Научтруд
Войти

Черносотенно-монархические организации России в начале XX в

Автор: указан в статье

Владимир КИЧЕЕВ

ЧЕРНОСОТЕННО-МОНАРХИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ РОССИИ В НАЧАЛЕ ХХ в.

Современная российская историография огромное внимание уделяет истории политических партий Российской империи начала ХХ в., что обусловлено как научным интересом к истории партийного строительства, так и современным государственным строительством, в основе которого лежит Федеральный закон «О политических партиях».

КИЧЕЕВ Владимир Георгиевич — к.и.н, директор Института экономики права Хакасского государственного университета, докторант Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН

Вначале ХХ в. в России разразился острейший политический, социально-экономический и национальный кризис. Стремление царизма решить внутренние проблемы за счёт «маленькой победоносной войны» привело не только к поражению в русско-японской войне, но и к социальному катаклизму — революции 1905—1907 гг.

Одновременно с этим в империи начинает складываться партийно-политическая система как важнейший элемент гражданского общества. Она возникла в России на основе бурного развития в стране западного уклада, расширения демократии, появления элементов парламентаризма. В относительно короткий срок в России сформировался развитый партийный спектр, отражавший всё многообразие социально-политических интересов. Всего в России конца XIX — начала ХХ в. действовало около 300 общероссийских и национальных партий1. Исходя из типологии политических партий, можно выделить самые массовые, среди которых «Союз русского народа»; «Союз 17 октября» (октябристы); конституционнодемократическая партия (кадеты); партия социалистов революционеров (эсеры); РСДРП. В основе их дифференциации лежали разнообразие социальных интересов, а также исторические сдвиги и разломы начала ХХ в., нередко вносившие коррективы и уточнения в позиции противоборствующих сторон. При этом вплоть до 1917 г. ни одна партия не прошла испытание политической властью и не имела опыта конструктивной государственной деятельности. По существу, в стране не было правительственной партии. С декабря 1905 г. в империи действовала инструкция, запрещавшая государственным чиновникам вступать в какие-либо партии. Практически все партии, даже самые консервативные, занимались критикой действовавшего правительства. При этом преобладали политические структуры, выступавшие против западных ценностей, среди которых наиболее непримиримыми были монархисты.

Следует отметить, что на фоне слабого внимания к непролетарским партиям в России начала ХХ в. черносотенцам явно «не повезло», так как отечественная историография традиционно не балует их своим вниманием. Что касается советской историографии, то она и вовсе считала «черную сотню» порождением царской охранки, партией, не имевшей ни социальной базы, ни мотивов для своей деятельности. По справедливому мнению Ю.И. Кирьянова, такие важнейшие аспекты партийного строительства, как программные положения монархистов, их численность, социальный состав, тактические установки, работа с массами и в Государственной думе изучались «в пределах и под углом идеологизированных стереотипов: основное внимание обращалось на “погромные действия”,

1 Петрушин Ю.А. Политические партии России: страницы истории : Учебное пособие. — Иркутск, 2006, стр. 5.
1 2’2008

ВЛАСТЬ

89

“антисемитизм”, “уголовщину”, “мракобесие”»1.

Научная классификация политических партий является важной методологической проблемой2, решение которой позволяет определить, интересы какого класса (слоя) выражает и защищает та или иная партия, а также, по определению В.И. Ленина, «кто ею руководит и каково содержание её действий и её политической тактики»3.

Давая характеристику правому крылу, следует иметь в виду особенности политического развития, связанные со спецификой политического строя, политической структурой российского общества, многонациональностью населения. Эти особенности привели к тому, что правомонархические партии организационно оформились значительно позднее левых. Это было обусловлено и тем, что политика царизма столетиями обеспечивала дворянству особое, совершенно привилегированное положение в обществе, делая тем самым до поры до времени создание таких организаций излишним.

