Научтруд
Войти

В тени великих: образы и судьбы / отв. ред. Л.П. Репина. СПб., 2010. 400 с.

Автор: указан в статье

ЗАМЕТКИ О КНИГАХ

В тени великих: образы и судьбы / отв. ред. Л.П. Репина. СПб., 2010. 400 с.

Петербургское издательство «Алетейя», завоевавшее признание в научном мире такими сериями книг, как «Античная библиотека», «Византийская библиотека», «Библиотека средних веков», «Библиотека Ре-нессансной культуры», «Pax Britannica», «Гендерные исследования», выходом в свет весной 2010 г. сборника «В тени великих: образы и судьбы» открыло новую научную серию «Человек второго плана в истории». Книга представляет собой по сути дела «избранное», из ранее опубликованных в Ростове-на-Дону под эгидой Ростовского регионального отделения Российского общества интеллектуальной истории научных сборников «Человек второго плана в истории» (Вып. 1 - 6. Ростов н/Д, 2004 - 2009 гг.).

Многие читатели журнала, вероятно, знают, что подобный исследовательский проект был инициирован историками Ростовского (ныне - Южного федерального) университета в 2002 г. Его идея принадлежит широко известному в профессиональном кругу специалисту по отечественной истории Н.А. Минин-кову. В разработке концепта первоначально участвовали преимущественно ростовские ученые (В.С. Савчук, А.В. Кореневский, А.Е. Иванеско, Н.А. Трапш, В.Ю. Апрыщенко, А.А. Харченко и др.), но вскоре проект привлек внимание многих исследователей из самых различных городов России (Москвы и Ставрополя, Казани и Воронежа, Саратова и Сыктывкара, Нижневартовска и Самары, и др.). Постепенно трансформировалось и понимание самого концепта. Первоначально «человек второго плана» рассматривался прежде всего как фигура, занимающая место между «безмолвствующим большинством» и «выдающимися личностями». И в этом смысле биография подобного персонажа оказывалась, с одной стороны, более типичной для данной эпохи, чем жизненный путь «творцов истории», а с другой - ее можно было воссоздать по сохранившимся источникам, в отличие от канувших в Лету судеб абсолютного большинства людей.

Как отмечают авторы, «по мере реализации проекта у избранного нами концепта все более отчетливо обнаруживалось еще одно немаловажное свойство: чем пристальней всматривались мы в образ "человека второго плана", тем очевиднее становилась его внутренняя неоднородность» (с. 24). Она привела к необходимости рубрикации и вышедших в Ростове-на-Дону научных сборников, и была закреплена (с некоторыми изменениями) в книге «В тени великих». Кроме того, участники проекта все большее внимание стали уделять тем аспектам «персональной истории», которые связаны с проблемой исторической памяти. Ведь опыт показывает, что многие исторические деятели, казавшиеся современникам людьми «первого ранга», ныне покоятся в «анналах истории» далеко на

втором плане, и, напротив, некоторые персонажи, явно недооцененные при жизни, сейчас, по прошествии десятилетий, а то и веков, представляются исторически значимыми личностями.

Книга открывается статьей ее ответственного редактора Л.П. Репиной «От исторической биографии к биографической истории», в которой кратко прослежена эволюция биографического жанра, начиная от Плутарха, и тем самым работы участников исследовательского проекта «Человек второго плана в истории» рассмотрены, можно сказать без преувеличения, в русле мирового историографического процесса. Затем следует рубрика «Теоретические аспекты персональной истории», в которой помещены три статьи ростовских ученых. В статье Н.А. Мининкова, А.В. Ко-реневского и А.Е. Иванеско «Человек "второго плана" в контексте современной историографии: пять лет спустя» зачинатели проекта подводят предварительные итоги его реализации и делают вывод, что «эвристический потенциал концепта отнюдь не исчерпан, и продолжение проекта в рамках книжной серии издательства "Алетейя" будет способствовать открытию и осмыслению все новых и новых граней данного феномена» (с. 28). Интересный анализ характера и меняющейся на протяжении XVII - начала XX в. структуры «персональной историографической иерархии» (на примере развития дореволюционной исторической науки) предложен Н.А. Трапшем. Место «человека второго плана» в модернистских концепциях нации исследует В.Ю. Апрыщенко. Он обращает внимание на актуальность этой проблематики в контексте дискуссий между так называемыми перенниа-листами, считающими, что «нация есть извечный и повторяющийся феномен» (с. 41), и конструктивистами, полагающими, что нация сознательно «строится» ее членами.

