Научтруд
Войти

Состояние образования в республиках Волго-Вятского региона в годы Великой Отечественной войны (1941—1945 гг. )

Автор: указан в статье

№ 4, 2004

ПРИМЕЧАНИЯ

ванный характер, способствующий формированию умений школьников решать правовые проблемы, т.е. реализовать свои конституционные права, свободы и обязанности на практике, обеспечивая их гражданскую компетентность.

Авторы большинства учебников большую роль в обучении отводят применению интерактивных методов, требующих взаимодействия и сотрудничества всех участников образовательного процесса. Предполагается, что в процессе совместного поиска вариантов разрешения правовых проблем учащиеся приобретут определенный опыт демократических отношений. Задачи, поставленные авторами учебников, и содержание учебного материала в целом соответствуют подготовке учащихся к жизни в правовом государстве и гражданском обществе.

1 Цит. по: Чижов Н. О преподавании законоведения в средних учебных заведениях Министерства народного просвещения // Журн. М-ва нар. просвещения. 1906. Ч. 5. Окт. С. 60—61.
2 См.: Предварительные правила народного просвещения // Периодическое сочинение о успехах народного просвещения. 1811. № 1. С. 14—15.
3 Цит. по: Чижов Н. Указ. соч. С. 497.
4 Цит. по: Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Вторая половина XIX в. М., 1976. С. 49.
5 Цит. по: Чижов Н. Указ. соч. С. 71.
6 Успенский М. Обществоведение в начальной школе // Журн. М-ва нар. просвещения. 1907. № 8, ч. 10. Авг. С. 136.
7 Программа законоведения для мужских гимназий и реальных училищ, утвержденная г. министром народного просвещения 17-го июня 1906 г. // Циркуляр Казан. учеб. окр. 1906. № 6. С. 478.
8 Ефимов Е. Реформа средней школы и национальное воспитание по материалам министерства народного просвещения // Вестн. воспитания. 1916. № 3. С. 26.

Поступила 09.08.04.

СОСТОЯНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ В РЕСПУБЛИКАХ ВОЛГО-ВЯТСКОГО РЕГИОНА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941—1945 гг.)

В.В. Тимофеев, доцент кафедры новейшей истории Отечества Чувашского государственного педагогического университета

им. И.Я. Яковлева

В статье характеризуются изменения, которые война внесла в систему народного образования республик Волго-Вятского региона, в содержание и методы образования и воспитания учащихся. С уходом на фронт учителей и преподавателей значительно уменьшился их количественный состав, снизились качественные характеристики. Резко сократились ассигнования на образование. Автором указываются меры, принятые центральным и республиканским руководством, благодаря которым массового обвала в этой системе не произошло.

In the war time the authorities of the republics in the Volga-Vyatka region took all the possible measures to sustain the system of public education. After the departure of many teachers to the front there was a considerable quantitative and qualitative reduction of the staff. Essential changes were brought by the war to the content and methods of the scholars’ education and upbringing. The education conditions got worse, education financing was dranmatically cut down, but the educational process in its essence went on. During the war a great importance was given to the professional education of the youth and to the preparation of the specialists for the public economy.

Несмотря на огромные трудности во- обязательное семилетнее образование1.

енного лихолетья, страна не упускала из Из тех скудных средств, которыми рас-

виду образование и воспитание подрас- полагали бюджеты национальных рес-

тающего поколения. Основной задачей публик Волго-Вятского региона в годы

образования оставался всеобуч (систе- войны, значительная часть выделялась

ма мероприятий, осуществляемых госу- для нужд образования и духовно-нрав-

дарством по обязательному обучению ственного воспитания молодежи. Так, в

всех детей школьного возраста). В ука- Мордовской АССР в 1941 г. на эти цели

занный период всеобуч предусматривал было израсходовано 55,5 % всех средств

© В.В. Тимофеев, 2004

государственного бюджета республики, в 1944 г. — 53,5 %. В 1940/41 учебном году здесь работало 1 285 общеобразовательных школ, из них 120 средних, 297 семилетних, с числом учащихся 197 403 чел.2 В Чувашской АССР за тот же период насчитывалось 1 044 начальные, семилетние и средние школы, в которых обучалось 184 300 детей и подростков, работало 7 268 учителей3. Для особо нуждающихся школьников было организовано 16 интернатов с охватом 337 чел. В Марийской АССР происходил количественный рост школьной сети, в основном за счет семилетних и начальных школ. За годы войны было открыто свыше 50 новых школ. Если к концу 1940/41 учебного года в республике работало 706 школ, то к концу 1945/46 — 771, из них 285 марийских. В школах обучалось свыше 86 000 учащихся, причем доля марийцев составляла около 40 %4.

