Научтруд
Войти

Данцигский международный третейский суд и вопрос о восточнопрусском транзите

Научный труд разместил:
Kenara
30 мая 2020
Автор: указан в статье

Ведомство учреждений императрицы Марии в Санкт-Петербурге

Опыт привлечения организованной благотворительности к решению социальных задач актуален для современной России. Благотворительность не может и не должна заменять государственную социальную политику, но способна существенно ее дополнять. Примером служит деятельность учреждений Ведомства императрицы Марии в Санкт-Петербурге и его окрестностях. Исторические традиции отечественного благотворения, основой которых были милосердие, доброта, сознание религиозного и гражданского долга, опыт взаимодействия власти и общества в решении социальных задач, привлечения общественности к управлению социальными учреждениями и использования соответствующих эпохе стимулов благотворительной деятельности — все это может быть востребовано при решении социальных задач в новых исторических условиях.

Список источников и литературы

1. Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830. Собр. I.
2. Селезнев И.Я. Хроника Ведомства учреждений императрицы Марии, состоящих под непосредственным их императорских величеств покровительством. СПб., 1878.
3. Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830. Собр. II.
4. Учебные заведения Ведомства учреждений императрицы Марии. Краткий очерк. СПб., 1906.
5. Отчет по Ведомству детских приютов, состоящих под непосредственным высочайшим их императорских величеств покровительством за 1904 год. СПб., 1906.
6. Сборник сведений о благотворительности в России с краткими очерками благотворительных учреждений в Санкт-Петербурге и Москве. СПб., 1899.

Об авторе

А. А. Хитров — канд. ист. наук, доц., КГТу.

51

УДК 940.5 (438)

И.А. Тимирев

ДАНЦИГСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТРЕТЕЙСКИЙ СУД И ВОПРОС О ВОСТОЧНОПРУССКОМ ТРАНЗИТЕ1

На основе документов Политического архива МИД Германии анализируется значение Данцигского третейского суда в защите интересов восточнопрусского транзита. Делается вывод, что несмотря на свою эффективность суд был мало востребован, так как реальное значение препятствий на пути сообщения между Восточной Пруссией и рейхом было невелико.

1 Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научноисследовательского проекта РГНФ № 05 — 03 — 03261а.

Вестник РГУ им. И. Канта. 2006. Вып. 12. Гуманитарные науки. С. 51— 55.

52

И.А. Тимирев

Basing on documents of political archives of German Ministry of Foreign Affairs the author is analyzing the meaning of Danzig arbitral court in protection of East-Prussian transit interests. The author is arriving at a conclusion that the court was effective but not successful, because there was no real impediment in communication between East Prussia and Reich.

Версальский мир отделил Восточную Пруссию от остального рейха так называемым «польским» или «данцигским коридором». В условиях пространственной изоляции региона важное значение для его существования имело транспортное сообщение между ним и метрополией. Несмотря на то, что Данцигский третейский суд являлся единственным международным органом, регулировавшим вопросы восточнопрусского транзита по территории «польского коридора», специальных работ по его истории до сих пор не публиковалось. В посвященной проблеме «коридора» монографии польского историка Г. Лукомского третейский суд вообще не упоминается [4], в диссертации М.В. Виноградова указано лишь одно из дел, рассмотренных судом [6, с. 41].

Целью настоящей статьи является выяснение роли Данцигского третейского суда в вопросе о транзитном сообщении между Восточной Пруссией и основной территорией Германии через «польский коридор». Актуальность теме придает сходство между отделенной от рейха в 1919 — 1939 гг. Восточной Пруссией и эксклавной Калининградской областью. Источниковую базу исследования составил фонд третейского суда в Политическом архиве министерства иностранных дел Германии, содержащий около 1000 листов документов.

Создавая «коридор», Версальский договор одновременно гарантировал Германии свободу сообщения между Восточной Пруссией и рейхом через бывшие немецкие земли (статья 89) [3]. Соответствующий договор между Германией, Польшей и вольным городом Данцигом «О беспрепятственном транзите между Восточной Пруссией и остальной Германией» [2] был заключен в Париже 21 апреля 1921 г. и вступил в силу 1 апреля 1922 г.

В соответствии со статьей 9 соглашения в Данциге создавался трехсторонний третейский суд в качестве института разрешения разногласий сторон. Правовой основой деятельности суда являлась 304-я статья Версальского трактата. С целью оперативного разрешения возникающих в связи с реализацией мирного договора вопросов она предусматривала создание смешанных третейских судов между Германией и каждой из сторон, подписавших мир. Председательствовать в этих судах должны были граждане стран, остававшихся нейтральными во время Первой мировой войны. Согласно этому принципу председателем «немецко-польско-данцигского третейского суда по транзитному сообщению в Данциге» стал Х. Кох, генеральный консул нейтральной Дании в Данциге2.

