии, если государства региона солидаризируются с американцами, предоставив в их распоряжение свою аэродромную сеть и иную инфраструктуру. США, например, вовлекают в свою геополитическую орбиту Ашхабад, и не ясно, существует ли возможность дислокации в Туркмении американского (или иного иностранного) военного контингента или, например, появления на территории этой страны транзитного либо иного логистического центра. При этом понятно, что последствия некоего возможного «двуличия» могут быть трагическими — одной дивизии КСИР (Корпус стражей Исламской революции), например, вполне хватит, чтобы поменять «политическое лицо» Туркмении за пару суток.

Понятно, что данный сценарий смотрится маловероятным. Во-первых, в случае перехода американо-иранского противостояния в жёсткую форму страны Центральной Азии максимально дистанцируются от конфликта и займут сугубо

нейтральные позиции (для Ашхабада это особенно просто с учётом его «признанного ООН статуса постоянного нейтралитета»).

Во-вторых, у глобального гегемона крайне осложнились отношения даже с самыми надежными союзниками вроде Японии, Канады и Евросоюза. При этом наблюдается в течение многих лет снижение влияния США в Центральной Азии. Иранская сделка, вокруг которой идёт нарастание давления США, демонстрирует крайнюю экономическую и политическую заинтересованность Европы в Иране как в партнере. Крупный европейский бизнес активно возвращается в Иран — слишком важную и крупную державу, чтобы ее игнорировали. Европейцам совсем не нужны очередные проблемы, связанные с американцами, решающими свои задачи. Поэтому вокруг иранской сделки сформировалось противостояние, в котором Штаты фактически выступают в одиночку против всего остального мира. Единственным исключением стал Израиль, одобряющий действия США.

Европа высказалась категорически против отказа от ядерной сделки. МАГАТЭ подтвердило выполнение Тегераном обязательств по ней и отсутствие претензий. Позиции России, Китая и других стран, поддерживающих урегулирование проблемы, совершенно ясны и противоположны американским.

К тому же очередное обострение вокруг ИРИ происходит на фоне начинающейся торговой войны США против остального мира, а также множества других противоречий, резко обострившихся между Штатами и их прежде верными союзниками.

Тем не менее у теряющих влияние на союзников США ещё остаётся возможность в одностороннем порядке попытаться дестабилизировать Иран (этих возможностей с каждым годом всё меньше, но пока Вашингтон ещё может попытаться «опрокинуть стол»). В этом случае потрясения сегодняшней иранской политической системы способны инициировать различные негативные процессы по всему периметру его границ. Отдельно стоит указать на то, что эти процессы скажутся и на ситуации в Афганистане и Пакистане. Афганистан уже фактически превратился в фактор долговременной угрозы для стабильности и безопасности Азии3. В случае дальнейшей радикализации афганской ситуации Центральная Азия получит обострение проблем не только на туркмено-иранской границе и в зоне Каспия, но и на этом, традиционно наиболее угрожающем региональной стабильности направлении.

Велики и экономические риски возможной американской авантюры для Центральной Азии. Несмотря на ограниченность экономического сотрудничества

3 Лукин А. Центральная Азия и Афганистан в стратегии России // Стратегия России в Центральной Азии и Шанхайская организация сотрудничества. Институт международных исследований МГИМО(У) МИД России под редакцией А. В. Лукина М.: МГИМО - Университет, 2012. С. 30.

республик региона и ИРИ (многолетние санкции, режим давления на Тегеран и его экономических партнёров) для ряда государств, имеющих наиболее тесные отношения с ИРИ (Таджикистан, Туркмения), финансово-экономические последствия этой войны окажутся весьма существенными.

Можно будет надолго забыть о возможности реализации проекта транспор-тно-экономического проекта «Север — Юг».

В то же время смена «политического лица» Ирана на более «прозападное» при благоприятном стечении обстоятельств (эта возможность кажется маловероятной) может создать для отдельных государств Центральной Азии (Туркмении и Казахстана в первую очередь) новое окно возможностей: «новый», проамериканский Тегеран, мог бы стать привлекательной территорией транзита центральноазиатского сырья. При этом вариантов противодействия данным проектам (в отличие, например, от Транскаспия) немного.

