Научтруд
Войти

ПРОБЛЕМА АННЕКСИИ ТЕХАСА И АНТИЭКСПАНСИОНИСТСКОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ М. ВАН БЮРЕНА В 1844 г.

Научный труд разместил:
Nikolay
30 мая 2020
Автор: указан в статье

УДК 327

ПРОБЛЕМА АННЕКСИИ ТЕХАСА И АНТИЭКСПАНСИОНИСТСКОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ М. ВАН БЮРЕНА В 1844 г.

В.В. Прилуцкий

Рассмотрены дискуссии в политическом сообществе США в начале 1840-х гг. по проблеме вхождения в состав Союза Техаса. Показано, что столкновение между экспансионистами и антиэкспансионистами было связано с наличием рабовладения в Техасе, поскольку вопрос о рабстве стал главной проблемой политической жизни Америки. Выступление М. Ван Бюрена против аннексии в 1844 г. завершилось неудачей, поскольку территориальную экспансию поддерживали широкие массы американцев. Ключевые слова: аннексия Техаса, территориальная экспансия США, вопрос о рабстве, М. Ван Бюрен, политическая борьба в 1844 г., антиэкспансионистское выступление.

Роль проблемы рабовладения в американской политике во второй четверти XIX в. постоянно возрастала. Территориальная экспансия США на Юге была чревата расширением зоны рабства, поэтому техасский вопрос вышел в 1840-е гг. на первый план и способствовал поляризации политических сил в стране.

Еще в 1821 г. мексиканское правительство разрешило американским гражданам селиться в пограничной пустынной провинции Техас. При этом покупать землю в северо-восточных областях Мексики могли только исповедующие католицизм, но это условие договора постоянно нарушалось. Первую группу из трехсот американских пионеров возглавил Стивен Ф. Остин, «отец Техаса». К массовой колонизации региона призывали Т. Джефферсон, Г. Клей, Дж. Р. Пойнсетт, Т.Х. Бентон и другие выдающиеся политики - демократы и виги. Численность мексиканцев и степных индейцев апачей и команчей в Техасе не превышала десяти тысяч человек. Освоение провинции осуществлялось преимущественно американцами-южанами, многие из которых брали с собой рабов. Приток переселенцев из США («техасская лихорадка») привел вскоре н тому, что количество американцев сначала трехкратно, а потом и десятикратно превысило малочисленное мексиканское и индейское население. Янки-колонисты чувствовали себя полными хозяевами, а не гостями в Техасе. Белые англосаксы пренебрежительно относились к местным жителям, проводя в отношении их дискриминационную и даже сегрегационную политику, и стремились к объединению с США.

Американские экспансионисты давно мечтали о присоединении Техаса, несмотря на заключенный с Испанией в 1819г. Трансконтинентальный договор, по которому эта территория признавалась частью Новой Испании (Мексики). В ранний («флибустьерский») период трижды (в 1813, 1819 и 1826-1827 гг.) добровольческие отряды американцев пытались вооруженным путем отторгнуть область и создать отдельную республику. При этом они пользовались поддержкой некоторых крупных мексиканских землевладельцев и части местных индейских племен. Однако центральному правительству в Мехико удавалось справляться с мятежами и военными рейдами. В 1827 г. США предлагали мексиканскому правительству продать Техас за миллион долларов. Выражалось также желание приобрести Верхнюю Калифорнию, но все просьбы были отвергнуты мексиканцами. В течение пяти лет (1830-1835 гг.) президент Э. Джексон, пользуясь слабостью Мексики, пытался дипломатическим путем захватить колонизируемый регион, но потерпел неудачу.

В ноябре 1835 г. американские колонисты подняли восстание («Техасская революция»). 1 марта 1836 г. техасцы провозгласили создание «независимого правительства» со своей армией и заявили о выходе из Мексиканской Конфедерации, где торжествует «деспотизм» [30]. Декларация независимости Техаса была составлена по примеру Декларации независимости США. Мексиканцы пробовали организовать резню американских поселенцев. Однако повстанцы нанесли тяжелые поражения превосходящим

верной широты. В ближайшее время предполагалось разметить остававшийся недемар-кированным небольшой сухопутный участок границы до Ред-Ривер - естественной водной преграды между Техасом и США [20].