2 Польский вариант официального названия суда — Niemiecko-Polsko-Gdanski Seid Rozjemczy do spraw ruchu tranzytowego w Gdansku, немецкий — Deutsch-

Данцигский международный третейский суд

Первое организационное совещание международного третейского суда состоялось в Данциге 4 января 1923 г. [1, 81543, В1. 0413]. В его состав входили, кроме председателя, по одному судье от Германии, Польши и Данцига, их заместители и уполномоченные сторон. В соответствии с типичным для третейских судов регламентом, принятым 28 февраля 1923 г. [1, 81543, В1. 051], даже в отсутствии всяких спорных случаев суд должен был собираться на заседание не менее одного раза в год. Такая форма активности суда и стала для него основной.

За все годы существования немецко-польско-данцигского суда (более чем 16 лет) ему было подано лишь 5 жалоб, и все они касались железнодорожных перевозок. Поляки и данцигцы практически не пользовались правом транзита через территорию Восточной Пруссии из Польши в Данциг. Суд прежде всего защищал интересы Германии, и поэтому в четырех случаях из пяти Германия была истцом, а Польша ответчиком [1, 104258, ЛЬ. 878].

Жалобы немецкой стороны в прессе и литературе на препятствия, чинимые поляками в пассажирском и грузовом транзите через «коридор», прямые обвинения в невыполнении Парижского соглашения о транзите имели место как минимум с осени 1922 г. Однако подготовка первых немецких исков фиксируется лишь в декабре 1924 г. [1, 81544, В1. 082]. Немецкий уполномоченный третейского суда генеральный консул Германии в Данциге Дирксен указывает в письме от 5 января 1925 г., что «по политическим соображениям» необходим срочный созыв суда немецкой стороной, и поэтому заинтересованные ведомства должны составить «списки дел для проверки МИД» [1, 81544, В1. 098].

В итоге первый иск был подготовлен уже 28 января 1925 г. [1, 81544, В1. 094]. В нем Германия утверждала, что польское правительство неправомочно влиять на соотношение числа вагонов основного состава военного поезда и дополнительной части поезда с военным имуществом и персоналом. После разбирательства Польша признала немецкую позицию справедливой, и в начале июня по просьбе Коха [1, 81544, В1. 112] иск был отозван [1, 81544, В1. 121].

Второе заявление было оформлено МИД Германии 11 марта 1925 г. и 26 марта передано председателю третейского суда [1, 81544, В1.110]. Его инициировало имперское министерство транспорта по вопросу использования восточнопрусского транзита для переброски грузов с территории Германии в Литву и Советский Союз [1, 81544, В1. 104]. Проблема состояла в том, что Познаньская дирекция польских железных дорог начала требовать, чтобы грузы из третьих стран, следовавшие транзитом через «польский коридор» в Восточную Пруссию, были сначала растаможены в Германии [1, 81544, В1. 107]. Решение суда 20 августа 1925 г. подтвердило свободу транзитного сообщения для Германии независимо от происхождения товаров и гражданства отправителя или

Polnisch-Danziger Schiedsgericht fuer den Durchgangsverkehr in Danzig [1, 81543, Bl. 1Q9].

3 В ссылках на документы архива МИД Германии указаны номер дела (81543) и номер листа (Bl.) либо копии документа (Ab.).
54

И.А. Тимирев

получателя, официально указав, что соглашение 1921 г. ограничивает свободу действий Польши в отношении транзитного сообщения [1, 81544, В1. 130], иное его толкование будет угрожать сохранению экономического единства Германии [1, 81544, В1. 131].

Правительство Германии искало повода для выяснения отношений с Польшей, и обстоятельства этому способствовали. В ночь с 30 апреля на 1 мая 1925 г. сошел с рельсов немецкий пассажирский поезд, следовавший через «коридор» из Кёнигсберга в Берлин, 28 человек погибли [6, с. 41]. Германия в иске от 5 мая обвинила польскую сторону в нарушении соглашения 1921 г., так как якобы ненадлежащее содержание всего участка транзитного пути между Фирхау и Мариенбургом создало серьезную опасность для железнодорожного транзита. Осмотр места происшествия с участием экспертов обеих сторон привел к однозначному заключению о том, что состояние пути не могло быть причиной аварии [1, 81544, В1. 118], но процесс рассмотрения дела все равно затянулся. Так, один из опросов свидетелей по делу имел место в ноябре 1925 г., через полгода после катастрофы [1, 81544, В1. 137]. К окончательному выводу о чьей-либо виновности суд так и не пришел, но Польша выплатила пострадавшим компенсацию, и в итоге дело было прекращено [6, с. 41].