Партии и организации консервативноохранительного направления выросли из помещичьих объединений, возникших на рубеже Х1Х—ХХ вв. Деятельность разрозненных кружков носила первоначально сословно-дворянскую окраску и объединяла идейных сторонников самодержавия. Политические партии, имевшие выраженную социально-классовую дифференциацию, воспринимались ими как чуждое для России явление, ориентирующееся на парламентский строй западных стран. До конца XIX в. их участники не ощущали практической необходимости в создании политической организации, защищающей самодержавную власть как идеал общественного устройства.

К помещичье-монархическим относились все партии, которые отстаивали помещичье землевладение и самодержавие независимо от их состава и деклараций. Крайний правый фланг политической жизни России занимали такие организации, как «Союз русско-

1 Кирьянов Ю.И. Обзор литературы о правых партиях и организациях в России в 1905—1917 гг. // Правые партии. Документы и материалы. Т. 2. 1911-1917 гг. - М., 1998, стр. 724.
2 Курас Л.В., Кичеев В.Г. Методология классификации политических партий в России в начале ХХ в. // Вестник Бурятского университета. Серия 4. История. Выпуск 12. — Улан-Удэ, 2006.
3 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 41. Стр. 261.

го народа», «Русское собрание», «Союз русских людей», Русская монархическая партия, Русская партия народного центра, Всероссийский союз земельных собственников и еще около 20 мелких группировок. Именуя себя монархическими и патриотическими, они часто предпочитали не называть себя партиями, подчеркивая тем самым свой якобы внеклассовый, подлинно народный характер в противовес левым и буржуазным партиям, преследовавшим «узкопартийные» и узкоклассовые интересы.

Черносотенные союзы и организации вышли из подполья после принятия манифеста 17 октября 1905 г. Идейные истоки монархистов лежали в русле теории официальной народности: «православие, самодержавие, народность». Духовные наставники черносотенцев — славянофилы А.С. Хомяков, братья Аксаковы, братья Киреевские, Ю.Ф. Самарин. В основе идеологии черносотенцев лежала критика капитализма, Запада, идеологизация допетровской эпохи. Центральный тезис черносотенцев — «Россия для русских».

Первой советской работой по истории монархических партий стала вступительная статья В.П. Викторова к сборнику документов «Союз русского народа», написанная в конце 20-х ге4 Автор дает характеристику тем организационным объединениям из числа дворян, которые предшествовали появлению «Союза». В свою очередь, «Союз», ставший олицетворением монархизма, пытался принять демократическую окраску, вербуя в свои ряды представителей «низов» для защиты самодержавия. Автор указывает на тесную связь «Союза» с правительством, которое субсидировало руководителей монархической организации в центре и на периферии в их борьбе с революцией. Несмотря на некоторые слабости и погрешности автора в оценке социальной программы и социальной сущности партии, статья В.П. Викторова — это, несомненно, первая серьёзная попытка исследования проблемы.

Одновременно со статьей В.П. Викторова в харьковском издательстве «Пролетарий» вышла серия брошюр «Какие партии были в России», где имеется работа В. Залежского «Монархисты»5. В исследо-

4 «Союз русского народа». По материалам Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства в 1917 г. / Сост. А. Черновский. Ред. и вступ. статья В.П. Викторова. — М.; Л., 1929.
5 Залежский В. Монархисты. — Харьков, 1930.

вании в самом общем виде отражается история большинства помещичье-монархичес-ких организаций, их программные установки, методы действия, классовая сущность. Автор подчёркивает, что дворянство при поддержке духовенства создавало вначале чисто сословные монархические организации («Русское собрание», «Монархическая партия», «Общество хоругвеносцев», «Союз Михаила Архангела», «Братство кречетов», «Братство борьбы с крамолой» и др.), которые играли определенную роль в период социально-экономической стабильности. Однако с началом революции эти организации не могли оказать серьезного воздействия на массы, и тогда начинают формироваться «всесословные» монархические партии, такие как «Союз русских людей», «Союз русского народа». Оба автора отмечают тесную связь «Союза» с правительственными кругами и полицией. К сожалению, они обошли стороной такой важный вопрос, как формирование социальной базы монархистов в деревне.