В вопросе о присоединении Техаса столкнулись интересы Севера и Юга. В историографии существует две трактовки причин экспансии Юга. Традиционная трактовка утверждает, что особая агрессивность Юга была связана с потребностями рабовладельческого экстенсивного сельского хозяйства, которое разрушало почвы. В значительной мере это относилось к табаководческим штатам, характерной чертой которых в связи с использованием примитивной агротехники при возделывании табака и быстрым истощением почвы была особенно быстрая экспансия на Запад. Новые представления связаны с тем, что экспансию Юга на новые территории можно объяснить не столько экономическими причинами (на Юге к 1860 г. еще оставалось 2/3 необработанных земель), сколько политическими соображениями - укрепить и усилить свое политическое влияние в Союзе; при этом Юг и Север были равно агрессивны и склонны к экспансии [6]. Несомненно, что присоединение значительной по территории рабовладельческой республики существенно изменяло соотношение сил в пользу Юга и вызывало угрозу обострения межсекционных противоречий. Несмотря на то, что в 1836-1841 гг. межсекционный конфликт не достиг той остроты, которая обнаружится спустя десять лет, и стремление президента Ван Бюрена наладить отношения с Югом, его политический курс был направлен на достижение компромисса между интересами различных регионов.

В условиях партийно-политической борьбы, финансово-экономического кризиса и обострения социальных противоречий Ван Бюрен не решился пойти на односторонние уступки южанам и осуществить аннексию Техаса. Такая позиция правительства США была связана также и с тем, что могли возникнуть некоторые конституционные препятствия для вхождения Техаса. Необходимо учитывать и то, что американская «крошечная армия увязла в болотах Флориды, сражаясь с индейцами - семинолами» [25]. США вынужден были в то время вести одновременно две необъявленные войны: на севере - пограничный конфликт с Англией («Арустукская война» 1838-1839 гг.), а на юге - затяжную войну с индейцами-семинолами [18]. Не следует также сбрасывать со счетов боязни правительством США серьезных международных осложнений и, в первую очередь, противодействия европейских держав, признавших суверенитет Техаса и открывших на его территории дипломатические представительства, и особенно Англии, преследовавшей свои политические и экономические интересы в Мексике и Техасе. При этом межсекционный конфликт в техасском вопросе в 1836-1840 гг. не имел того значения, которое он приобрел в середине 40-х гг. XIX в.

Нежелание Ван Бюрена аннексировать Техас можно объяснить не рабовладельческим характером последнего и угрозой значительного расширения рабовладельческой территории, а скорее нежеланием воевать с Мексикой. В отличие от Джексона, который добился выгодного для себя разрешения спорных внешне- и внутриполитических вопросов и не вызвал раскола общества на непримиримые группировки, его преемнику Ван Бюрену достичь этого было уже сложнее. Он столкнулся с тем, что становилось все труднее проводить политику, которая удовлетворяла бы Север, Юг и Запад США. В период администрации Ван Бюрена на глубинном уровне подспудно вызревали, постепенно нарастали противоречия между регионами, которые вырвались на поверхность в 40-е гг. XIX в. и привели к межсекционному конфликту.

Президент Дж. Тайлер (1841-1845 гг.) считал стратегической задачей своей администрации присоединение Техаса, находившегося в сильной политической и экономической зависимости от США. Вопрос об аннексии «родственной республики» начал активно дебатироваться в конце 1843 г. Неслучайно, что для осуществления этой миссии государственными секретарями назначались южане: вначале виргинец Абель II.

Апшер [29], а после его гибели на заключительном этапе аннексии в 1844-1845 гг. лидер южных экстремистов Дж. Кэлхун [21].

12 апреля 1844 г. Кэлхун заключил договор об аннексии с представителями Техаса и уже через десять дней он был направлен на утверждение в сенат. Согласно договору независимая Техасская республика, в которой проживало около 165 ООО американцев, ликвидировалась и инкорпорировалась в состав США на правах отдельного штата [39]. Южане представляли ее присоединение как дело общенационального значения. Техас обладал большими запасами полезных ископаемых и водными артериями, естественным образом связанными с судоходными реками восточных штатов [38]. Следовало учитывать также геополитическое и стратегическое значение Техаса, без аннексии которого невозможно было дальнейшее продвижение на Запад, выход к Тихому океану и захват Орегона. Аннексионисты утверждали, что техасские природные условия неблагоприятны для развития рабовладения. Обосновывая права США на Техас, экспансионисты заявляли, что его территория якобы является частью Луизианы, приобретенной у Франции в 1803 г., но затем «уступленной» по договору 1819г. Испании и ее правопреемнице Мексике в обмен на Флориду. Во избежание пограничного конфликта с Мексикой необходимо было только четко установить западные и южные границы Техаса [7].

Техасцы пытались в 1841-1842 гг. военным путем захватить часть территории девяти соседних мексиканских штатов. В боевые действия иногда вовлекались и американские войска. В таких условиях невыгодная северным штатам война с Мексикой казалась неизбежной [43]. Север больше всего опасался нанесения ущерба внешней торговле вследствие действия мексиканских каперских судов. Кроме того, южные экспансионисты вынашивали планы создания на огромной территории Техаса не одного, а четырех-пяти рабовладельческих штатов. Это увеличило бы представительство южан в конгрессе и еще более усилило бы их доминирование в политической системе страны.