Несколько новых заявлений поступило в суд в 1926—1929 гг. [1, 81544, В1. 184, 265, 274]; последние два иска, предметом которых были тарифные вопросы, имели место в октябре 1930 г. (со стороны Германии) и в марте 1931 г. (с польской стороны) и были разрешены в результате заключения в Варшаве 20 февраля 1932 г. дополнительного соглашения между немецкими и польскими железными дорогами [1, 81544, В1. 252].

Почему же Германия, в первой половине 1925 г. трижды подававшая иски в третейский суд, впоследствии внезапно охладела к этому институту защиты своих интересов? Видимо, в 1925 г. третейский суд был использован МИД Германии как инструмент демонстративной активизации анти-польского направления внешней политики, наряду с развязыванием «таможенной войны», которую российский исследователь Ю. Ватлин назвал немецким «экономическим бойкотом Польши» [5, с. 66]. Таким образом готовилась почва для прорыва международной блокады Германии на Локарнской конференции в октябре того же года. Когда результат был достигнут, необходимость в демонстративных действиях отпала, тем более что к власти в Польше пришел маршал Пилсудский.

Данцигский суд имел все предпосылки стать эффективным инструментом мирного согласования интересов, однако практически не был востребован в этом качестве в связи с отсутствием серьезных конфликтов в вопросе о восточнопрусском транзите. В Германии межвоен-ного периода тема польских барьеров на пути восточнопрусского транзита муссировалась во многом искусственно, что, вероятно, было своеобразным отвлекающим маневром для смещения акцентов с реваншистских территориальных претензий.

Список источников и литературы

1. Politisches ЛгсЬі¥ des Auswaertiges Ашієб. ВеБіаг^ И.

Данцигский международный третейский суд

2. Staatsvertrag zwischen Deutschland, Polen und der Freien Stadt Danzig ueber den freien Durchgangsverkehr zwischen Ostpreussen und dem uebrigen Deutschland. Paris, 21.4.1921 / Reichsgesetzblatt, 1921, S. 1069 ff.
3. Версальский мирный договор. М., 1925.
4. Lukomski G. Problem "korytarza" w stosunkach polsko-niemieckich i na arene miedzynarodowej. Warszawa, 2000.
5. Ватлин А.Ю. Германия в ХХ веке. М., 2002.
6. Виноградов М.В. Восточнопрусский анклав в межвоенный период (1918 — 1939 гг.): Дис. ...канд. ист. наук. СПб., 2003.

Об авторе

И. А. Тимирев — асп., РГУ им. И. Канта, itimirev@mail.ru.

55

УДК 947 (470.26)

Г.В. Кретинин

ВОЕННЫЕ КОМЕНДАТУРЫ КЁНИГСБЕРГСКОГО ОСОБОГО ВОЕННОГО ОКРУГА В 1945-1946 ГОДАХ

Рассматривается деятельность военных комендатур особого военного округа в послевоенный период. Статья подготовлена с использованием впервые вводимых в научный оборот документов Центрального архива Министерства обороны (г. Подольск Московской области).

Activity of military commandant&s offices in the special military district during the post-war period is examined. The article is prepared on the basis of new documents of the Central archive of the Ministry of Defence (Podolsk, Moscow area).

В ходе войны для управления территориями и населенными пунктами в тылу своих войск военные власти создавали специальные органы — военные комендатуры. После окончания боевых действий там, где воинские части и соединения располагались на постоянную или временную дислокацию, военные комендатуры, как правило, сохраняли свои функции. В частности, военная комендатура Калининградского гарнизона (до 4 июля 1946 г. именовалась военной комендатурой города и крепости Кёнигсберг) существует с 7 апреля 1945 г. по настоящее время [5, с. 440].

В региональной историографии последней уделяется основное внимание и складывается неверное впечатление, что кроме этой комендатуры, состоявшей из восьми районных комендатур, на территории бывшей Восточной Пруссии других органов военного управления практически не было [7, с. 58 — 124; 1, с. 6 — 9]. Между тем военные комендатуры на занятой советскими войсками территории располагались

Вестник РГУ им. И. Канта. 2006. Вып. 12. Гуманитарные науки. С. 55 — 62.

Научтруд |