Весьма типична для рассматриваемого исследовательского проекта рубрика «Почему не первый?». В ней помещены работы специалистов по древней и средневековой эпохе, посвященные воссозданию биографий заметных исторических персонажей, не ставших, однако, «творцами истории», и выяснению причин, почему это произошло. Статьи А.Н. Маркина (Ижевск) о «несостоявшемся императоре» Агриппе, А.П. Скогорева (Москва) о «забытом» апостоле Варфоломее и Л.В. Мининковой (Ростов-на-Дону) о старшем сыне Юрия Долгорукого отличаются тонким источниковедческим анализом и нетривиальными, но вполне обоснованными выводами.

Когда употребляют выражение «человек второго плана», то часто возникает образ-метафора «серый кардинал», хотя это, в понимании участников проекта, всего лишь одна из ипостасей данного концепта. Но все же без такой рубрики - «"Серые кардиналы",

реальные и мнимые» - не могли обойтись создатели книги. В ней помещены статья С.Н. Гаврилова (Обнинск) о «первом министре» английского короля Генриха VIII - Томасе Кромвеле и, я бы сказал, «полудетективное» исследование А.В. Бражкиной (Москва) «Почти скандальная смерть "почти великого человека"», посвященное М.Н. Каткову (одни называли его «столпом русского консерватизма», другие - «сторожевым псом самодержавия»).

Несколько биографических работ публикуются в рубрике «Политика: между рампой и кулисами». Как явствует из заголовка, речь идет об «особой категории исторических персонажей, которые никогда не находились на политической авансцене, но в то же время, являясь по роду своей деятельности и личностным качествам публичными фигурами, не были и в "заку-лисье"» (с. 26). В центре внимания Д.А. Кольчугина (Москва) образ английского дипломата конца XVI -начала XVII в. сэра Джерома Бауса, А.П. Петуховой (Москва) - трактовка «финляндского вопроса» русским генералом и историком Михаилом Бородкиным, расстрелянным в 1919 г. в качестве заложника большевиками. А.М. Ермаков (Ярославль) анализирует в своей работе деятельность не входившего в нацистскую верхушку, но послушно выполнявшего ее волю «имперского трудового фюрера» К. Гирля.

Особый интерес представляют работы в рубрике «Биографическая реконструкция». В них предпринимаются (на наш взгляд, весьма успешные) попытки воссоздать жизненный путь тех исторических персонажей, которых не пощадило безжалостное время, оставившее крайне мало свидетельств об их деятельности. Авторы статей, вынужденные порой использовать «косвенные улики», а иногда гипотетически соединять «осколки биографии», делают это с таким мастерством, что читатель искренне верит их реконструкции. Здесь и статьи трех ростовских историков (А.А. Харченко - об Асандре и Хрисалиске, персонажах боспорской истории I в. до н.э.; А.В. Кореневско-го - о некоем Филиппе, убедительно соотносимом с создателем теории «Москва - Третий Рим» - старцем Филофеем; Д.П. Исаева - «Князь В.В. Голицын глазами В.Н. Татищева», в которой реконструируется работа последнего над «Историей Российской»), и небольшой биографический этюд М.В. Винокуровой (Москва), посвященный воссозданию биографии английского викария Генри Тилсона, «человека, который мог бы остаться неизвестным».

Исследования, включенные в рубрику «Женские судьбы в "мужской" истории», находятся как бы на перекрестке двух современных научных направлений - «новой биографической» и «гендерной» истории. В статье М.И. Дегтяревой (Москва) «История одного обращения: Софья Свечина» анализируется удивительная судьба русской женщины первой половины XIX в., происходившей из старинной московской фамилии, но обратившейся в католицизм и ставшей приятельницей таких знаменитых французских деятелей той эпохи, как религиозный мыслитель Жозеф де Местр и историк Алексис де Токвиль. В.А. Сагалаев

(Ростов-на-Дону) прослеживает в своей работе не только биографию Гарриет Тейлор Милль (супруги знаменитого философа и политического деятеля викторианской Англии Джона Стюарта Милля), но и меняющееся в течение полутора веков отношение к этой биографии, делая заключение, сколь «труден удел одаренных женщин...». Л.М. Макарова (Сыктывкар) посвятила статью изучению «мифа Эвы Перон» и влияния этой женщины на политическую жизнь Аргентины середины ХХ в.