В связи с аннексией вновь начал активно обсуждаться вопрос о перспективах рабства в США. Север полагал, что присоединение Техаса продлит время существования рабства. Рабство неэффективно экономически: труд невольника менее производителен, чем труд свободного рабочего или фермера. Кроме того, в крушении южной системы принудительного труда, по мнению северных аналитиков, значительную роль сыграл бы демографический фактор. Если бы сохранялась в неизменности область распространения рабства, включая Делавэр, Флориду и округ Колумбия, но исключая Техас, занимавшая площадь 630 ООО квадратных миль, то рабовладение отмерло бы естественным образом в результате разорения плантаторов. К 1887 г. количество южан увеличилось бы до 25 миллионов, в том числе рабов - до 8.5 миллионов, а плотность населения на Юге достигла бы сорок человек на квадратную милю [35]. Несмотря на то, что в реальности темпы роста народонаселения были гораздо более медленными, данные подсчеты вполне отражают общую тенденцию развития южных штатов.

Официальная позиция партийного руководства демократов заключалась в том, что аболиционисты действовали неправильно, атакуя рабовладение на федеральном уровне, поскольку оно является «внутренним делом» штатов [37]. Но в случае рассмотрения на местном уровне надежды аболиционистов на отмену рабства оставались призрачными, так как легислатуры южных штатов находились под политическим контролем рабовладельцев. Отменить рабовладение мог только конгресс, в котором неуклонно увеличивалось представительство и влияние свободных штатов.

Развернувшаяся весной 1844 г. полемика по техасской проблематике заставила лидера демократов-ценгристов М. Ван Бюрена высказать публично свое отношение к аннексии. За месяц до конвента в Балтиморе 27 апреля 1844 г. в газете «Вашингтон Глоуб» появилось письмо Ван Бюрена к У. Хэммету, впоследствии перепечатанное в других изданиях и вызвавшее широкий общественный резонанс. Руководитель демократов утверждал, что не видит никаких конституционных препятствий для вхождения Техаса в состав США.

Согласно конституции «новые штаты могут быть приняты конгрессом в Союз» и «эти слова нельзя подвергнуть сомнению» [17, р.822]. Конституционный конвент 1787 г. установил, что территория США не может ограничиваться рамками тринадцати первоначальных штатов и подобным положением руководствовался Т. Джефферсон, приобретая Луизиану. Но Ван Бюрен усомнился в «целесообразности немедленного присоединения Техаса». Он, будучи «политически корректным», всячески стремился обходить проблему расширения рабства, ограничившись нападками на администрацию Тайлера за поспешность, секретность и непродуманность сделки и опасениями по поводу возможной войны с Мексикой. Лидер демократов предпочитал не затрагивать вопрос и о внутриполитических последствиях аннексии, которая может вызвать раскол в ведущих американских партиях, нарушить сложившееся равновесие сил между северными и южными штатами. При этом Ван Бюрен апеллировал главным образом к моральной стороне проблемы.

Рассматривая Техас как независимое государство, Ван Бюрен в то же время указывал на его специфический политико-правовой статус, который может привести к значительным трудностям для США. Мексика не признала его независимость. «В каких отношениях находятся эти два государства (Мексика и Техас) в данный момент? В состоянии войны они между собой или нет? Мы не можем уклониться от этого вопроса...». В июне 1843 г. техасский президент издал прокламацию о приостановке военных действий. Ван Бюрен свидетельствовал о том, что перемирие носит кратковременный характер, «лишь на время ведения переговоров» и впоследствии война Техаса с Мексикой может быть возобновлена. В этих условиях Мексика будет вынуждена «считать акт аннексии актом войны со стороны Соединенных Штатов и, не взирая на последствия, возобновит свои попытки вернуть Техас...». Даже признание Мексикой независимости Техаса вовсе не оправдывает с точки зрения политической морали его аннексию. Несправедливая война «.. .нанесет нам как нации значительный ущерб, который перевесит выгоду от приобретения новой территории. ..», поскольку подорвет престиж Америки как самой демократической страны в мире. Ван Бюрен опасался и международных осложнений, но в то же время скептически относился к циркулировавшим в США слухам о возможности европейской колонизации Техаса, превращения его в «британскую колонию или зависимую территорию». В то же время в случае расширения британского или иного иностранного влияния в «частях континента, граничащих с Мексиканским заливом», техасцы имеют законное право на самозащиту и помощь со стороны американцев, поскольку это соответствует интересам обеспечения безопасности США [17, р.823-826].