В республиках план по всеобучу полностью не был выполнен. Ухудшившееся материально-бытовое положение населения привело к отсеву учащихся. Он стал повсеместным явлением, особенно в сельской местности. Например, в 20 районах Мордовии в 1941/42 учебном году отсев составил 11 996 учащихся, в том числе в 1—4-х классах — 3 934, 5— 7-х — 5 591, 8—10-х — 2 471. В результате этого в старших классах многих школ насчитывалось от 4 до 15 учени-ков5. В последующие военные годы отсев из школ постепенно сокращался, хотя все еще оставался довольно высоким (в 1944/45 учебном году во всех сельских школах Мордовии он составил около 9 тыс. учащихся)6. В Чувашии за тот же период не было охвачено обучением и отсеялось из школ: в Порецком районе —

I 043 чел., Шумерлинском — 544, Козловском — 678, Урмарском — 8517. Тем не менее в республике в 1941/42 учебном году до 98 % детей в возрасте 8—

II лет (начальная школа) были охвачены обучением в школе, более 82 % учащихся не имели плохих оценок, свыше 25 % учились на «хорошо» и «отлично»8.

Причин отсева и непосещения детьми занятий было несколько: миграция населения, резкое ухудшение его мате-

риального положения, отсутствие у детей одежды и обуви, потеря многими родителей, нехватка педагогических кадров и т.д. Все это усугубляло трудности обучения школьников, кроме того, из-за недостатка рабочей силы их в массовом порядке привлекали к сельхозработам, детский труд использовался также при заготовке топлива, в строительстве, промышленности. Подростки заменяли ушедших на фронт отцов.

Особенно тяжелая обстановка сложилась в школах сельской местности. Заработная плата учителям и обслуживающему персоналу выплачивалась нерегулярно. Так, например, в Мордовии учителя и медработники не получили зарплату за август и сентябрь 1941 г., а в отдельных районах — и за июль. Младшему обслуживающему персоналу она не выплачивалась за 4—5 мес. Общая задолженность по зарплате учителям составила 3 600,8 тыс., медработникам — 963,5 тыс. руб.9 Положение сельского учителя почти не отличалось от социально-бытовых условий крестьян, а иногда было еще хуже. Например, в Краснослободском районе 55 учителей не имели осенней и зимней обуви10. В решении бюро Чувашского ОК ВКП(б) от 2 августа 1942 г. «О положении учительства» указывалось, что в Алатырском, Чкалов-ском, Красночетайском, Кувакинском районах отмечаются частые перебои в снабжении учителей хлебом, плохо снабжаются они и промтоварами.

Возникли проблемы и иного характера. Если до войны в каждой республике ежегодно строились новые школы, то теперь строительство школ в Мордовии и Чувашии было в основном приостановлено. Больше того, часть школьных зданий была передана военному ведомству. Только в Чувашии таких зданий было 14711. Следует отметить и такой факт: хотя школы работали в две и три смены, нередко размещались в холодных необорудованных помещениях, не хватало учебных принадлежностей (тетрадей, карандашей, не говоря уже об учебниках), успеваемость заметно не снижалась, оставаясь в пределах 75—90 %.

11111111111* № 4,

С началом войны в сельских районах (колхозах и совхозах) возник дефицит рабочей силы. Вся тяжесть сельского труда легла на плечи женщин, детей, стариков. Без помощи города в плане рабочей силы было не обойтись. Для повышения эффективности этой помощи в республиках было организовано обучение сельхозработам учащихся школ, училищ, студентов вузов. Так, в связи с разработкой плана сельхозработ на 1942 г. Совнаркомом Марийской республики и областным комитетом партии были установлены плановые задания каждому району по обучению сельхозработам учащихся, рабочих и служащих. К концу 1941 г. в республике было охвачено обучением 3 526 из общего количества учащихся старших классов средних школ

14 665, а из 1 245 учащихся педагогических училищ и студентов пединститута — 253. Значительным затруднением в организации обучения сельскохозяйственным работам являлось отсутствие разработанных программ и методических указаний, достаточного количества учебников и наглядных пособий12.