К теоретически возможным плюсам от войны Запада и Ирана для Центральной Азии следует отнести рост геополитической значимости региона в глазах западных элит («девальвация» значения политических режимов региона для Вашингтона и Брюсселя в связи с постепенным сворачиванием военной активности в Афганистане уже напрягает местные властные элиты). Лидеры Центральной Азии получают теоретическую возможность немного «отщипнуть» от военных заказов, повысить свою значимость и получить материальные дивиденды за соучастие в военной кампании.

Свержение жёсткого, идеократического режима в Тегеране большой частью светских, компрадорских, безыдейных элит в «исламских» лишь по названию государствах Центральной Азии будет воспринято с радостью.

Впрочем, все эти «выигрыши» являются таковыми лишь в тактическом смысле, носят ограниченный характер и далеко не перекрывают ожидаемых минусов для региональной стабильности. Плюсы, вообще в сегодняшних условиях, выглядят как сугубо гипотетические.

Стоит отметить и отдельный геополитический аспект данной проблемы: возможный вакуум влияния в Центральной Азии со стороны Ирана постараются заполнить США. К каким последствиям это приведет для отношений централь-ноазиатских республик с двумя другими мировыми центрами силы, доминирующими в региональном влиянии — России и Китая, можно легко догадаться. Даже если не тратить время на оценку разнообразных алармистских сценариев, легко просчитать, что и Москва, и Пекин приложат максимум усилий для того, чтобы:

— не допустить уничтожения Ирана США;

— «обнулить» военно-политические возможности США в Центральной Азии;

— максимально расширить зоны собственного влияния в регионе.

Стоит упомянуть в качестве весьма вероятного негативного последствия рассматриваемого гипотетического конфликта и нарушение и без того крайне хрупкого внутрирегионального баланса в Центральной Азии. «Под шумок» очередной войны в Заливе не только мировые центры силы, но и сами государства Центральной Азии, отношения между которыми, несмотря на начавшуюся после смены власти в Ташкенте (конец 2016 г.) «разрядку», всё ещё далеки от дружеских, могут попытаться решить свои проблемы с соседями, в том числе используя силу или угрозу применения силы.

Впрочем, конфликт США с Ираном в случае его перехода в «горячую» фазу, неизбежно подхлестнёт и иные межгосударственные и внутренние конфликты в Центральной Азии и вокруг неё.

Для стран региона всё это грозит превращением в «поле боя» (необязательно в буквальном смысле) ведущих мировых центров силы. Усложняет ситуацию тот факт, что ни в одной из центральноазиатских республик руководство пока не склонно к адекватной оценке ситуации вокруг иранского кризиса, не имеет реального представления о проблемах, актуализирующихся для их стран в случае вооружённого конфликта, и не занималось анализом развития ситуации вокруг Ирана в контексте своих отношений с ведущими мировыми центрами силы. Соответственно, в центральноазиатских странах не готовы к принятию необходимых мер для защиты собственного населения, экономики и политических систем.

Таджикистан, связанный с Ираном множеством нитей (несмотря на существенное осложнение двустороннего партнёрства последних двух лет), является, пожалуй, самой незаинтересованной в новой войне в Заливе центральноазиат-ской республикой. У двух государств имеется много общих культурных, исторических, языковых традиций.

Иран до сих пор входит в пятёрку главных экономических партнёров Таджикистана и уже к 2012 г. инвестировал в эту страну более 1 млрд долл.4. Всё сохранившееся к настоящему времени таджикско-иранское торгово-экономическое сотрудничество станет одной из первых «жертв» в случае новой войны.

Стоит отметить, что война США против Ирана вообще самым негативным образом скажется на инвестиционной привлекательности Центральной Азии.

Энергетические ресурсы Каспия и новый этап мировой нестабильности

Иран кровно заинтересован в безопасности своих северных границ. Интересы России и Ирана в Каспийском регионе во многом совпадают. Особое развитие российско-иранские связи получили с 1994 г., когда США стали проводить более активную политику на Каспии, затрагивающую нефтяную сферу региона. Иран

4 Таджикистан: война США и Израиля против Ирана стала бы «трагической ошибкой» // URL: https://regnum.ru/news/1493004.html

и Россия стремятся предотвратить рост американского присутствия и влияния в Каспийском регионе и воспрепятствовать планам США поставить под контроль эксплуатацию и транспортировку его энергоресурсов.