В конце письма Ван Бюрен, стремясь найти поддержку у южных демократов, фактически заявил, что присоединение Республики Техас к США возможно со временем, когда будут созданы для этого условия. Если его переизберут президентом, то он готов оказать содействие этому процессу, осуществляемому строго в конституционных рамках. При этом вопрос об аннексии должен быть вынесен на обсуждение всей страны и одобрен сенатом, палатой представителей и большинством штатов [17, р.827-828]. Следует отметить достаточно умеренный тон письма Ван Бюрена: ведь он выступал против аннексии в ближайшей перспективе, но в принципе не отрицал возможность ее осуществления в будущем.

Выступив против присоединения Техаса, Ван Бюрен выразил умонастроения северных демократов, но недооценил степени влияния аннексионистов в партии. Популярность идей экспансионизма среди демократов объясняется аграрным характером демократической партии, в которую входила значительная часть мелких и средних плантаторов и свободных фермеров Запада и Юга, заинтересованных в новых землях. От имени этих групп выступил генерал Джексон, «патриарх» демократической партии. В своих опубликованных в периодической печати письмах 1843-1844 гг. он высказался за безусловное немедленное присоединение Техаса, населенного американцами. В противном случае территорию Техасской республики захватит Великобритания, уничтожит в нем рабство, что может иметь в геополитическом плане катастрофические последствия для США и привести к

краху южной рабовладельческой системы. В случае войны подстрекаемые англичанами индейцы и восставшие черные рабы могли захватить Юг и Запад США. Подобных кошмарных слухов, предположений и домыслов были тогда полны американские газеты и журналы. В них утверждалось, что долина Миссисипи и Новый Орлеан «беззащитны перед внезапным вторжением иностранных войск». Присоединение же огромной техасской территории естественным образом обезопасило бы западные и южные штаты [38]. В действительности английское правительство, несмотря на сохранение напряженных отношений с США и имевшие место поставки оружия индейцам, не собиралось воевать из-за Те-хаса.

«Старый герой» считал крупной политической ошибкой возражения Ван Бюрена против немедленной аннексии, считая, что такая позиция не обеспечит его избрание демократами кандидатом в президенты. Вместе с тем Джексон попытался поддержать своего старого товарища, опубликовав письмо в южной прессе. В нем он стремился оправдать Ван Бюрена, якобы исходившего в оценке техасского вопроса из обстановки, сложившейся к концу его президентства, но сейчас условия сильно изменились [5, с.79]. Подобное объяснение не могло способствовать повышению популярности Ван Бюрена на Юге.

Одновременно с письмом Ван Бюрена и по согласованию с ним появилось заявление лидера вигов. 27 апреля 1844 г. на страницах центральной вигской прессы было опубликовано открытое письмо Клея по техасской проблеме [15, р.814-817]. Его лейтмотивом являлось обращение отказаться от ратификации поступившего в сенат договора о присоединении Техаса, поскольку он был заключен без согласия Мексики и может привести к войне с ней. Кроме того, несвоевременная аннексия расколет Американский Союз и создаст финансовые трудности, связанные с необходимостью погашения техасского долга

Состоявшийся в начале мая 1844 г. конвент вигов принял первую в истории партии платформу, которая была несовершенным политическим документом. В ней только подчеркивались достоинства, заслуги и достижения кандидатов в президенты и вице-президенты Клея (Кентукки) и Т. Фрелингхайзена (Ныо-Джерси), но ни словом не упоминались Техас и рабовладение [42]. Следует отметить, что, в отличие от Ван Бюрена, позиция Клея в ходе избирательной кампании 1844 г. не была последовательной и до конца ясной. Он высказывался против немедленной аннексии, что, впрочем, не исключало возможности осуществления ее в будущем. В июле 1844 г. Клей опубликовал «Алабамские письма», в которых, опасаясь потерять голоса южан и оговорив массой условий, снял свое возражение присоединению Техаса, заявив, что главное - не рабство, а приобретение земли [22].

Национальный конвент демократической партии в Балтиморе был очень представительным. Партийные организации 25 из 26 штатов прислали свои делегации. Демократы Южной Каролины, «штата пальметто», не сформировали официальную делегацию из-за позиции Кэлхуна, но прислали своих представителей без права голоса. Конвент начался 27 мая 1844 г. с дебатов о восстановлении правила двух третей (66,6%) голосов при выдвижении кандидатов в президенты, установленного в 1832 г. и в течение предыдущих партийных съездов остававшегося в значительной степени формальным положением. Ан-тиванбюренисты решили воспользоваться этим техническим правилом, чтобы заблокировать выдвижение Ван Бюрена. Принцип двух третей был принят 28 мая 1844 г. 148 голосами против 118. Почти в полном составе за него проголосовала южная секция партии, исключая нескольких представителей Северной Каролины и Мэриленда, а 2/3 делегатов от свободных штатов высказались против. Технический принцип целиком поддержали делегации Нью-Джерси, Индианы, Иллинойса, Мичигана, а голоса представителей Вермонта, Массачусетса, Род-Айленда, Коннектикута и Пенсильвании разделились поровну [4].