По замечанию членов редколлегии данного тома, «плодом долгих дискуссий между участниками проекта стало появление рубрики «Коллективный герой второго плана», включающей статьи о персонажах, «занимающих промежуточное положение между фигурами "второго плана" и безымянной "массой"» (с. 27). В книгу включены написанные на обширном источниковедческом и историографическом материале статьи И.А. Красновой (Ставрополь) «Формы самоидентификации флорентийских граждан конца XIV -начала XV вв. в условиях понижения политического статуса» и С.Г. Малкина (Самара) «"Тайные советники": корреспонденты Данкана Форбса из Каллодена и умиротворение Горной Шотландии в 1715 - 1745 гг.». Политической актуальностью и публицистической остротой отмечено исследование Ю.А. Гиренко «Кондотьеры публичной политики: политические технологии и технологи в истории современной России».

Вполне естественно, что участники проекта обратились и к изучению личностей самих историков. Тематический блок «Историописатели второго плана» объединил исследования, находящиеся на пересечении биографического и историографического жанров. В книгу включены три работы ростовских ученых: обстоятельная статья В.С. Савчука о немецком медиевисте Рудольфе Кёчке, одном из основателей «ре-гионоведческого» направления в науке первой половины ХХ в.; исследование Н.А. Мининкова «Джин-падишах, медведь на цепи, литературный символизм и протест второго плана», основанное на изучении архивных материалов, воспоминаний и литературного наследия погибшего в 1937 г. Н.Л. Янчевского; статья М.А. Васькова, посвященная жизни и творчеству С.В. Утехина, оказавшегося в годы Второй мировой войны на принудительных работах в Германии, оставшегося на Западе и ставшего там известным исследователем русской политической мысли.

Книгу «В тени великих.» завершает рубрика «Герои местного значения». Под ними подразумеваются «исторические фигуры, которые волею судеб выдвинулись на заметные роли в условиях, сложившихся на региональном уровне. Но в более широком контексте статус таких персон меняется: вне локального контекста они оказываются на втором плане» (с. 26). В центре внимания ростовских исследователей П.А. Авакова, В.Н. Королева и О.М. Морозовой находятся соответственно «труды и дни» одного из типичных деятелей русского Просвещения, военного инженера и историка А.И. Ригельмана; донского краеведа,

много сделавшего для становления Новочеркасского статистического комитета А.А. Попова; легендарного командира Стальной дивизии Красной армии в годы Гражданской войны Д.П. Жлобы, расстрелянного по ложному обвинению в 1938 г.

Даже краткий обзор работ, вошедших в сборник, свидетельствует о том, что в нем удачно сочетаются новаторские теоретико-методологические подходы, глубокий и тонкий источниковедческий анализ с умением авторов увлекательно «выстраивать» сюжеты своих повествований о людях «второго плана». Многие статьи читаются с неослабевающим интересом, а при их прочтении остается убежденность в том, что историю «делают» не только ее общепризнанные творцы, но и те, кто остался «в тени великих».

Этот научный сборник подводит своеобразный итог развитию проекта «Человек второго плана».

Опыт семи прошедших конференций и семи вышедших по их результатам сборников показывает перспективность исследования истории через биографические ракурсы и персонифицированные подходы. Концепт «человека второго плана», первоначально наполненный несколькими очевидными идеями, в ходе реализации проекта заиграл красками, позволил поднять новые проблемы в исторической науке, а также раскрыть неожиданные грани в исследовании человеческой судьбы на широком историческом фоне. Таким образом, лозунг «очеловечивания истории», прозвучавший в 1990-е гг. в период краха догматического марксизма и мировоззренческого кризиса отечественной исторической науки, получает реальное наполнение и развитие в этом проекте Ростовского регионального отделения Российского общества интеллектуальной истории.

_Е.В. Вдовченков

Другие работы в данной теме:
Научтруд |