С уходом на фронт преподавателей состав учительских кадров в республиках качественно ухудшился, значительно поредели их ряды. Возникла необходимость ускоренной подготовки учителей по всем предметам, особенно для сельских школ. С этой целью организовывались краткосрочные курсы. В 1942 г. в Мордовии функционировали 6- и 10-месячные курсы, выпускники которых в подавляющем большинстве — до 90 % — направлялись в сельские школы13. В Чувашии в 1942/43 и 1943/44 учебных годах годичные и 7—8-месячные курсы окончили 699 учителей начальных классов и 411 — средних школ. В 1944/45 учебном году на 10-месячных курсах было подготовлено 1 270 учителей для работы в 5—7-х классах. В какой-то степени эта мера помогла решить проблему нехватки учительских кадров в указанный период. Однако качество подготовки слушателей было на низком уровне, и, как следствие, выпускники курсов впоследствии не справлялись со своими функциональными обязанностя-

ми. Поэтому на основании результатов работы курсов в 1943—1945 гг. было рекомендовано: впредь краткосрочные педагогические курсы не практиковать14.

В период войны в педвузах страны, включая институты рассматриваемого региона и ближайших к нему республик, продолжали функционировать заочные отделения. Так, например, к концу 1944/ 45 учебного года 963 чел. обучались в высших учебных заведениях заочно, в том числе в Чувашском педагогическом институте — 225 чел., учительском институте— 602, Арзамасском— 11, Горьковском пединституте иностранных языков — 22, Казанском пединституте — 57, других вузах — 4615. За 1941— 1945 г. Чувашский пединститут подготовил 536 преподавателей16.

Война внесла существенные изменения в содержание и методы образования и воспитания молодежи в высших школах национальных республик. Вузы перешли на трехлетний срок обучения. Значительно сократился и контингент студентов. Так же, как и преподаватели, многие из них уходили добровольцами на фронт. В двух вузах Чувашии — педагогическом и сельскохозяйственном — в 1941 г. обучалось 1 127 студентов. Педагогический институт был переведен в г. Мариинский Посад, а в его корпусах было размещено оборудование Харьковского электромеханического завода и Ленинградского завода «Электрик»17. Сельхозинститут в октябре 1941 г. принял эвакуированный коллектив Смоленского института.

В рассматриваемый период значительно изменился профессорско-преподавательский состав вузов республик, пополнившись кадрами, эвакуированными из других высших учебных заведений страны. Так, в чувашские вузы прибыли ученые из Москвы, Ленинграда, Одессы, Риги, Минска, Смоленска, среди них профессора — А.И. Лурье (Белорусский университет), В.И. Касаточкин (Московский институт цветных металлов), К.В. Кудряшов (Ленинградский университет), А.С. Турчанинов (Одесский университет), В.М. Михин (Московский зооветинститут), Г.А. Грабе (Смолен-

ский сельскохозяйственный институт), член-корреспондент АН Белоруссии Н.В. Найденов и др. Профессора и преподаватели вузов сочетали преподавательскую работу с проведением научных исследований, выполнением военных заказов и заданий промышленных предприятий, колхозов, совхозов. При непосредственном их участии решались задачи развития оборонной промышленности, использования сырья, укрепления сельского хозяйства. Так, профессор

B.И. Касаточкин руководил группой исследователей, выполнявшей заказы элек-троаппаратного завода, выпускавшего военную продукцию; фундаментальный характер носили труды И.М. Максимова по высшей математике, опубликованные в журналах АН СССР и США; оборонное значение имели исследования

C.В. Васильева по получению озона при помощи высокого напряжения для дезинфекции бомбоубежищ; П.С. Железнов разработал новый способ сушки мяса, за что в 1942 г. получил авторское свидетельство, и т.д.18

Например, в Чувашском педагогическом институте в год окончания войны обучалось 525 чел. Функционировали 4 факультета: исторический, филологический, физико-математический, естествознания. Если в 1930 г. институт начал свою работу, имея 5 исполняющих обязанности доцента, 3 преподавателей и 5 ассистентов, то в конце войны на 14 кафедрах работали 13 кандидатов наук и доцентов, 35 старших преподавателей, 2 преподавателя, 3 ассистента19.

В 1942 г. СНК ЧАССР принял специальное постановление «О плане научноисследовательских работ по сельскому хозяйству в Чувашской АССР на 1943 г.», в соответствии с которым Чувашский сельскохозяйственный институт должен был значительно расширить объем научно-исследовательских работ. Свой новый учебный год институт начал в совершенно иных условиях. Ему было предоставлено специальное помещение, что давало возможность разместить значительную часть оборудования, необходимого для проведения научно-исследовательских работ и лабораторно-практи-

ческих занятий. В конце 1942 г. в Чувашском сельскохозяйственном институте состоялась научная конференция с участием представителей всех исследовательских и опытных учреждений Чувашии, заинтересованных наркоматов и хозяйственных организаций, а также специалистов и передовиков сельского хозяйства. Основными темами докладов на конференции были: «Возделывание сахарной свеклы в Чувашии», «Борьба за повышение производительности тракторов», «Расширение шелководства в Чувашии». По итогам научной конференции аграрному сектору республики были даны практические рекомендации20.