Кэлхун, будучи фаворитом южных демократов, рассматривался вплоть до конвента в Балтиморе как один из главных претендентов на президентский пост. Однако весной 1844 г., занявшись техасской проблемой, Кэлхун предпочел не участвовать в президент-

ской гонке, уступив право на выдвижение от демократов умеренным сторонникам рабовладельческого курса. В противовес кандидату северных радикалов консервативные группы на конвенте выдвинули Лыоиса Касса и Джеймса Быокенена. При первой баллотировке Ван Бюрен не получил квалифицированного большинства в 177 голосов. За него проголосовали 146 делегатов из 266, что составляет около 55%. Основной соперник Ван Бюрена лидер консерваторов Касс, тесно связанный с рабовладельцами Юга, получил 83 голоса (31,2%). Первая баллотировка выявила ярко выраженный секционный характер голосования. Почти 90% представителей Юга высказались против Ван Бюрена, в то время как большинство делегатов свободных штатов, которые составляли около 3/5 конвента, проголосовали за него. В следующих турах Ван Бюрен набирал все меньше и меньше голосов. При седьмой баллотировке он получил только 99 (37,2%) из возможных 266 голосов. В то же время позиции Касса, набравшего 123 голоса (чуть более 46%), значительно усилились. Некоторые северные и западные демократы начали голосовать за Быокенена и Ричарда М. Джонсона, бывшего вице-президента в администрации Ван Бюрена (1837-1841 гг.) [27].

Ключевую роль в расстановке сил на демократическом конвенте сыграла группа умеренных рабовладельцев во главе с миссисипским сенатором Р. Уолкером, выражавшая интересы штатов Юго-Запада, ставших в 40-е гг. XIX в. экономическим центром всего плантационного хозяйства страны. В отечественной историографии утвердилось мнение о большом весе во внутрипартийной борьбе умеренных южных демократов, которые стремились на основе взаимных уступок сотрудничать с северной буржуазией при безусловном сохранении института рабства и его распространении на новые территории [1]. Неудачи Ван Бюрена в ходе конвента объясняются тайной кампанией, которую вел против него Уолкер, и сговором высших партийных функционеров [3]. С каждой новой баллотировкой колебавшиеся участники партийного конвента, видя, что Ван Бюрен терпит поражение, переходили на сторону его противников. На конвенте создалась патовая ситуация: Касс был не в состоянии получить 2/3 голосов делегатов, поскольку против него были настроены убежденные ванбюренисты. Выход из тупика виделся в избрании «темной лошадки» вроде У .Г. Гаррисона по примеру вигов, компромиссного кандидата, который устраивал бы все фракции. В такой роли мог выступить только Дж.Н. Полк, на которого заранее сделали ставку южане. Сторонники же Тайлера не получили права голоса на конвенте, а его кандидатура не рассматривалась даже во время самых острых разногласий [32].

Инициаторами выдвижения Полка, откровенного аннексиониста и рабовладельца, 29 мая стали известный историк Дж. Бэнкрофт и делегаты из Теннесси. За его кандидатуру в восьмом туре проголосовали 44 участника конвента. Но патовая ситуация на партийном съезде продолжала сохраняться. Ее преодоление Джексон связывал только с именем Полка, сторонники которого оперативно провели консультации с делегациями всех штатов. В результате перед девятой баллотировкой в поддержку его кандидатуры высказались все представители южных штатов. «Серую лошадку» одобрили демократы Кентукки, Огайо, Пенсильвании и даже Коннектикута, Массачусетса, Вермонта и Ныо-Гэмпшира. Мичиганская делегация заявила о снятии кандидатуры Касса в пользу Полка и призвала всех его сторонников из других штатов прс голосовать за нового претендента. Выступавшие на конвенте были крайне осторожны& в оценках, стараясь тщательно обойти суть разногласий. Они отдавали должное Ван Бюрену, «патриоту и государственному деятелю», но в то же время подчеркивали личные достоинства Полка. При этом радикалы видели в новом претенденте радикального демократа-«локофоко», последовательного противника Банка и «коррумпированных монополий». Умеренные рассматривали его в качестве убежденного джефферсоновца и борца с вигами в Теннесси. Труднее всего было уговорить ньюйоркцев. Руководителю ныо-йоркской делегации Б.Ф. Батлеру было направлено письмо Джексона, в котором он призвал учитывать мнение Юга и Запада, исходить из национальных интересов США, для которых Техас будет потерян навсегда, если не будет аннексирован немедленно.