В конце 20-х гг. ХХ в. появилась возможность воссоздания истории черносотенных организаций, исследователям стал доступен корпус ведомственных документов, затрагивающих различные аспекты деятельности правых партий. В этом плане особый интерес представляют материалы Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства, опубликованные в конце 20-х гг.1 Обзоры В.П. Викторова и В. Залежского были существенно дополнены работами Б. Брусянина, в которых исследовалась черносотенная агитация в рабочей среде2; А.Е. Евгеньева3 (А. А. Кауфман), И. Когана4, А. Киржница5 о погромном движении; Б.Н. Кандидова6 и

1 Союз русского народа: По материалам

Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства 1917 г. — М.; Л., 1929.

2 Брусянин Б. Черная сотня на фабриках и заводах Петербурга в годы реакции: материалы по истории рабочего движения // Красная летопись, 1929, № 1 (28), стр. 154-181; № 2 (№ 29), стр. 151-172.
3 Евгеньев А.Е. Царские погромщики. — Пг., 1919.
4 Коган И. Погромы в дни свободы (октябрь 1905). — М., 1925.
5 Киржниц А. Рабоче-крестьянские массы в борьбе с погромами в 1905 г. — М., 1930.
6 Кандидов Б.П. Крестом и нагайкой: Почаевская

лавра и черносотенное движение. — М., 1928; он же.

Церковь и 1905 г: Очерки и материалы. — М., 1930;

Костомаров Г. Черная сотня под флагом религии в

1905 г. — М., 1931.

Г. Костомарова7 о взаимодействии церкви с крайне правыми силами. В жанре политического портрета были представлены некоторые лидеры правого лаге-ря8. Следует особенно отметить, что исследовательская работа этого периода была неразрывно связана с публикацией источников по истории чёрной сотни. Тем самым советская историческая наука 20-х гг., делая первые шаги в изучении поставленной проблемы, создала серьёзную базу для последующего историографического анализа деятельности помещичье-буржу-азных партий в начале ХХ в.9

Конечно, литература этого периода носила отпечаток своего времени, что выражалось, прежде всего, в отсутствии альтернативного направления в изучении проблемы. Исторические явления рассматривались под углом зрения недавней политической борьбы. Статьи и брошюры носили, прежде всего, идеологический характер и ставили целью разоблачение политического противника.

Изучение истории непролетарских партий было затруднено, а история черносотенного движения и вовсе выпала из круга научной проблематики. Исключение составила монография Е.Д. Черменского10. Если в конце 20-х гг. был издан документальный сборник о «Союзе русского народа»11, а в 1932 г. опубликованы материалы частных совещаний членов Государственной думы, посвященные деятельности помещиков и буржуазии, то документальный сборник о чёрной сотне в целом, подготовленный в 1934 г., был рассыпан и не увидел свет12. В последующем источники по истории крайне правых в России стали недоступны не только для широкого читателя, но и для профессиональных историков.

7 Костомаров Г. Черная сотня под флагом религии в 1905 г. — М., 1931.
8 Любош С.Б. Русский фашист Владимир Пуришкевич. — Л., 1925; Заславский Д.О. Рыцарь монархии Шульгин. — Л., 1927.
9 Чемерисский И.А. Историография правомонархических организаций (1905-1920 гг.) // Непролетарские партии России в годы буржуазнодемократических революций и в период назревания социалистической революции. — М., 1982.
10 Черменский Е.Д. Буржуазия и царизм в первой русской революции. — М., 1939.
11 Революция и национальный вопрос: Документы и материалы по истории национального вопроса в России и СССР в ХХ в. В 3-х томах. — М., 1930.
12 Буржуазия и помещики в 1917 году: частные совещания членов Государственной думы. — М.; Л., 1934.
Другие работы в данной теме:
Научтруд |