Вузы ЧАССР оказывали значительную помощь в повышении квалификации специалистов для народного хозяйства. Так, сельскохозяйственный институт организовал постоянно действующие курсы для работников колхозов и совхозов Поволжского региона. За 4 года на этих курсах прошли обучение 3 247 председателей колхозов и руководителей среднего звена.

Аналогичные процессы происходили и в Марийской республике. Несмотря на недостаток лабораторий, оборудования, учебно-методической литературы, учебных помещений, не говоря уже о жилищно-бытовых условиях сотрудников, работа учебных заведений, развитие науки не приостанавливались. Ученые вузов, среди которых были доктора наук М.В. Кас-пиков, В.В. Огиевский, А.И. Кузнецов21, целенаправленно занимались научной работой. Функционировали Марийский научно-исследовательский институт истории, языка и литературы, институт усовершенствования учителей, свыше 20 средних учебных заведений. Поволжский лесотехнический (был переведен в Кожля-Сола) и Марийский педагогический (был переведен в Козьмодемьянск) институты в период войны выпустили сотни специалистов.

В Йошкар-Олу были эвакуированы Ленинградский государственный оптический институт, Ленинградская военновоздушная академия и другие вузы. Вместе с ними прибыли видные советские ученые: академики С.И. Вавилов,

И.В. Гребенщиков, В.П. Линник, А.Н. Те-ренин, члены-корреспонденты АН СССР

A.Н. Тодоровский, А.А. Лебедев, 8 профессоров, 12 докторов наук, 30 кандидатов наук и старших научных сотрудников.

Для нужд Красной Армии научные работники оптического института предложили более 70 образцов различных оригинальных оптических приборов; большое значение для оборонных заводов имели разработка и внедрение методов спектрального анализа в металлургии и машиностроении. Ученые конструкторского бюро создавали образцы оружия. Уже в первые годы войны за выдающиеся достижения в развитии советской науки и оказание помощи фронту многие ученые были награждены орденами, группа ученых была удостоена Государственной премии. Среди лауреатов Государственной премии 1941—1942 гг. были академик И.В. Гребенщиков, член-корреспондент АН СССР А.Н. Тодоровский, профессора А.А. Гершун, Г.Г. Слю-сарев, кандидат технических наук И.Б. Левитин, старший научный сотрудник Г.М. Брумберг. Государственные премии были присуждены также действительному члену АН СССР, директору Физического института им. П.Н. Лебедева АН СССР С.И. Вавилову за научные работы по физической оптике; инженеру Марийского целлюлозно-бумажного комбината Б.Б. Гутману за разработку и промышленное освоение бактериальных фильтров; действительному члену Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В.И. Ленина марийцу

B.П. Мосолову за научную разработку и внедрение в сельское хозяйство способа посадки картофеля верхушками продовольственных клубней.

В Мордовской АССР функционировали педагогический институт, научно-исследовательский институт истории, языка и литературы, высшая коммунистическая сельскохозяйственная школа (комвуз). Мордовский педагогический институт и Темниковский учительский институт подготовили за годы войны 648 молодых специалистов. В республике имелось 8 педучилищ, 3 медшколы,

2 сельхозтехникума, а всего 15 средних

специальных учебных заведений, в которых обучалось более 2 460 чел.22 Многие выпускники школ обучались в высших учебных заведениях Москвы, Ленинграда, Куйбышева, Саратова, Горького, Пензы и других городов.

Система средних специальных учебных заведений в области образования была представлена педагогическими училищами. В 1944/45 учебном году деятельность педучилищ в республиках региона проходила под знаком выполнения постановления СНК РСФСР от

11 марта 1944 г. «Об улучшении работы педагогических училищ». Работу этих учебных заведений можно проанализировать на примере Чувашской АССР. В указанный период здесь функционировали 6 педучилищ, из них чувашских — 5, русских— 1. Канашское педучилище кроме школьного отделения имело
3 класса дошкольного отделения. На начало 1944/45 учебного года в педучилищах республики числилось 2 003 учащихся. В течение учебного года прибыло еще 65 чел., на конец учебного года осталось 1 878 учащихся. Отсеялось за учебный год 190 чел.: с I курса— 107, со II — 39, с III курса — 44 чел. Причинами отсева стали: призыв в армию —
7 чел., переход в другие учебные заведения — 226, длительная болезнь — 19, исключение за неуспеваемость — 66, домашние обстоятельства — 32, прочие причины — 40 чел.