Джексон заявил: «Вы могли бы скорее повернуть вспять течение Миссисипи, чем заставить демократов отказаться от аннексии Техаса» [5, с.81].

Ванбюренисты вынуждены были снять кандидатуру своего лидера с голосования. Батлер заявил о том, что необходимо сохранять единство и вести «совместную борьбу». Надежду на успех в противостоянии с вигами теперь он связывал с Полком, который, по его оценке, мог бы победить в Нью-Йорке с перевесом в пятнадцать или двадцать тысяч голосов. В изменившейся ситуации на конвенте Полк легко набрал в девятом туре квалифицированное большинство голосов и был утвержден как кандидат в президенты от демократической партии [27]. Для успокоения ванбюренистов решили выдвинуть в вице-президенты нью-йоркского сенатора Сайласа Райта. Сообщение об этом было передано ему в Вашингтон 30 мая 1844 г. по недавно изобретенному телеграфу, но он. будучи убежденным сторонником Ван Бюрена и противником аннексии, отверг это предложение. Райт предпочел баллотироваться в ноябре на пост губернатора Нью-Йорка. В результате кандидатом в вице-президенты был избран Дж.М. Даллас (Пенсильвания), который, являясь северным демократом, выступал за захват Техаса, что импонировало делегатам Юга.

30 мая 1844 г. конвент принял новую партийную программу, в которой нашли отражение в основном интересы южных демократов [12]. Платформа 1844 г. содержала главные положения платформы 1840 г., но носила откровенно экспансионистский и прорабо в лад ел ь чес к ий характер. В ней утверждалось, что согласно конституции конгресс не имеет власти вмешиваться во «внутренние институты» штатов, в том числе в вопросы рабовладения, а усилия аболиционистов опасны для стабильности Союза. Право США на Орегон и Техас провозглашалось «очевидным и бесспорным». При этом стоявший на первом месте лозунг «возвращения Орегона», импонировавший северным и западным экспансионистам, был всего лишь прикрытием для главной задачи - «реан-нексии», то есть новой аннексии Техаса вместо уже якобы имевшей место в 1803-1819 гг. Из новых положений демократической платформы следует отметить осуждение виг-ской политики продажи общественных земель с целью распределения доходов по штатам, которая вела к их подорожанию. Балтиморский конвент свидетельствовал об утрате демократами Северо-Востока, возглавлявшимися Ван Бюреном, контроля над партией. Одновременно сложился союз между демократами Северо-Запада и Юга, в котором ведущая роль принадлежала южанам.

Оценивая итоги конвента в Балтиморе, демократическая пресса констатировала факт впервые произошедшего серьезного столкновения секционных интересов в партии [8]. Благодаря Ван Бюрену, «техасский вопрос привел к разногласиям в наших рядах», но позиция большинства партии способствовала тому, что он был улажен. «Демократическая партия Севера» выступила против аннексии Техаса, полагая, что она приведет лишь к «расширению и увековечиванию рабства» [13]. Однако, борьба с Клеем и вигизмом, преодоление раскола в собственных рядах могут быть успешными только на основе национальной платформы и сплочения вокруг «нейтрального» кандидата, в роли которого выступал Полк. Консервативные демократы, рассматривая Полка как близкого друга, ученика и преемника Джексона - «Старого гикори» (вид орешника), называли его «Молодым гикори из Теннесси» [26]. Оценивая летом 1844 г. перспективы Ван Бюрена, журналисты из «Демократик Ревью» пришли к выводу, что он как политик изжил себя: «Карьера мистера Ван Бюрена как roc у дарстве н но го деятеля теперь является завершенной». Несомненно, он займет достойное место среди «великих республиканских президентов», на которое имеет полное право [23]. Однако, как показали последующие события, связанные с участием Ван Бюрена в деятельности фракции барнбернеров и партии фрисойлеров, подобные утверждения были преждевременными.