Иран и Россия выступили против ряда планов транспортировки каспийской нефти по нефтепроводам, проходившим не по их территории. Это объяснялось не просто желанием получить выгоду от прокачки нефти, но и стремлением установить контроль за потоками каспийских энергоресурсов. Обе страны — важные экспортёры энергоресурсов, и развитие их экономики во многом зависит от доходов от нефти.

Значительная часть разведанных запасов нефти и газа на Каспии находится в секторах Азербайджана, Казахстана и Туркмении. Поэтому Россия и Иран настороженно относятся к различным проектам использования каспийских энергоресурсов. Несмотря на то что в отношениях России и Ирана по вопросу о разделе Каспия нередко возникали разногласия, вплоть до конца 90-х годов они выступали за общий контроль над Каспием и его природными ресурсами на основании советско-иранских договоров 1921 г. и 1940 г.5 Особые разногласия по каспийской проблеме существуют между Ираном, Азербайджаном и Туркменией, которые в основном касаются вопросов определения национальных секторов и принадлежности тех или иных месторождений.

В случае подписания некоей конвенции по юридическому статусу Каспия (если это действительно произойдёт в текущем году) ситуация несколько изменится, но судить о перспективах этих изменений можно будет только тогда (и если) эти договорённости состоятся.

Отдельно стоит сказать о Туркмении — нейтральном государстве, не входящем ни в ОДКБ, ни в какие-то иные объединения. Республика является единственным государством Центральной Азии, граничащим с Ираном.

Развивается экономическое сотрудничество между двумя государствами. Особенно в создании совместных предприятий по нефтегазодобыче и переработке, в области технического содействия, транспортировки и поставок нефтепродуктов, а также закупок и реэкспорта туркменского газа через южные иранские порты. Между Ираном и Туркменией давно заключены соглашения о торговле нефтепродуктами, достигнут прогресс по вопросу развития транспортных услуг между странами: их связывает железнодорожная магистраль Теджен — Серахс и два газопровода. Объём газа, экспортируемого туркменами в Иран, имеет чёткую верхнюю планку — максимум 15—16 млрд куб. м в год, но никогда не превышал 8—8,5 млрд куб. м (к тому же Ирану туркменский газ продаётся не дороже

5 Жильцов С. Отношения России и Ирана в каспийском регионе: итоги и перспективы // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Международные отношения. 2016. № 16. С. 629-630.
170 долл. за 1 тыс. куб. м.)6. Тем не менее с начала 2017 г. туркмено-иранское сотрудничество в газовой сфере свернуто и его перспективы не ясны.

Гораздо большее влияние на Ашхабад сейчас имеет Пекин, и, судя по всему, он озабочен возможной дестабилизацией в Туркмении в случае развязывания США конфликта в Заливе. После сдачи трёх веток построенного китайцами стратегического газопровода из Туркмении и предоставления ей многомиллиардных кредитов КНР рассматривает эту страну как зону своих прямых национальных интересов.

По оценке политолога А. Медведева, общая пропускная способность трёх веток газопровода составляет 55 млрд куб. м (А и В — по 15, С — 25 млрд куб. м в год) и они проходят по территориям Узбекистана и Казахстана, которые сами являются газодобывающими странами. В 2016 г. Туркмения поставила порядка 30 млрд куб. м, Узбекистан — около 4,5 млрд куб. м, Казахстан — менее 1 млрд куб. м. Узбекистан и Казахстан имеют право поставлять по 10 млрд куб. м ежегодно. В последнее время Казахстан уже не раз заявлял о намерении увеличить поставку собственного газа в Китай.7

При этом, как пишет издание Eurasia Daily со ссылкой на материалы таможенной статистики КНР, за 9 месяцев 2016 г. КНР увеличила поставки газа в целом из-за границы на 26,5% — до 71,6 млрд куб. м. При этом средняя цена голубого топлива составила 228 долл. за тыс. куб. м, что на 100,2 долл. ниже, чем в январе-сентябре 2015 г. И дешевле всего Китаю обходился газ из Туркмении. Газопроводный туркменский газ Пекин приобретал в среднем по 185 долл. за тыс. куб. м, а объёмы поставок составили 23 млрд куб. м. По оценкам, Ашхабад продолжает оставаться крупнейшим поставщиком газа в Китай и в 2016 г. нарастил продажи на 13%8. При этом, по мнению экспертов, Туркмения продолжает поставлять газ в счёт погашения двух многомиллиардных кредитов и прибыли от продажи газа в Ктай не получает.