По национальности состав учащихся распределялся следующим образом: чуваши — 1 506, русские — 347, другие национальности — 25 чел. Подавляющее большинство составляли девушки —

1 412. Из общего числа учащихся членов ВЛКСМ было 574, членов профсоюза — 1215 чел.

Педучилища не были полностью обеспечены руководящими кадрами и преподавателями. Штатных преподавателей, включая директоров и завучей, должно было быть 119 чел., фактически на конец года их было 101. Вследствие этого значительная часть преподавателей работала с чрезмерной нагрузкой, что не могло не отразиться на качестве обучения.

Состав преподавателей характеризовался следующими данными:

— по образованию: имеющих законченное высшее педагогическое образование — 56, закончивших учительский институт — 26, имеющих среднее педагогическое образование— 19 чел. (последние работали преподавателями пения, военного дела);

— по стажу педагогической работы: до 5 лет — 18, от 5 до 15 — 24, свыше

15 лет — 59 чел.;

— по партийности: членов и кандидатов в члены ВКП(б) — 27, членов ВЛКСМ — 9, беспартийных — 65 чел.;

— награжденных орденами и медалями — 4, нагрудным знаком «Отличник народного просвещения» — 3, имели звание «Заслуженный учитель ЧАССР» —

2 чел.

Не все педучилища располагали достаточной материальной базой. Соответствующие учебные здания имели лишь Батыревское, Порецкое, Ядринское училища, они работали в одну смену. Остальные не были обеспечены достаточным количеством классных помещений и мебелью, занятия там проводились в две смены. Все педучилища плохо снабжались тетрадями и письменными принадлежностями. На каждого учащегося выделялось всего по 2—3 тетради в год. При прохождении учащимися педагогической практики особенно остро ощущался недостаток в карандашах и других учебных материалах.

При всех педучилищах функционировали столовые закрытого типа, обеды в которых были дешевле за счет использования продуктов с подсобных хозяйств. В некоторых (Батыревском, По-рецком, Ядринском) было организовано 2—3-разовое питание. Нуждающиеся учащиеся обеспечивались общежитиями, получали продукты из фонда подсобного хозяйства. Дети фронтовиков и инвалидов труда освобождались от платы за питание. Особо нуждающимся учащимся оказывалась дополнительная помощь. Все педучилища имели земельные участки, общая площадь которых составляла 74,0 га. Весной 1945 г. на этих площадях были посеяны пшеница (6 га), овес

(20), ячмень (9), просо (5), картофель (18). На конец учебного года в подсобных хозяйствах насчитывалось 9 лошадей, 3 вола, 2 коровы, 6 овец. Недостатком отдельных хозяйств педучилищ (Ка-нашского, Порецкого, Калининского) являлось отсутствие постоянного учебного хозяйства и луговых угодий.

Учебные планы и программы не выполнялись по всем предметам во всех училищах, отставание от учебного плана составляло в целом 1 672 ч. В Баты-ревском педучилище учебный план был недовыполнен на 319 ч, Калининском — на 125, Ядринском — на 216, в Цивиль-ском — на 625. В основном учебные планы и программы не выполнялись из-за нехватки преподавателей, а также из-за болезней последних. Успеваемость учащихся за 1944/45 учебный год по многим педучилищам была невысокой. Так, из 1 878 учащихся к экзаменам был допущен лишь 1 691, сдавали же 1 659 чел. (32 не явились). Выдержали экзамены по всем предметам 1 252 чел., оставлены на второй год 128, отчислены за неуспеваемость 63, получили разрешение на переэкзаменовку осенью 435; сдали экзамены на «отлично» 13 чел., имели оценки «5» и «4» 165. Низкие результаты учебной работы показали Батыревское, Порецкое и Ядринское педучилища. По сравнению с ними Канашское и Калининское имели лучшие результаты.

Причинами низкой успеваемости являлись:

1) недостаточная общеобразовательная подготовка учащихся, особенно по русскому языку и математике;
2) чрезмерная учебная нагрузка части преподавателей и, как следствие, недостаточно высокое качество преподавания отдельных предметов;
3) необеспеченность учебниками, учебными пособиями и принадлежностями.