Предвыборная кампания 1844 г. проходила в условиях острой борьбы между сторонниками и противниками захвата Техаса, завалившими петициями конгресс. На Юге аннексионисты развернули мощную пропагандистскую кампанию, создавая на

надпартийной основе клубы и ассоциации. Необходимо учитывать то, что эта борьба носила не только межрегиональный характер, но и представляла собой столкновение торгово-экономических интересов различных групп населения. На Севере часть буржуазии была заинтересована в приобретении Техаса и в то же время имелись группы южных мануфактуристов и плантаторов, для которых аннексия была экономически невыгодной. Договор об аннексии Техаса обсуждался в сенате с середины мая до начала июня 1844 г. В итоге дискуссий 8 июня 1844 г. сенаторы тридцатью пятью голосами против шестнадцати отклонили договор и тем самым отложили решение техасского вопроса на неопределенное время [11]. Вигская фракция почти в полном составе и значительная часть северных демократов голосовали против вхождения в Союз Техаса. К сенатскому вигскому большинству антианнексионистов во главе с Дж.Кв. Адамеом присоединился представитель Юго-Запада демократ Т.Х. Бентон. Несмотря на то, что ранее он поддерживал техасцев, теперь же, являясь сторонником Ван Бюрена, предпочел солидаризироваться с левыми демократами [5, с.83-86,93-94].

Характеризуя свои слабые места в предстоящей предвыборной борьбе за год до нее, демократы указывали на «скудость» денежных ресурсов, в отличие от вигов, для ведения кампании и остроту внутрипартийных противоречий, которые могут оказаться «самоубийственными». Но разногласия были временно урегулированы в Балтиморе. Демократическая партия извлекла уроки из поражения 1840 г. Задолго до выборов были проведены организационные мероприятия по укреплению партийных рядов, в том числе и с участием Ван Бюрена [41]. Был образован центральный партийный комитет в составе пятнадцати человек для руководства предвыборной кампанией и создана разветвленная сеть демократических клубов и ассоциаций, через которую распространялись агитационные материалы: газеты, памфлеты, листовки, брошюры. Большое внимание уделялось подбору и подготовке ораторов и проведению общественных собраний и митингов. В ходе избирательной кампании 1844 г. демократы главное внимание уделяли техасской проблеме и пропаганде экспансионизма, выдвинув знаменитый лозунг <<54°40& или война!» [16]. Он означал требование от Великобритании передачи США огромных северо-западных территорий вплоть до границ с русской Аляской (в 1846 г. США добились передачи Орегона, но пошли на компромисс, установив границу с английскими владениями по 49-й параллели).

За несколько дней до президентских выборов в нью-йоркской прессе выступил с обращением к местным барнбернерам Ван Бюрен. Он выразил солидарность с Полком, призвав голосовать за национальный демократический список выборщиков [24]. Его мотивами были нежелание углублять раскол и стремление обеспечить победу демократов на выборах.

Ноябрьские выборы 1844 г., особенно в Нью-Йорке, по сообщениям современников, отличал небывалый масштаб разного рода нарушений, махинаций и подтасовок, имевших место при попустительстве правоохранительных органов [14]. Непоследовательная позиция Клея по Техасу предопределила его поражение. Полк получил 62% голосов выборщиков, но его перевес в голосах рядовых избирателей над Клеем был минимальным [33]. Демократическая партия рассчитывала на больший успех [31]. Существенное влияние на ход и результаты выборов оказали аболиционисты, кандидат которых Дж. Бирни набрал в 1844 г. больше, чем в восемь раз голосов по сравнению с 1840 г. - 62 300 или 2,3% от общего числа [36]. Но этот результат носил парадоксальный характер, поскольку фримены-аболиционисты отобрали голоса у Клея и тем самым способствовали победе Полка и экспансионистских сил.

Спустя десятилетие после неудачной попытки избраться президентом Ван Бюрен провел оценку американских выборов. Он писал о том, что «конституционная власть народа», направленная на пресечение злоупотреблений и замену дискредитировавших себя должностных лиц, была реализована в нескольких случаях. «Начало девятнадцатого столетия навсегда вошло в наши политические анналы тем, что показало

эту власть», которая «вновь была проявлена» в 1828, 1844 и 1852 гг. [40] Таким образом, в своей поздней оценке Ван Бюрен ставил успех Полка в 1844 г. в один ряд с самыми крупными достижениями демократов на выборах последних десятилетий, включая победу Т. Джефферсона в 1800 г. В этом он был солидарен со многими демократами, опасавшимися в случае повторной победы вигов возрождения Национального Банка и «увековечивания» господства финансовой элиты.