Китайцы видят в реализации американских планов против ИРИ не только прямую угрозу своим экономическим интересам на Ближнем и Среднем Востоке, но и всей модели китайского влияния в Центральной Азии (инициатива «Один пояс — один путь»). Китайский проект создания масштабной газопроводной, газодобывающей и иной транспортной инфраструктуры, которая помимо стратегических задач строительства транспортного мегакоридора в Европу, решит и задачу менее масштабную, но оттого не менее значимую для КНР — обеспечит

6 Топорков А. Туркмения лишилась крупного покупателя газа в лице Ирана. Прежний крупный клиент — «Газпром» в новых поставках по старым ценам не заинтересован // URL: https://www. vedomosti.ru/business/articles/2017/08/14/729187-turkmeniya-lishilas-pokupatelya
7 Медведев А. Зачем приезжал Бердымухамедов? //URL: http://kz.expert/archives/3031
8 Почём газ для Китая: Россия бьёт США и по СПГ// URL: https://eadaily.com/ru/news/2016/10/28/

защищённые от внешнего (американского) влияния поставки в Китай ежегодно более 70 млрд куб. м газа из Центральной Азии (из них — 65 млрд куб. м из Туркмении, после строительства 4-й ветки газопровода Центральная Азия — Китай)9. Главным предметом заботы Пекина остаётся надёжность поставок туркменского (а также узбекского и казахского) газа в КНР.

Пекин воспринимает Туркмению как страну, которая в наименьшей из пяти республик Центральной Азии степени подвержена влиянию США, что даёт возможность китайцам осуществлять через неё различного рода контакты как экономические, так и военные. В частности, речь идёт о возможности подключения ветки с иранским газом к китайскому газопроводу из Туркмении, поставке в ИРИ китайского военного снаряжения, пробные поставки тяжёлого вооружения (в том числе и ЗРК) центральноазиатским странам, не входящим в оДкБ, и пр.

В свою очередь, Иран также опасается возможных негативных для него последствий иностранного влияния в сопредельных странах, особенно в Азербайджане и Туркмении, прежде всего с точки зрения возрождения националистических настроений проживающих в Иране азербайджанцев и туркмен. Скрытая война против Ирана идёт давно, и если удастся расколоть страну, то можно попытаться превратить её во второй Афганистан.

Администрация США и американские визитёры в Центральную Азию убеждают общественность, прежде всего азиатскую, в том, что Штаты не имеют плана строить военные базы в регионе или утверждать на его территории свое военное присутствие. Верить данным заявлениям (особенно в свете новой американской военной доктрины) оснований нет.

Американская «борьба с терроризмом» (или с «муллократией») рассматривается сегодня большинством неангажированных экспертов как надуманный повод и предлог для продвижения США своих национальных интересов. Истинная цель Вашингтона — расширение американского военного присутствия везде, где они только пожелают, «сдерживание» России и Китая и противостояние Ирану.

Обнадёживает то, что ситуация в мире меняется очень быстро, и если ещё два-три года назад большинство экспертов считали, что США всё же способны удержать статус единственной сверхдержавы и успешно «продавить» своих союзников-вассалов под любые, самые невыгодные для них условия, то теперь становится все очевиднее, что, например, Евросоюз продолжает вести самостоятельную игру и успешно сопротивляется попыткам принудить его к невыгодным шагам (будь то на «иранском направлении» или в сфере торговых войн со всем миром).

9 Расов С. Китай выдавливает Россию из нефтегазового рынка Центральной Азии. // ARTA expert // URL: http://www.chrono-tm.org/2014/05/

Вашингтон, раскачивая ситуацию, рискует проиграть при любом исходе ситуации вокруг иранской ядерной сделки: и если громкие угрозы окажутся блефом, за которым не последует реальных действий, и если он всё же в очередной раз обострит ситуацию и ещё сильнее настроит против себя остальной мир.