Государственные выпускные экзамены проводились с 11 по 30 июня 1945 г. Из 482 учащихся III курса к государственным выпускным экзаменам было допущено 390 чел. Выдержали экзамены по всем предметам 294 чел., в том числе на «5» — 3 чел., на «4» и «5» — 41; получили разрешение на переэкзаме-

новку осенью 151; отчислены из педучилищ за неуспеваемость 37 чел.23

В образовательной политике нашего государства в годы войны было немало ошибок, поспешных, непродуманных решений, имевших крайне негативные последствия. Находясь в рамках тоталитарного государства, система народного образования республик в военные годы испытывала на себе мощный командно-административный диктат. Однако его воздействие нельзя оценивать однозначно. С одной стороны, государственная регламентация, административный и идеологический прессинг несли отрицательный заряд, ограничивая творчество в педагогическом процессе; бюрократический стиль управления образовательной сферой способствовал укреплению формализма и процентомании. С другой стороны, сегодня нельзя не признать, что в тяжелый период войны образование не только выжило, но и развивалось. Изменилось содержание школьного обучения. Были введены военно-физическая подготовка, преподавание основ агротехники для более эффективного участия школьников в сельскохозяйственных работах, больше внимания уделялось военно-патриотическому воспитанию. Школьники собирали подарки фронтовикам, шефствовали над ранеными бойцами, принимали участие в сборе средств для нужд фронта и т.д. С 1943 г. для работающих подростков стали открываться школы рабочей и сельской молодежи, которые продолжают функционировать и в настоящее время.

Весной 1944 г. Совнарком СССР принял постановление «О мероприятиях по улучшению качества обучения в школе», в котором для учащихся, оканчивающих начальную и 7-летнюю школы, была установлена обязательная сдача выпускных экзаменов, а для учащихся, оканчивающих среднюю школу, — сдача экзаменов на аттестат зрелости.

Развитие образования в республиках Волго-Вятского региона нельзя рассматривать вне общего контекста военного времени. Многие решения, принимаемые центром, диктовались общегосудар-

ственными потребностями. Большое значение придавалось профессиональному обучению молодежи, подготовке специалистов для народного хозяйства страны. Становление крупной промышленности во время войны, особенно в ее начальный период, сопровождалось большими трудностями, одной из главных был острый недостаток кадров вообще и квалифицированных в частности. Значительную роль в подготовке квалифицированных рабочих для промышленных предприятий сыграли ремесленные училища и школы ФЗО.

Бурное развитие промышленности в годы третьей пятилетки требовало планомерной подготовки и распределения квалифицированных кадров в общесоюзном масштабе. Еще 2 октября 1940 г. Президиум Верховного Совета СССР издал указ «О государственных трудовых резервах СССР». Повсеместно создавались ремесленные, железнодорожные училища и школы ФЗО. В училищах устанавливался двухлетний срок обучения, а в школах — полугодовой. На учебу принимались юноши и девушки в возрасте 14—17 лет с начальным и 7-летним образованием24. Комплектование этих учебных заведений осуществлялось на основе государственного плана. В Чувашской АССР школы ФЗО были организованы в Козловке — на 150 мест, Шу-мерле — на 200; железнодорожные училища в Алатыре — на 200; Канаше — на 500 мест. В них и сосредоточивалась подготовка квалифицированных кадров25.

В соответствии с постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О подготовке государственных трудовых резервов в школах фабрично-заводского обучения (ФЗО), ремесленных и железнодорожных училищах в 1942 г.» Главное управление трудовых резервов при Совнаркоме СССР в период с 3 по 20 июня 1941 г. должно было принять путем призыва (мобилизации) в школы ФЗО 325 тыс. чел. в возрасте 16—17 лет. В Чувашской АССР в школы ФЗО было запланировано принять 3 900, в ремесленные и железнодорожные училища в период с 5 по 20 августа — 320 чел.26

18 июля 1941 г. совместным решением СНК ЧАССР и бюро ОК ВКП(б) о призыве городской и колхозной молодежи в ремесленные и железнодорожные училища была поставлена задача с 20 июля 1941 г. направить 750 юношей и девушек в Алатырское и Канашское железнодорожные и Чебоксарское ремесленное училища27.

Подготовка рабочих кадров в школах ФЗО осуществлялась весь период войны и после ее окончания, а в училищах продолжается до сих пор, развиваясь, совершенствуясь согласно требованиям времени.

В 1945 г. в соответствии с государственными и партийными решениями в Чувашской АССР функционировали 1 ремесленное, 2 железнодорожных училища и 7 школ ФЗО с общим числом учащихся 2 350 чел. В период войны школы и училища Чувашской республики подготовили и передали промышленности и транспорту 10 453 молодых рабочих. Другими словами, за эти годы в системе трудовых резервов Чувашии было подготовлено столько же квалифицированных рабочих, сколько за предыдущие 20 лет. На большинстве предприятий выпускники школ ФЗО составляли 50— 70 % от общего числа рабочих. За 5 лет существования школ и училищ воспитанники государственных трудовых резервов в процессе производственного обучения выполнили промышленных и оборонных заказов в денежном выражении на сумму 3 357,3 тыс. руб. Силами учащихся было отремонтировано: паровозов — 4, вагонов — 401, дощаников — 4, жилых домов — 1, уложено и отремонтировано железнодорожных путей —

8 км, изготовлено слесарного инструмента на сумму 912 962 руб. Школы и училища республики неоднократно были отмечены по итогам Всесоюзного социалистического соревнования28.