Провал попытки избрания Ван Бюрена кандидатом в президенты на конвенте демократов 1844 г. был связан с объективными обстоятельствами. В первой половине 40-х гг. XIX в. усилились социально-экономические и политические противоречия в обществе, созревала открытая конфронтация между Севером и Югом. Ван Бюрен в оценке сложившейся политической ситуации исходил из старых представлений о необходимости сохранения баланса секционных интересов. Он не учитывал того, что движение за аннексию поддерживала не только плантаторская аристократия Юга, оно имело большую популярность в массах фермеров и буржуазии Запада и среднеатлантиче-ских штатов. Начало 40-х гг. XIX в. ознаменовалось общим подъемом не только южного, но и северного экспансионизма. Десятки тысяч поселенцев устремились к побережью Тихого океана, в Калифорнию, Орегон и Техас. Апрельское заявление Ван Бюрена противоречило мнению большинства демократов. Непонимание общественных настроений и объективной тенденции национального развития США в направлении дальнейшей территориальной экспансии предопределило неудачу третьей попытки избрания Ван Бюрена президентом.

The article is dedicated to the debates in the political community of the USA at the beginning of 1840-th years on problem of the entering of Texas in the Union. It is shown that the collision between expansionists and anti-expansionists was connected with the presence of slavery in Texas, because the question about slavery became a main problem in political life of America. The appearance by M. Van Buren against annexation in 1844 was terminated by failure because territorial expansion was supported by the broad masses of Americans. The key words: annexation of Texas, territorial expansion of the USA, question about slavery, M, Van Buren, political struggle in 1844, anti-expansionist appearance.

Список литературы

1. Дубовицкий Г.А. Усиление позиций рабовладельцев в демократической партии в 40-е годы XIXв. // Политические партии США в новое время. М, 1981. С. 145-146.
2. История внешней политики и дипломатии США. 1775-1877 гг. М., 1994. С. 200-201.
3. Кормилец А.А., Портиков С.А. Кризис двухпартийной системы США накануне и в годы гражданской войны (конец ШО-х-1865 гг.). М., 1987. С. 15.
4. Миньяр-Белоручев К. В. Реформы и экспансия в политике США (конец 1830-х - середина 1840-х годов). М., 2005. С. 123.
5. Потокова 11.В. Аннексия Техаса Соединенными Штатами Америки: 1821-1845 гг. Ростов-на-Дону, 1986. 168 с.
6. Супоницкая ИМ. Антиномия американского Юга: свобода и рабство. М, 1998. С. 147.
7. Annexation II The American Whig Review (далее - AWR). Vol. 2. Issue 5. November 1845. P.452.
8. A Word in Season II The United States Democratic Review (далее - USDR). Vol. 14. Issue 72. June 1844. P. 559-562.
9. Congressional Globe. 25th congress. 2nd session. P. 263.
10. Congressional Globe. 26th congress. 1st session. Appendix. P. 2.
11. Congressional Globe. 28th congress. 1st session. P. 652.
12. Democratic Platform of 1844 // National Party Platforms. 1840-1960 / Сотр. by D.B. Johnson, K.H. Porter. Urbana, 1961. P. 3-4.
13. First and Second-Rate Men // USDR. Vol. 15. Issue 74. August 1844. P. 117, 122
14. First Word After the Election II USDR. Vol. 15. Тяяпр 77 Nnvpmlw 1 R4d P All.AO я.
15. History of American Presidential Elections. 1789-1968: In 4 vols. / Ed. by Schlesinger A.M., Jr. N.Y., 1971. Vol. 1-2. 1874 p.
16. Kinder hook Sentinel. 1845. January 1.
17. Letter from Martin Van Buren to W.H. Hammet. April 20, 1844 // History of American Presidential Elections.Vol.l. P. 822-829.
18. Martin Van Buren. Chronology, documents, bibliographical aids. Dobbs Ferry (N.Y.), 1969. P. 63-67, 71-72, 82, 86.
19. Martin Van Bur en&s 2nd Annual Message to Congress. December 3, 1838 // http://www.geocities.com/presidentialspeeches/1838.htm
20. Martin Van Buren&s 4th Annual Message to Congress. December 5, 1840 // http:// www.geocities.com/presidentialspeeches/1840.htm
21. Mr. Calhoun and the Democratic Review // USDR. Vol. 16. Issue 80. February 1845. P. 107-108.
22. Mr. Clay - The Texas Question IIAWR. Vol. 1. Issue 1. January 1845. P. 76-81.
23. Mr. Van Buren // USDR. Vol. 15. Issue 73. July 1844. P. 3-4, 9.
24. Mushkat J. Tammany. The evolution of a political machine. 1789-1865. Syracuse (N.Y.), 1971. P. 219.
25. Niven J. Martin Van Buren: the romantic age of American politics.- N.Y., Oxford, 1983. P. 426, 446.
26. One Last Word before the Election И USDR. Vol. 15. Issue 76. October 1844. P. 323.

27. Proceeding of the Democratic National Convention. Baltimore, May 27-30, 1844 // History of American Presidential Elections. Vol.1. P.

Научтруд |