Второй вариант при этом видится пока всё же менее вероятным, и многие эксперты сейчас сходятся во мнении, что дело со стороны Вашингтона вновь ограничится трансляцией пустых угроз и попытками запугивания. Это ещё раз наглядно продемонстрирует всем, что США вошли в стадию, когда каждый отказ от соблюдения международных правил не укрепляет их статус глобального гегемона, а приближает к его утрате.

Список литературы

Жильцов С. Отношения России и Ирана в каспийском регионе: итоги и перспективы // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Международные отношения. 2016. № 16.

[Zhil&cov S. Otnoshenija Rossii i Irana v kaspijskom regione: itogi i perspektivy // Vestnik Rossijskogo universiteta druzhby narodov. Serija: Mezhdunarodnye otnoshenija. 2016. № 16.

Лукин А. Центральная Азия и Афганистан в стратегии России // Стратегия России в Центральной Азии и Шанхайская организация сотрудничества. Институт международных исследований МГИМО(У) МИД России под редакцией А. В. Лукина М.: МГИМО - Университет, 2012.

[Lukin A. Central&naja Azija i Afganistan v strategii Rossii // Strategija Rossii v Central&noj Azii i Shanhajskaja organizacija sotrudnichestva. Institut mezhdunarodnyh issledovanij MGIMO(U) MID Rossii рod redakciej A. V. Lukina M.: MGIMO - Universitet, 2012.] Медведев А. Зачем приезжал Бердымухамедов? //URL: http://kz.expert/archives/3031 [Medvedev A. Zachem priezzhal Berdymuhamedov? //URL: http://kz.expert/ archives/3031]

Мирзаян Г. Отставка Тиллерсона лишь ослабит США // URL: https://ria.ru/analytics/ 20180314/1516308090.html

[Mirzajan G. Otstavka Tillersona lish& oslabit SShA // URL: https://ria.ru/analytics/ 20180314/1516308090.html]

Почём газ для Китая: Россия бьёт США и по СПГ/ZURL: [https://eadaily.com/ru/ news/2016/10/28/pochem-gaz-dlya-kitaya-rossiya-bet-ssha-i-po-spg]

[Pochjom gaz dlja Kitaja: Rossija b&jot SShA i po SPG//URL: https://eadaily.com/ru/ news/2016/10/28/pochem-gaz-dlya-kitaya-rossiya-bet-ssha-i-po-spg]

Расов С. Китай выдавливает Россию из нефтегазового рынка Центральной Азии // ARTA expert // URL: http://www.chrono-tm.org/2014/05/kitay-vyidavlivaet-rossiyu-iz-neftegazovogo-ryinka-tsentralnoy-azii/

[Rasov S. Kitaj vydavlivaet Rossiju iz neftegazovogo rynka Central&noj Azii // ARTA expert // URL: http://www.chrono-tm.org/2014/05/kitay-vyidavlivaet-rossiyu-iz-neftegazovogo-ryinka-tsentralnoy-azii/]

Рыночнова Д. Вашингтон пригрозил выйти из иранской ядерной сделки // URL: https://www.pnp.ru/in-world/vashington-prigrozil-vyyti-iz-iranskoy-yadernoy-sdelki.html [Rynochnova D. Vashington prigrozil vyjti iz iranskoj jadernoj sdelki // URL: https:// www.pnp.ru/in-world/vashington-prigrozil-vyyti-iz-iranskoy-yadernoy-sdelki.html]

Таджикистан: война США и Израиля против Ирана стала бы «трагической ошибкой» // URL: https://regnum.ru/news/1493004.html

[Tadzhikistan: vojna SShA i Izrailja protiv Irana stala by «tragicheskoj oshibkoj» // URL: https://regnum.ru/news/1493004.html]

Топорков А. Туркмения лишилась крупного покупателя газа в лице Ирана. Прежний крупный клиент — «Газпром» в новых поставках по старым ценам не заинтересован // URL: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2017/08/14/729187-turkmeniya-lishilas-pokupatelya

[Toporkov A. Turkmenija lishilas& krupnogo pokupatelja gaza v lice Irana. Prezhnij krupnyj klient — «Gazprom» v novyh postavkah po starym cenam ne zainteresovan // URL: https:// www.vedomosti.ru/business/articles/2017/08/14/729187-turkmeniya-lishilas-pokupatelya]

Иран США Россия Китай Центральная Азия Туркмения Таджикистан конфликт нефтепродукты газ