Среди воспитанников государственной системы трудовых резервов было много стахановцев — двухсотников, трехсотников. Они работали на Козловском и Шумерлинском комбинатах, Ка-нашском вагоноремонтном заводе и других предприятиях республики. Высоких

производственных успехов добились выпускники Канашского железнодорожного училища Морозов, Ожогина, Сарапи-на, Смирнов, которые выполняли норму выработки на 200—350 %. В то же время на Алатырском паровозоремонтном заводе вчерашних учащихся школ ФЗО не полностью обеспечивали квалифицированной работой29.

За успешную подготовку кадров и умелую организацию работы по обучению и воспитанию молодежи грамотой Президиума Верховного Совета Чувашской АССР были награждены директора училищ А.Ф. Макаров, М.Д. Черноног, мастера производственного обучения К.М. Корчагин, И.М. Авдейчик,

В.И. Фишбен, А.Я. Ящуркина, С.И. Куль-пин30.

В Мордовской АССР на 1 января 1943 г. в училищах (ремесленных и железнодорожном) обучалось 2 214 чел. На весь 1943 г. был установлен план призыва в 700 чел. Этот план был выполнен.

Руководители учебных заведений принимали все возможные меры для того, чтобы укомплектовать последние учащимися. И все-таки в Мордовии на 1 января 1944 г. недокомплект составил 353 чел. Это говорит о том, что либо планы были нереальными, либо молодежь шла учиться без желания, хотя государство в годы войны старалось обеспечить учащихся бесплатной жилой площадью, трехразовым питанием, медицинским обслуживанием, обмундированием и т.д. В своих отчетах директора училищ жаловались на необдуманные шаги обкомов ВКП(б), которыми систематически принимались волевые решения по привлечению учащихся к изготовлению различных деталей для сельхозмашин, давались поручения и задания, не свойственные училищам.

В 1944 г. в республике функционировало 5 школ ФЗО, 2 ремесленных и 1 железнодорожное училища, где обучалось

2 409 чел. Всего по школам ФЗО и железнодорожному училищу был установлен план призыва на 1944 г. 1 000 чел., фактически было призвано 1 04 831.

Выпускники ремесленных училищ в основном трудоустраивались на промыш-

ленных предприятиях республики, в том числе на заводах «Электровыпрямитель» и Саранский механический (№ 583): 59 учащихся досрочно были направлены на оборонный завод в г. Асбест, 150 выпускников Рузаевского железнодорожного училища № 1 — в Москву, на завод «Памяти революции 1905 г.».

Во время обучения воспитанники училищ выполняли заказы промышленных предприятий. Так, учащиеся Саранского РУ № 2 организовали кружок по починке обмундирования. В 1943 г. они отремонтировали 157 шинелей, 43 фуфайки, 162 пары брюк. В I квартале 1944 г. по заданию ГК ВЛКСМ училище изготовило для сел Мордовии 30 ножовочных станков, 27 ручных тисков, 150 гаечных ключей32.

Вместе с тем следует отметить, что руководители предприятий не всегда уделяли должное внимание организации труда выпускников школ ФЗО, из-за чего нередко возникали сложности. Выпускники часто были предоставлены сами себе, нарушали дисциплину, допускали самовольный уход с предприятий. Так, из 409 прибывших на завод № 320 (Чувашия, г. Чебоксары) в августе 1941 г. выпускников школ ФЗО 57 самовольно покинули производство. В немалой степени этому способствовала плохая организация питания, снабжения одеждой и обу-

вью33.

В Мордовии на 1 января 1943 г. находилось в длительной самовольной отлучке 547 чел., из них 365 — по Саровскому ремесленному училищу. Только вмешательство государственных и партийных органов резко изменило ситуацию в лучшую сторону.

В период войны некоторые училища в республиках реорганизовывались, претерпевали структурные изменения. Так, по постановлению СНК СССР и приказу Главного управления Саровское ремесленное училище было расформировано и в июле 1943 г. передано в распоряжение НКВД Мордовской АССР под детскую колонию; учащиеся в количестве 265 чел. были распределены для продолжения обучения по другим училищам, а 120 чел. трудоустроены.

В Марийской АССР важной формой обеспечения промышленности квалифицированными рабочими также являлось направление молодежи в училища и школы государственных трудовых резервов. В 1940 г. здесь продолжали работать 2 из 5 ранее действовавших школ ФЗО.

Если в Мордовской и Чувашской республиках ремесленные училища государственных трудовых резервов начали функционировать по свежим следам решений властных структур, т.е. в 1940 г., то в Марийской республике — только с апреля 1941 г. Решено было принять в период с 5 по 20 июня 1941 г. путем мобилизации из числа городской, колхозной и другой сельской молодежи мужского пола в возрасте 16—17 лет в школы ФЗО 550 чел. и с 5 по 20 августа 1941 г. в возрасте 14—15 лет в ремесленные училища 815 чел. Было также запланировано организовать школы ФЗО в Йошкар-Оле на базе новостроящихся заводов на 300 чел., в рабочем поселке Звенигово на базе завода им. Бутякова на 250 чел. Предполагалось открыть ремесленные училища в Йошкар-Оле на базе новостро-ящихся заводов на 600 чел. и в Волжске на базе Марбумкомбината на 250 чел., а действующую школу ФЗО на базе Мар-бумкомбината реорганизовать в ремесленное училище34.

К середине 1944 г. в Марийской АССР функционировали 3 ремесленных училища и 9 школ ФЗО с общим контингентом более 3 тыс. учащихся. За годы войны они подготовили для промышленности страны около 10 тыс. квалифицированных рабочих. Выпускники ремесленных училищ проявляли не только трудовую доблесть, но и боевой героизм. Так, Т.Ф. Мороз, окончивший ремесленное училище № 1, за подвиги на фронте был удостоен звания Героя Советского Союза.

Кроме централизованно создаваемых школ ФЗО и училищ (ремесленных и железнодорожных) на крупных предприятиях по инициативе администрации непосредственно на производствах организовывались школы ФЗО, стахановские школы, курсы техминимума; широко практиковались индивидуально-бригад-

ное обучение, наставничество. Большую помощь в этом оказывали эвакуированные высококвалифицированные рабочие и специалисты, имевшие многолетний опыт работы на производстве.

Таким образом, в годы войны, несмотря на принимаемые государством меры, состояние народного образования изменилось к худшему. Произошло резкое сокращение ассигнований на образование, вследствие чего приостановились строительство, ремонт, укрепление материальной базы школ. План всеобуча часто не выполнялся. Отсев учащихся из школ стал обычным явлением, заметно ухудшился количественный и качественный состав учительских кадров по причине ухода на фронт тысяч опытных учителей, а также социально-бытовое положение учителей, особенно сельских, при всевозрастающей потребности в них. Вузы перешли на сокращенные сроки обучения, в них ощутимо сократилось количество студентов и преподавателей, значительная часть которых ушла на фронт. Краткосрочные курсы, призванные ускоренными темпами подготавливать учителей, себя не оправдали, хотя и помогли временно решить проблему нехватки учителей для сельских школ. Несмотря на трудности (низкий образовательный уровень учащихся, слабая учебно-методическая подготовка преподавательского персонала, недостаточное финансирование, часто отсутствие необходимых помещений, маломощная материальная база училищ), в системе подготовки трудовых резервов за годы войны удалось создать эффективную модель подготовки кадров для индустриального развития страны. В целом учебные заведения государственных трудовых резервов и система ФЗО в изучаемые годы в республиках Волго-Вятского региона оправдали возлагавшиеся на них надежды и стали основным источником пополнения рабочего класса квалифицированными кадрами.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Энциклопедический словарь: В 2 т. М., 1963. Т. 1.
2 См.: Народное хозяйство МАССР: Стат. сб. Саранск, 1958. С. 112.
3 См.: Народное хозяйство Чувашской АССР. Стат. сб. Чебоксары, 1957. С. 82.
4 См.: Очерки истории Марийской АССР (1917—1960 гг.). Йошкар-Ола, 1960. С. 358.
5 ЦДНИ РМ, ф. Р-228, оп. 4, д. 304, л. 466.
6 Там же, оп. 3, д. 2, л. 257.
7 ЦГА ЧР, ф. 1989, оп. 1, д. 97, л. 39—40.
8 См.: Красная Чувашия. 1942. 3 марта.
9 РГА СПИ, ф. 17, оп. 22, д. 1769, л. 116.
10 ЦДНИ РМ, ф. 609, оп. 1, д. 358, л. 39.
11 См.: Героическое и трагическое лихолетье. Смоленск, 2000. С. 244.

12 ГА РМЭ, ф. 1, оп. 21, д. 28, л. 333—334.

Другие работы в данной теме:
Научтруд |